Запад — всегда фашизм

admin Газета, Статьи из газеты №24 (2017)

Фашизм в широком толковании — это надменно-циничное превосходство какой-то, или каких-то рас или наций над остальными, полагаемыми «недоделками» и «людьми второго сорта», и может быть выражено как в насильственно-силовом варианте, как при Гитлере, но может и иначе. А как, ответ дает поистине гениальное понимание застреленного в 1935г. радикального сенатора-демократа Хьюи Пирс Лонга (за что, очевидно, и был застрелен), что «когда фашизм придет в США, он будет называться антифашизмом». Цитата позднее приобрела интерпретацию, что «фашисты будущего будут называться антифашистами», и делать это им придется потому, что выдавать себя в варианте чисто гитлеровском станет неприличным и непристойным. И лучше, как сейчас на Западе, в макияже «борьбы за свободы, права, демократии и толерантности», но отчего сути своей фашизм не меняет. Все то же навязываемое — в разных формах и по-разному, облачаясь, при необходимости, даже в тогу «антифашистов» — превосходство «цивилизованных сверхчеловеков» над остальными «второсортными». Отчего Запад — всегда фашизм.

А теперь об одной только, но очень уже широко выраженной форме его проявления в «переписывании», как сейчас принято говорить, Истории Великой войны. Когда советские освободители представляются уже или почти никем, или даже «оккупировавшими цивилизованный Запад» пришедшими с Востока «русскими гуннами». Причем «переписывание» такое «цивилизованными» началось много раньше, практически, сразу после Войны. Заимствую опыт, как вы думаете, у кого? Правильно, у глашатая фашизма Геббельса. А как, поясним на одной деликатной теме, но для начала выдержки из «Памятки немецкому солдату», идущему на Восток, которой его напутствовал Гитлер. «Помни и выполняй: 1. Нет нервов, сердца, жалости — ты сделан из немецкого железа. 2. Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик. 3. Уничтожай все живое, сопротивляющееся на твоем пути, имея в виду, прежде всего, «расово неполноценных» русских, украинцев, белорусов».

И что исполнение этой «Памятки» «цивилизованными арийцами» принесло советским людям, показал Нюрнбергский процесс: только гражданского населения погибло 13,7 млн. — и как! В муках, страданиях и пытках, и, практически, не осталось ни одной семьи, кого бы это не коснулось, не было ни одного солдатского сердца, которое бы за все содеянное не мечтало врагу отмстить, покарать! И Илья Эренбург, в частности, именно к этому в своих лозунгах и призывал. На родной земле, что «если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал. Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину. Убей!» (24.07.42). А когда война близилась к концу, и советский солдат готовился ступить на территорию Германии, звал, что «нам не нужны белобрысые гиены. Этим белобрысым ведьмам от нас не спастись» (25.11.44) «Они мечутся туда и сюда, скулят под гранатами и вьюгами — ведьмы и упыри Германии. Беги, гори, вой смертным воем — настала расплата. Не должно быть ни пощады, ни снисхождения» (31.01.45). А перед самым переходом границы из Польши в Германию 18 января 1945г. появилось воззвание-листовка, авторство которой Эренбурга не подтверждено, но, исходя из всего, наиболее вероятно. «Убивайте, убивайте! Нет такого, в чем немцы не были бы не виновны. Раздавите фашистского зверя насмерть в его собственной берлоге. Сбейте расовую спесь с германских женщин. Берите их, как законную добычу!»

И тут сделаем паузу, и представим, что именно Ты — Советский солдат, у которого убили мать и отца, разбомбили дом твоих ближних. И какие чувства после всего этого, пройдя по истерзанной оккупантами родной земле, видя замученных женщин и детей, сожженные и разрушенные города и деревни Тобой будут обуревать? Да только те, к которым взывал Эренбург: убивать, убивать, давить зверя в берлоге и сбивать расовую спесь с белобрысых гиен! Что и нравственно и справедливо, и в боевых частях даже проводились митинги и собрания на тему «Как я буду мстить немецким захватчикам», «Мой личный счет мести врагу», где вершиной правосудия провозглашались принцип «Око за око, зуб за зуб!» и лозунг «Убей немца!». Акты мести, срывы возмездия были неизбежны — и они просто не могли не быть, но…

Но был и Сталин, воспринимавший все не в эмоциях, а с целью не подорвать высокую репутацию Советского бойца и всего Советского народа, которых еще в 1942г. напутственно предупреждал, что «Гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остается» (Приказ № 55 от 23 февраля 1942г.). А 19 января 1945г. при переходе границы, при том, что негативные явления в армии-освободительнице наносили ощутимый урон престижу Советского Союза и его вооруженным силам, и могли отрицательно повлиять на будущие взаимоотношениям со странами, через которые проходили наши войска — в своем специальном приказе «О поведении на территории Германии» был еще тверже. Касаясь, в том числе, и деликатной темы «белобрысых гиен»: «Офицеры и красноармейцы! Мы идем в страну противника. Каждый должен хранить самообладание, каждый должен быть храбрым… Оставшееся население на завоеванных областях, независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли, не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяются половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования виновные будут расстреляны».

Скажем сразу, что далеко не все это для себя приняли, и для многих это было большой неожиданностью, часто внутренне даже отвергалось. Но командование и политорганы приказ к исполнению приняли, и меры предосторожности против насилий и бесчинств по отношению к немецкому населению — дополняя соответствующими директивами и объявляя такого рода действия преступными и недопустимыми, а виновных в них лиц предавая суду военного трибунала вплоть до расстрела — принимать стали. Так 21 января 1945 г. командующий 2-м Белорусским фронтом маршал К. Рокоссовский издал приказ № 006, призванный «направить чувство ненависти людей на истребление врага на поле боя», карающий за мародерство, насилия, грабежи, бессмысленные поджоги и разрушения. 27 января такой же приказ издал командующий 1-м Украинским фронтом маршал И. Конев. А 29 января во всех батальонах 1-го Белорусского фронта был зачитан приказ маршала Г. Жукова, который запрещал красноармейцам «притеснять немецкое население, грабить квартиры и сжигать дома». Советский Союз должен был показать народам Европы, что на их землю вступила не «орда азиатов», а армия цивилизованного государства, почему чисто уголовные преступления приобретали политическую окраску, а органы НКВД регулярно информировали военное командование о своих мерах по борьбе с фактами разбоя в отношении мирного населения.

И, все-таки, что было реально? Были случаи изнасилования и «сбивания спеси»? Были. Наплыв чувств мести у наших людей был огромен, были — и просто не могли не быть! — и психологические срывы, особенно среди тех, кто потерял свои семьи. И в первые дни прихода Красной Армии ее бойцами действительно допускались эксцессы, ограбления, насилия, но в систему это не превратились. Для чего пришлось, и не раз, разводить в сознании понятия «фашист» и «немец», а разного рода «чрезвычайные происшествия и аморальные явления» тщательно особыми отделами и политработниками фиксировать, и, при необходимости, строго наказывать. Но каковы цифры? А цифры такие, что по 7 армиям штурмовавшего Берлин 1-го Белорусского фронта было зафиксировано и осуждено: изнасилований немецких женщин — 72, грабежей — 38, убийств — 3, прочих незаконных действий — 11. И это за две недели штурма. А вообще по данным военной прокуратуры, «в первые месяцы 1945 г. за совершенные бесчинства по отношению к местному населению было осуждено военными трибуналами 4148 офицеров и большое количество рядовых. Несколько показательных судебных процессов, над военнослужащими завершились вынесением смертных приговоров виновным».

Вот так все было. И изнасилования, и грабежи. И я далеко не уверен, что, окажись в ситуации, когда фашисты бы убили моих мать и отца, с какой-нибудь «белокурой гиены» за все, содеянного ее мужем, «расовую» или еще какую иную «спесь не сбил». И, все-таки, для подавляющего большинства советских воинов характерным стало преодоление естественных мстительных чувств и способность по-разному отнестись к врагу — сопротивляющемуся или поверженному, и, тем более к гражданскому населению.

Но все это с нашей, советской стороны, а Геббельс и его пропаганда, чтобы попугать население и до предела усилить сопротивление, про «орду азиатов» говорили совершенно, обратное. Что «в лице советских солдат мы имеем дело со «степными подонками». В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от 10 до 70 лет». «Русские — узкоглазые монголы», безжалостно и без раздумий убивающие женщин и детей. Насилуют даже монахинь, а потом голыми гоняют по улицам». И потому, чтобы «большевизированные монгольские и славянские орды, немедленно насиловавшие женщин и девушек, заражая их венерическими заболеваниями и оплодотворяя их будущей расой русско-германских полукровок», инстинктами своими степными не творили такое — стоять, защищать их немецкому солдату надо до последнего.

Так говорили Геббельс и его пропаганда, но уже очень скоро по окончании войны, в 1946-47г. подобным образом заговорил и «цивилизованный», бывший даже союзническим Запад, заговорили «демократические» США. И тему эту «антифашистские» фашистские наследники Геббельса — помните, о чем говорил сенатор Лонг, стали развивать и дополнять уже по-своему, «толерантно». Что «только в Берлине (очевидно, нашли время, когда рейхстаг брали?) изнасиловали 100 тыс. женщин». Что «каждая 6-я восточная немка вне зависимости от возраста была минимум один раз изнасилована красноармейцами». Что «ордой» «было изнасиловано порядка 2 млн. немецких женщин, многие из которых (если не большинство) перенесли это унижение по нескольку раз».

И все это — хоть тогда, хоть сейчас — для чего? А чтобы показать, что «американцы — гуманисты и кормильцы, а русские — грабители и насильники». И «освободительная миссия» СССР в Европе — никакая не миссия, а «оккупация, новое порабощение» стран, оказавшихся в сфере советского влияния. За которую, потеряв даже 27 млн., надо «покаяться» и даже «возместить «ущерб» уже и, как правопреемницы Советского Союза — России. И идут на подобное, и государства бывшего соцлагеря. И бывшие союзные, тяготеющие к Западу, республики СССР. И противники СССР во Второй мировой войне, и союзники по антигитлеровской коалиции.

И тогда давайте обратимся и к тому, какой «гуманизм» несли тогда «настоящие победители» с Запада. Ну, например, французы, у которых только «за первый день (23 апреля 1945г.) пребывания французских войск в Штутгарте было зарегистрировано 1198 случаев изнасилований немецких женщин», причем в полиции оказалось и несколько заявлений об их убийствах. «Досталось» женщинам и итальянским, и, скажем, при взятии союзническими войсками итальянского города Монте-Кассино в первых числах июня 1944г., за несколько дней до высадки союзников в Нормандии, марокканцы Французского экспедиционного корпуса изнасиловали около 3 000 женщин и девочек всех возрастов. А многие еще и погибли в результате изнасилования группового. А как несли «толерантность гуманные американцы»? А так, что с одной стороны, за изнасилования и убийства после вступления на территорию Германии в армии США было казнено 69 чел. Но зато со стороны другой, чтобы «гуманизм» такой максимально обезопасить, ибо «победители» стали распространять и переносить еще и венерические заболевания, и «за первые 6 месяцев американской оккупации уровень их возрос в 20 раз по сравнению с уровнем, который был в Германии прежде» — туда, в зоны оккупации, ежемесячно стали поставлять 50 млн. презервативов. И, представляете, с какой тогда интенсивностью они «доблестными гуманными воинами» армии США в зонах «толерантно» использовались, если в таких количествах поставлялись! Какая трогательная «забота» о них!

Вот такими были реалии, о которых Запад всегда молчит, а «соринку в глазу советском, теперь русском», до размеров «бревна» раздувая, всегда ищет. Ибо фашизм на Западе, как был, так — меняя личину, что тонко в свое время подметил Лонг, на «антифашизм, свободы и демократии» — фашизмом и остается. В превосходстве, в любых формах это показывая, «цивилизованных сверхчеловеков» над «неполноценными недоделками», отчего Запад — всегда фашизм.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!