Январь – месяц рубцовский

dadmin Газета, Статьи из газеты №1 (2019)

Поэт – тот человек, который в мире бесконечности чувствует своей душой нить времени, касаясь её своим словом, извлекаемым из глубин народной памяти и из собственной души. Среди поэтов, пристально всматривающихся в душу России в то время, когда в литературе особенно остро встают вопросы разрушения деревни, традиций национальной культуры, русского менталитета, Николай Рубцов занимает особое место, потому что его творчество стало зеркальным отражением духа народа.

Лирический герой поэзии Рубцова берёт из животворных корней русской культуры образы и слова, которые звучат как молитва о сохранении отечественных святынь родной земли:

…Россия! Как грустно! Как странно поникли и грустно

Во мгле над обрывом безвестные ивы мои!

Пустынно мерцает померкшая звёздная люстра,

И лодка моя на речной догнивает мели.

И храм старины, удивительный, белоколонный,

Пропал, как виденье, меж этих померкших полей,-

Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,

Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей!..

В наше тревожное время, когда апатия и нравственная глухота значительной части нашего общества стала непреложным фактом, когда русская культура сталкивается с разрушительной силой бездуховности, а на фоне прекрасных творений русской словесности маячит Вавилонская башня «массовой культуры», поэзия Николая Рубцова особенно важна своим внутренним пафосом. По мнению поэта Юрия Кузнецова, она воспринимается нами, как «Охранная грамота» государства:

…Россия, Русь! Храни себя, храни!

Смотри, опять в леса твои и долы

Со всех сторон нагрянули они,

Иных времён татары и монголы…

Слово рождает художник, и сначала кажется, что оно принадлежит только ему, но если смог он соединить своё поэтическое слово с народным сознанием, с памятью прежних лет, которую «хранит душа» «до вечного покоя», то и читатель становится хозяином этого слова:

…Боюсь, что над нами не будет таинственной силы,

Что, выплыв на лодке, повсюду достану шестом,

Что, всё понимая, без грусти пойду до могилы…

Отчизна и воля – останься, моё божество!..

Литературная биография нашего города была бы неполной, если бы в ней не было отведено место русскому национальному поэту Николаю Рубцову, которому 3 января 2019 года исполнилось бы 83 года. Жизнь его трагически оборвалась 48 лет назад. Судьбой ему было отпущено всего 35 лет земного существования, но они просияли так ярко перед нами, что оставили неизгладимый след в необъятном просторе русской литературы. Чтобы понять поэзию Рубцова глубоко и искренне, нужно пристально всмотреться в историю его драматической жизни, в щемящую горечь сиротской доли и при этом заметить, что он никогда не роптал на собственную судьбу. Война лишила его родителей, детство прошло в вологодской глубинке, в селе Никольском, среди детей, которые оказались, как и он, в детском доме, среди сельских жителей и неповторимой северной природы. Может быть, поэтому он интуитивно почувствовал, что именно здесь обитает трепетное поэтическое слово, хранящее душу народа. Может быть, поэтому последние волны русской самобытной культуры вошли глубоко в его поэзию, обозначив в стихах незамутнённую нежность к Родине, к русской природе Севера, погрузив в мироощущение художника слова, испытывающего сыновьи чувства к Родине, к её прошлому, настоящему и будущему:

…Здесь каждый славен – мёртвый и живой!

И оттого, в любви своей не каясь,

Душа, как лист, звенит, перекликаясь

Со всей звенящей солнечной листвой,

Перекликаясь с теми, кто прошёл,

Перекликаясь с теми, кто проходит…

Здесь русский дух в веках произошёл,

И ничего на ней не происходит…

Следует заметить, что ленинградский период жизни был очень важен для поэтической жизни Николая Рубцова: он открыл ему горизонты русской культуры, способствовал погружению в лабораторию поэтического слова не только классиков русской литературы, но и талантливых поэтов-современников: Глеба Горбовского, Иосифа Бродского, Александра Кушнера, Виктора Сосноры, Александра Морева, Светланы Молевой и многих других поэтов. Все они несли в себе большой заряд внутренней энергии и неповторимости века. Именно в ленинградский период жизни Рубцов становится на невидимый путь служения литературе, когда поэт начинает видеть мир глазами своего народа, ощущать себя сыном России. В эти годы были написаны многие его поэтические шедевры, в том числе «Видения на холме», «Берёзы», «Добрый Филя».

В Ленинград Николай Рубцов впервые попадает в марте 1955 года, когда оставил учёбу в горно-техническом техникуме г. Кировска Мурманской области. Он устраивается слесарем-сборщиком на испытательном полигоне в Приютино. Здесь же живёт его брат Альберт, который помогает ему обустроиться на новом месте. В том же году Николая Рубцова призывают в армию, где до осени 1959 года он служит на Северном флоте, на эсминце «Острый». А после демобилизации возвращается в Ленинград и устраивается на Кировский завод сначала кочегаром, а потом шихтовщиком в копровый цех завода. Утром спешит по улицам города с его «дремотным небом», «под бушлатом ёжась», «сливаясь с потоком едущих и идущих» к проходной завода, из своего общежития (за Обводным каналом, Севастопольская, дом 5, кв.22.) В газете «Вечерний Ленинград» 5 мая 1961 года будет напечатано его стихотворение «В кочегарке» за подписью: «Николай Рубцов, кочегар Кировского завода». Стихотворение автобиографично, рассказывает о том, как бывшему «флотскому» рабочий вручает «лопату, как награду» со словами: «Бери, матрос!»

В 1960 году поэт начинает посещать занятия в литобъединении «Нарвская застава» в ДК им. Горького. Руководитель ЛИТО Игорь Михайлов пишет в воспоминаниях, что «даже на таком фоне сразу обращала на себя внимание индивидуальность Николая Рубцова», привлекали стихи молодого поэта, удивительно жизнелюбивые, в которых «некая рисовка молодой души маскировала собой подлинную влюблённость в море». Как и другие начинающие поэты, работавшие на Кировском заводе, он посещал литературный кружок при газете «Кировец» и участвовал в сборнике «Первая плавка», где было помещено пять его стихотворений. Поэт начинает остро чувствовать воздух времени на поэтических турнирах молодых поэтов, творческих вечерах, где сразу же заметили худенького, невысокого паренька, который всей душой тянулся к поэзии. Четыре года службы в северных морях простым матросом на эсминце «Острый» не прошли для него даром: он написал уже немало стихов, напечатал их во флотских газетах, в коллективном сборнике «На страже Родины любимой», в альманахе «Полярное сияние».

В Ленинграде Николай Рубцов знакомится со многими поэтами, в числе которых был и Борис Тайгин, который тоже был членом ЛИТО «Нарвская застава» и был увлечён вместе с Русланом Богословским изготовлением виниловых пластинок для записи песен певцов-эмигрантов, но также печатал и распространял самостоятельно произведения Глеба Горбовского, Михаила Ерёмина, Геннадия Алексеева и других поэтов, оформляя это в самиздатовские книжки на своей печатной машинке «Колибри».

Первого июня 1962 года на квартире Бориса Тайгина, на 10 линии ВО, произошла встреча двух поэтов, которые за полтора месяца подготовили и издали сборник Николая Рубцова «Волны и скалы». Всего было изготовлено 6 сборников. Авторский экземпляр, предназначенный для Рубцова, отличался от остальных тем, что в некоторых местах там был использован типографский шрифт, а на обложке полукартона была акварель самого поэта. Этим сборником поэт очень гордился, всегда носил его с собой, и именно этот экземпляр он предъявил членам приёмной комиссии в Литературном институте им. Горького в Москве.

Николай Рубцов в ленинградский период с огромным интересом относился ко многим поэтам-современникам. Его занимала сама атмосфера молодёжных выступлений, где можно было услышать или самому прочитать что-то неожиданное. А с такими поэтами, как Глеб Горбовский, Александр Морев, Валентин Горшков, его связывала тесная дружба. Все они почувствовали в стихах Рубцова что-то своё, рубцовское, неповторимое, увидели, что он острее других осмысливает контрасты времени, что у него была легкоранимая душа, и предсказывали ему большое будущее. Но голос Рубцова пока «ещё тонул в окружающих голосах», и это острее всех почувствовал Глеб Горбовский, который, вместе с тем, увидел в нём огромный потенциал, заметил рост его поэтического таланта, а позже написал: что Рубцов в этот период «только присматривался к хору своих собратьев, а самое главное – к самому себе», «живя настороженно внутренне и снаружи скованно, словно боялся пропустить и не расслышать некий голос, который вскоре позовёт его служить словом тем верховным смыслам и значениям, что накапливались у поэта с детских лет и переполняли ему сердце любовью к родному краю, любовью к жизни, терзающую боль близкой разлуки с которой он уже ощутил ещё на пороге духовной зрелости».

Рубцовский центр Санкт-Петербурга возник 25 лет назад  в 1993 году на базе ЛИТО «Балтийский парус» по инициативе поэта и публициста Сергея Сорокина (Вакомина). Руководителями ЛИТО были известные поэты нашего города: Владимир Алексеев, Николай Кутов, Нина Альтовская, Светлана Молева, Николай Рогов, под руководством которого в 1991 году был выпущен одноимённый сборник «Балтийский парус», а в 1995 году при содействии Рубцовского центра ЛИТО выпустило в свет первый номер альманаха «Остров», который сразу нашёл свой путь к читателю, поставил работу с поэтическим словом на высокий уровень и открыл литературные резервы Петербурга. В настоящее время Рубцовский центр СПб принимает активное участие в пропаганде творческого наследия Николая Рубцова, участвуя во Всероссийских Рубцовских чтениях, в ежегодных фестивалях «Рубцовская осень», проводимых в Вологде и Николе, в текущей работе Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России. Культурная программа центра направлена на то, чтобы заинтересовать читателей библиотек города творчеством Рубцова, но больше всего нас вдохновляет тесное сотрудничество с библиотекой им. Николая Рубцова (ул. Шотмана, 7), где находится литературный музей поэта, проходят концерты, выставки художников, Рубцовские чтения.

В мае 2001 года, по инициативе Рубцовского центра, в СПб, у Кировского завода (пр. Стачек, 47) была торжественно открыта мемориальная бронзовая доска Николаю Рубцову, работавшему на заводе с ноября 1959 по сентябрь 1962 года Авторы мемориальной доски – Владимир Степанович и Сергей Владимирович Ивановы и архитектор – Станислав Павлович Одновалов. На открытии присутствовали представители общественности, дочь поэта Елена Николаевна Рубцова, генеральный директор ОАО П.Г.Семененко.

Ежегодно 3 января в 12-00, Рубцовский центр СПб, приглашая жителей города и Ленинградской области, проводит торжественное возложение цветов к мемориальной доске, проводит акцию «Читаем Рубцова», осуществляет радиоперекличку с другими Рубцовскими центрами страны.

Свет надежды, щедро исходящий от рубцовского самобытного искреннего слова, становится живой нравственной силой русского духа, способного решать коренные этические проблемы своего времени. В поэзии Рубцова можно увидеть все грани его поэтического таланта, потому что его слово является само по себе уникальным и служит высокой цели: силой пророческого прозрения, сердечным порывом к надёжному, вечному дому – РОССИЯ, воспитывать подлинного гражданина своей страны, вдумчивого читателя, с которого и начинается путь к духовному национальному возрождению Родины.

Любовь ФЕДУНОВА,

руководитель Рубцовского центра Санкт-Петербурга.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!