Я – Лева Задов…

dadmin Газета, Статьи из газеты №32 (2019)

Кто хоть раз видел фильм «Хмурое утро» (1959г.), уже никогда не забудет персонаж, совершенно блистательно сыгранный народным артистом СССР Вл. Винокуровым – полноватый, весь в завитых кудряшках и короткой поддевке, какие в провинции носили опереточные знаменитости и куплетисты, на характерном одесско-еврейском сочно-блатном жаргоне постоянно предупреждавший: «Я – Лева Задов, со мной шютить не надо. Убери зубы, а то вирву! Я бью два раза – раз по голове, а другой в крышку гроба». Или: «Я Левка Задов, со мной брехать не надо, я тебя буду пытать, ты будешь отвечать. Засыписся, котик». И не забудет настолько, что этот Лева стал даже нарицательным персонажем, но если всерьез, то был ли он вообще или это просто задумка авторов, чтобы таким образом как-то окарикатурить батьку Махно?

А был! И в историю с определенным знаком точно вошел, вот только звали его Львом Николаевичем Задовым-Зиньковским, и был он не в завитых кудряшках с поддевкой, а, по типу Котовского, бритоголов, и биография его с политическими метаниями была очень оригинальна. А родился Лева 11 апреля 1893г. в еврейской семье Николая (Юделя Гиршевича) Зодова в еврейской колонии Веселая близ пос. Юзовки Екатеринославской губернии. Папа был беден, но детей делал почти ежегодно (всего их было 4 брата и 6 сестер), и в 1900г., имущество, распродав, переехал в Юзовку (Донецк), где занялся извозом, а Зодовы стали Задовыми. Подросший крепыш Лева какое-то время работал грузчиком на мельнице, а потом, в 1912г., на металлургическом заводе каталем – загружал плавильные печи. Сблизился там с анархистами, вступил в их небольшую группу, и занялся грабежами, правда, не «обычными», а идейно мотивированными. Когда грабили учреждения и отдельных состоятельных граждан, пополняя тем самым партийную кассу, что на партийной «фене» называлось экспроприацией. Трижды участвовал в налетах и Лева: в Рутченково на артельщика местного рудника, в с. Корань (возле Мариуполя) – на почтовую контору, на станции Дебальцево – на железнодорожного кассира, но на четвертом, в 1913г., был пойман и осужден на 8 лет. Отбывал наказание в Бахмутской, Луганской и Екатеринославской тюрьмах, но отсидел половину срока – спасла амнистия, объявленная Временным правительством.

Вернулся в Юзовку, где его, как человека сведущего, и к тому же пострадавшего за народное дело, избрали в городской совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, а после Октября он примкнул к большевикам. Весной 1918г. стал красноармейцем, воевал с петлюровцами и казаками атамана Краснова, и даже командовал боеучастком под Царицыном, но осенью вернулся на Украину и, как анархист, вместе с младшим на 5 лет братом Даниилом присоединяется в Гуляй Поле к Махно. В ноябре участвовал в формирования отрядов в селах Юзовского, Гришинского и Мариупольского уездов, затем возглавлял комиссию по реквизиции, но поскольку повстанческая армия «батьки» сильно разрослась, возникла необходимость и в создании ее контрразведки. После захвата г. Александровска ее начальником был назначен Лев Голик, а помощником – Лев Задов, который, в частности, руководил одной очень интересной операцией в г. Умани. Где в штаб-вагоне С. Петлюры должна была состояться якобы его «примирительная» встреча с представителями Махно, а «задовцы» готовили здесь на него покушение. Но петлюровцы что-то заподозрили и встречу отменили.

В начале марта 1919 г. Лева участвовал в штурме Мариуполя, после чего здесь и в Бердянске создавал «гражданские отделы» контрразведки, занимавшиеся снабжением армии, а летом она вообще разделилась на армейскую и корпусную. Задов стал начальником контрразведки 1-ого Донецкого корпуса и тогда же руководил расстрелом командира «Железного полка» коммуниста М. Полонского с группой товарищей, заподозренных в заговоре против Махно. Отношения «батьки» с красными все более осложнялись, а когда после победы в декабре 1919г. РККА над Деникиным ему еще и был отдан приказ, выдвигаться на польский фронт, а он отказался, то 9 января 1920г. был объявлен «вне закона», и на его штаб в Александровске было совершено нападение. В таких условиях Лев с Даниилом были в числе тех, кто спасли заболевшего тифом Махно, помогли вырваться в Гуляй-поле, спрятав в укромном месте, а сами подались в Донбасс, к родне.

Весной, после выздоровления, «батька» серьезно укрепил свои ряды до 10 тыс., вернулись и братья Задовы, и начал боевые действия уже против красных, в частности, с частями 1-й Конной. Однако в условиях наступления Врангеля, когда белые осенью заняли и Гуляй-поле, 2 октября заключил Старобельское советско-махновское соглашение и, действуя вместе с РККА, 26 октября свое Гуляй-поле освободил. После чего Задов был назначен комендантом Крымского корпуса, направленного для форсирования Сиваша и штурма Перекопа, и положил корпус там немало голов. Однако, разгромив Врангеля и 17 ноября освободив Крым, командующий Южным фронтом М. Фрунзе ультимативно предложил «батьке» или войти со своими отрядами в РККА вообще, или он опять будет объявлен «вне закона». Махно с таким подходом согласиться не мог, красные на махновцев 26 ноября внезапно напали, Задов с остатками корпуса к «батьке» пробился, и 14-18 декабря, понеся большие потери, Махно с небольшим отрядом удалось таки вырваться на оперативный простор. А в августе 1921 г., разоружив наряд пограничников, Лева обеспечил «батьке» и группе в количестве 77 человек переправу через Днестр в Румынию, где все они сдались местным властям.

Начался период эмиграции, братья проживали в Бухаресте, зарабатывая сезонными работами, а заодно сменили и фамилии: Лева стал Зиньковским, а Даниил – Зотовым. А в 1924г. румынская разведка («сигуранца») предложила им сотрудничество за участие в диверсионной группе на территории Советской Украины, чем «батька» и Лева и решили воспользоваться, но только совершенно в других целях. Чтобы достать клад, зарытый в Дибровском лесу на черный день, и 9 июня по подготовленному разведкой «коридору» шестеро всадников-«диверсантов» перешли границу. После чего Лева тут же сказал: «Хлопцы, ну его к черту, этот террор. Пошли сдаваться», что и было сделано. И после допросов и уточнений всех, кроме него, освободили из-под стражи, запретив выезд из Харькова до полного выяснения обстоятельств, а он, оставленный, попросил, что если ему будет грозить расстрел, то пусть хоть принесут на прощанье чекушку водки.

Однако органы решили использовать его богатый опыт работы в разведке и контрразведке, а также большой авторитет среди махновцев, и привлекли к нелегальной работе в ГПУ. К тому же на него распространялась уже и амнистия 1922 года для бывших махновцев, и братья были зачислены на службу. Лев – в иностранный отдел одесского ОГПУ, а Даниила направили в ИНО ОГПУ в Тирасполе Молдавской АССР. В Одессе Лева числился «специалистом по Румынии» и 13 лет руководил работавшей там агентурой ОГПУ, получившей кодовое название «Скрипачи», и группа имела определенные успехи. Один из ее агентов («Тамарин») работал в генштабе румынской армии, а другой («Турист») возглавлял разведку штаба 3-го армейского корпуса, дислоцированного в бывшем тогда в составе Румынии Кишиневе. В Одессе Задов-Зиньковский женился, и родились двое детей: дочь Алла и сын Вадим, имел  и определенные награждения. В 1929г. благодарность ГПУ УССР и 200 р. за ликвидацию крупного диверсанта Ковальчука (Лева во время операции был даже ранен в руку); в 1932г. именное боевое оружие, а в 1934г. денежное вознаграждение за ликвидацию группы террористов.

Но когда «сигуранца» «Скрипачей» разоблачила, это показалось подозрительным и стали усиленно искать виновных. И таковыми, с учетом их анархического и махновского прошлого, и показались братья Задовы: Лев Зиньковский, и Даниил Зотов. 26 августа 1937 г. Лев был арестован и обвинен «за связи с закордонным центром Махно с целью антисоветского заговора и контрреволюционного выступления» в пользу Румынии. И после длительного следствия по заключению Прокуратуры СССР от 25.09.1938г. в соответствии с  постановлением Президиума ЦИК СССР от 2.11. 1927г. за контрреволюционную и шпионскую деятельность их с братом расстреляли.

А дети Льва Зиньковского были настоящими советскими патриотами: дочь Алла, медсестра, погибла в июне 1942г. под Севастополем, а сын Вадим, родившийся 12 августа 1926г., в январе 1944г. семнадцатилетним добровольцем пошел на фронт. Пехота, разведка, потом танковое училище, стал офицером и членом КПСС, и дослужился до танкового полковника Советской Армии. С 1977г. был в запасе, а в 2013г. скончался. Но остались еще 2 его сына – Левины внуки, выросшие, можно сказать, вместе с отцом на танковом полигоне. Старший Валерий, как и отец, стал танковым полковником, младший Сергей майором закончил Академию.

Ну что, кто такой и кем был настоящий Лева Задов – Зиньковский теперь ясно?

 

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!