Железный Лазарь

dadmin Газета, Статьи из газеты №45 (2018)

К 125-летию Л. Кагановича  

   125 лет назад, 22 (10) ноября 1893г., в бедной еврейской семье в д. Кабаны Киевской губернии родился человек, имя которого, по разным причинам, давно не вспоминают, а многие просто уже и не знают. Хотя именем его было даже названо московское метро, а по партийной иерархии, в какой-то период, он казался едва ли не Вторым, после Сталина, человеком. Был это видный советский партийный и государственный деятель, железный нарком сталинской эпохи, сподвижник Вождя и его соратник Лазарь Моисеевич Каганович. И мы его — именно, и, прежде всего, за то, что от Сталина, в отличие от многих «хрущевцев», он не отрекся, не предал —  давайте, все-таки, в связи с юбилеем, с достоинством вспомним.

Исходя из бедных, в Киеве, в 14 лет он пошел работать обувщиком-сапожником и почти сразу потянулся к революционной борьбе.  В 18 стал членом РСДРП (б), в 1914-15гг. вошел в киевский Комитет партии, но был арестован, выслан и продолжил свою революционную деятельность в Екатеринославе (Днепропетровске), Мелитополе и Юзовке (Донецке), где активно проявил свои организаторские способности в создании Союзов сапожников, юзовского Совета рабочих депутатов и руководстве большевистскими Комитетами. В таком качестве встретил Февральскую революцию, а с мая 1917г., находясь на военной службе, стал председателем Саратовской военной большевистской организации, членом Саратовского Комитета партии и членом исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов. Поэтому в июне был делегирован на Всероссийскую конференцию большевистских военных парторганизаций, на которой был избран членом Всероссийского бюро военных партийных организаций при ЦК РСДРП (б).

За большевистскую пропаганду был вновь арестован, однако смог перебраться в Гомель, где с сентября стал работать председателем Полесского Комитета партии и членом правления Союза кожевенников. В дни Октябрьской революции стал руководителем восстания в Гомеле, в декабре 1917г. был избран делегатом III Всероссийского съезда Советов, где вошел в состав ВЦИК РСФСР, а с января 1918г. приступил к работе уже в Петрограде. После переезда в Москву Советского правительства стал комиссаром организационно-агитационного отдела Всероссийской коллегии по организации РККА, а в  июне 1918г. был послан ЦК в Нижний Новгород, где был агитатором губкома, зав. агитотдела, председателем губкома и губисполкома.  В сентябре 1919г. был командирован на воронежский участок Южного фронта, где после взятия Воронежа Красной Армией стал председателем Воронежского губревкома, затем губисполкома, а в сентябре 1920г. был послан в Среднюю Азию членом Туркестанской комиссии ВЦИК и СНК.

Там же стал членом Туркестанского бюро ЦК РКП (б), одним из руководителей Реввоенсовета Туркестанского фронта, наркомом РКИ Туркестанской республики и председателем Ташкентского горсовета, но в 1921г. вернулся в Москву. Стал работать инструктором ВЦСПС, инструктором и секретарем Московского, а затем и Центрального комитета Союза кожевенников, а в начале 1922 г. был вновь командирован в Туркестан, где приступил к работе заведующим организационно — распределительного отдела туркестанского ЦК РКП (б). В апреле 1923г. 30-летний Лазарь XII-м Съездом РКП (б) был избран кандидатом в члены ЦК, в июне 1924г., XIII-м съездом — членом ЦК, а до 1925г. был еще и членом Оргбюро ЦК. Но назначением 7 апреля 1925г. его Генеральным секретарем ЦК КП(б)У, из состава Оргбюро был выведен и началось его восхождение к самым высоким советским партийным и государственным должностям.

А назначен он был туда по рекомендации Сталина, потому, что, во-первых, был с Украины родом, а во-вторых, в развернувшейся после смерти В. Ленина внутрипартийной борьбе Вождю крайне важно было укрепить в ней, как самой крупной после РСФСР союзной республике, свои позиции, что требовало послать туда человека, которому доверяешь. Каганович изначально и навсегда был большим сторонником Сталина, а его сильные организаторские качества позволили за годы пребывания руководителем КП(б)У провести немалую работу по восстановлению и развитию промышленности Украины, за что в 1926 г. он был, выдвинут уже и кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП (б). Однако поскольку в то время на Украине прослеживалось проведение курса на «украинизацию», т.е. поощрение украинской культуры, языка, школы, выдвижение украинцев в аппарат управления и т. д., а Каганович по своему происхождению изначально тяготел к борьбе с любым национализмом, то в этой своей борьбе он стал проявлять определенные перегибы. Его отношения в руководстве Украиной обострились, и Сталин, несмотря на свое доверие, в Москву его 14 июля 1928 г. решил, все-таки, вернуть, где в качестве заведующего сельскохозяйственным отделом ЦК Лазарь Моисеевич приступил к руководству «делом организационно-хозяйственного укрепления колхозов и совхозов и борьбой против организованного кулачеством саботажа государственных мероприятий».

Но главное, чем он в Москве занялся, и в чем, в 1930-35гг. достиг пика своего партийно-государственного восхождения — это руководство Москвой и Московской областью.  С 22 апреля 1930г. по 7 марта 1935г. Л. Каганович был избран Первым секретарем Московского областного комитета ВКП (б), а с 25 февраля 1931г. по 16 января 1934г. еще и Первым секретарем МГК ВКП (б). На этих должностях его роль в реконструкции Москвы была исключительно велика, и он навсегда вошел с ней в историю, ибо непосредственно руководил работой по составлению всего генерального плана сталинской реконструкции Москвы и архитектурного оформления «пролетарской столицы», лично давал указания архитекторам и проводил с ними многочисленные собрания. Лично руководил он и взрывом Храма Христа Спасителя, и возглавлял закладку и строительство первой очереди Московского метрополитена, почему в 1935 — 1955гг. он и носил имя Кагановича, а станция «Охотный ряд» до 1957г. была «Им. Л. Кагановича». Троллейбусные линии в Москве также были пущены Кагановичем, а первый советский троллейбус имел в его честь марку «ЛК». Была названа его именем и созданная в Москве знаменитая военно-транспортная академия, и еще многое, многое другое.

Но в первой половине 30-х годов, когда Каганович достиг своих наивысших партийно-государственных высот, он занимался далеко не только столичными делами, ибо на всех трех довоенных съездах: XVI в июле 1930г., XVII в феврале 1934г. и XVIII в марте 1939г. был избран одним из 10 членов Политбюро и одним из 9-11 человек Оргбюро, куда вновь был введен. А на XVI и XVII становится еще и одним из 4-5 секретарей ЦК ВКП (б). И потому, как руководитель сельскохозяйственного отдела ЦК, в конце неурожайного 1932г. он, параллельно с руководством Москвой, едет с комиссией на Северный Кавказ, Нижнюю Волгу, большую части Украины, Кубань, где колхозы свои задания по сдаче хлеба выполнить не смогли, и борется там с саботажем, «кулацкими и антисоветскими элементами». В эти же, 1932-33гг., активно руководит организацией в колхозах и совхозах МТС, а за успехи в развитии сельского хозяйства в Московской области становится одним из первых, кого награждают, введенным в стране высшим знаком отличия — орденом Ленина. В качестве председателя Центральной комиссии в 1933-34 гг. руководит также работой по «чистке партийных рядов», по совместительству становится руководителем Транспортной комиссии ЦК ВКП (б), а после XVII Съезда, с 10 февраля 1934г. по 28 февраля 1935г., Лазарь Моисеевич еще и Председатель Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б).

И на все это у него находятся, и силы, и время, и возможности. А в своем бережном отношении к народному хозяйству он еще запомнился тем, что всегда, в целях экономии, требовал, чтобы, уходя, все гасили свет, и, пример, подавая, гасил его даже лично. И именно оттуда, очевидно, и родился знаменитый лозунг, что «Уходя, гасите свет!» И, кроме всего этого, он всегда был одним из самых активных и близких сталинских сторонников, сподвижников и помощников, чем вызывал к себе у Вождя большое доверие. И Сталин, когда позволял себе уезжать в отпуск, в Сочи, в Москве всегда в качестве временного главы партийного руководства оставлял именно такого Кагановича. На что сам, очень преданный ему Каганович, просил, чтобы, едущие туда, на встречу с Вождем, партийные товарищи всегда передавали ему, что: «страна и партия так хорошо и надежно заряжены, что стрелок отдыхает, а дела идут — армия стреляет». И так, к середине 30-х годов, Лазарь Моисеевич, по своему влиянию и масштабности решаемых задач, превратился, фактически, во Второго, после Сталина, человека страны.

Однако после назначения Кагановича 28 февраля 1935г. на должность Наркома путей сообщения, его государственно-партийное положение во второй половине 30-х стало понижаться. Хотя Сталин назначил его — именно, и только потому, что железнодорожный транспорт в нашей огромной стране был тогда наиболее «узким местом» в народном хозяйстве, сдерживающее его экономический рост. И Лазарь Моисеевич с достоинством справился с работой и на этом направлении, и за перевыполнение плана железнодорожных перевозок, и за успехи в деле организации железнодорожного транспорта и внедрения трудовой дисциплины уже в январе 1936г. был награжден орденом Трудового Красного знамени. Принадлежала ему также и идея создания первой в СССР детской железной дороги в подмосковном поселке Кратово, но к тому же времени, к середине 1930-х, на близость к Сталину стали выдвигаться и другие партийные кадры. И Председатель Совнаркома с 1930г. В. Молотов, и А. Жданов, и Л. Берия, и, главное, сумевший уже с 16 января 1934г., причем по рекомендации именно Кагановича, занять должность Первого секретаря МГК Н. Хрущев.

Далее, под предлогом объединения, и Кагановича, что называется, «подсидев», Никита с 7 марта 1935г. становится еще и Первым секретарем Московского областного комитета ВКП (б), а Лазарю ничего не остается, как, оставив и Комиссию партийного контроля, сосредоточиться только на работе Наркома НКПС. Работу «железного сталинского наркома» он продолжает, с 22 августа 1937г. по 24 января 1939г., став Наркомом тяжелой промышленности СССР, а с 5 апреля 1938г. еще и, параллельно, Наркомом путей сообщения СССР. С августа 1938 г. еще и, одновременно,  он — заместитель Председателя СНК СССР, далее, уже параллельно и с этим, с 24 января по 12 октября 1939г. — Нарком топливной промышленности, а с 12 октября 1939г. по 3 июля 1940г. — Нарком нефтяной промышленности. И, кроме всего этого, «железный Лазарь» всегда был решительным сторонником борьбы с саботажем, вредительством, антисоветскими элементами, кулаками и шпионами, чем в 1937- 38гг. активно занимался. В качестве члена Политбюро ЦК ВКП (б), для партийных и советских «чисток», совершив ряд поездок по Киевской, Ярославской, Ивановской и Западной областям.

Начало Великой Отечественной войны встретил в должности Наркома путей сообщения, и под его руководством шли все работы по эвакуации промышленных предприятий и населения в восточные районы страны обеспечением бесперебойных железнодорожных перевозок. Для придания же работе НКПС большей весомости, 20 февраля 1942г. и до окончания войны был введен в состав ГКО, однако в связи с огромными военными трудностями именно ГКО и отстранил его 25 марта 1942г. от этой должности на время: Лазарь Моисеевич был назначен членом Военного Совета Северо-Кавказского, а затем Закавказского фронтов, и по поручению Ставки участвовал в организации обороны Кавказа. 4 октября 1942 г. командный пункт Черноморской группы войск под Туапсе, где находился Каганович, разбомбили, несколько генералов погибло на месте, а сам нарком был ранен осколком в руку. С 26 февраля 1943г. по 20 декабря 1944г. он вновь Нарком путей сообщения, а 5 ноября 1943г., за всю его доблестную наркомовскую деятельность, ему было присвоено звание Героя социалистического Труда.

Ближе к концу войны Каганович стал уже более отходить на мирные и хозяйственные должности: с конца 1944г. он — зам. председателя Совнаркома, а с 19 марта 1946г. по 6 марта 1947г. — министр промышленности строительных материалов. Правда, с 3 марта 1947г. он вновь, вместо Хрущева, назначается Первый секретарем ЦК КП(б) У, но 26 декабря происходит обратная рокировка: Хрущев руководить КП(б)У на Украину возвращается, а Каганович с 9 января 1948г. по 10 октября 1952г. работает председателем Госкомитета СМ СССР по материально-техническому снабжению народного хозяйства. И, кроме того, после войны он стал несколько терять расположение Вождя, Сталин с ним реже встречался и к себе на вечерние трапезы больше не приглашал. После XIX съезда КПСС Каганович хоть и был избран 16 октября 1952г. в состав расширенного Президиума ЦК КПСС, и даже в его Бюро ЦК, но в отобранную лично Сталиным «пятерку» наиболее доверенных руководителей партии уже не вошел, а членом Президиума продолжал оставаться до окончания своей политической деятельности 29 июня 1957г.

После смерти Сталина влияние Кагановича вновь как бы возросло и с марта 1953г. он стал одним из 4-х заместителей Председателя Совета Министров СССР, чтобы контролировать несколько, близких ему министерств. Он также активно поддерживает все меры по пересмотру «дела врачей», прекращению в стране антисемитской кампании, а в июне 1953г. и Хрущева с Маленковым по устранению Берии. С 24 мая 1955г. по 6 июня 1956г. он уже только Председатель Госкомитета СМ СССР по вопросам труда и заработной платы, и занимался разработкой нового пенсионного законодательства, по принятию которого пенсию стали получать уже все слои населения. С 3 сентября 1956г. по 10 мая 1957г. — просто министр промышленности строительных материалов, а в июне 1957г., после неудачной попытки смещения Хрущева, он, как и ряд других, старых соратников Сталина, был объявлен членом «антипартийной группировки Молотова — Маленкова — Кагановича» и снят со всех постов.

Далее, до конца 1961г., Каганович еще 4 года работал в Асбесте, в 1957 -1958 гг. приезжал в Москву на сессии Верховного Совета, а в декабре 1961г. был исключен из КПСС. Несмотря на многочисленные прошения, в партии так восстановлен и не был, однако имел ранг персонального пенсионера союзного значения и соответствующие этому статусу привилегии. В личной жизни был женат на Марии Марковне Приворотской (1894 — 1961) и после ее кончины от одиночества сильно скучал. Стал часто выходить в большой двор своего дома, где в компании сверстников-пенсионеров увлекся игрой в домино и стал даже признанным чемпионом своего квартала. От Сталина Лазарь Моисеевич не отрекался никогда, а 25 июля 1991г., в возрасте 97 лет, скончался. Урна с прахом захоронена на Новодевичьем кладбище, где закончился весь его, такой большой по нашей Советской земле путь. За годы которого, на благо Советской Родины, он — Герой социалистического Труда, был награжден 4 орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени и различными медалями. За что низкое ему спасибо и Память!

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!