«Who is” в истории

dadmin Газета, Статьи из газеты №35 (2019)

Обсуждение: есть рабочий класс или нет его, и что это вообще такое, ведется уже не одно десятилетие и голоса разделились. Сторона одна, пусть и не очень многочисленная, но ортодоксально агрессивно настроенная, стоит на том, что рабочий класс, в случае, если когда-то сорганизуется – могучая сила, за которой светлое будущее в виде – ни много, ни мало, диктатуры пролетариата. А другая куда более спокойно возражает, что класса, как такового,  нет, и не было, а есть только различные социальные прослойки рабочих (и не только!), которых, вообще говоря, мало что объединяет, кроме частных каких-то групповых интересов, и потому и говорить что-то о перспективах групп таких – просто нечего.

Что ж, пробуем еще раз во всем разобраться, для чего сначала просто определимся, а что такое, собственно, рабочий? И ответ однозначно может быть только один: рабочий – человек физического, именно физического труда в промышленности, строительстве, шахтах, на транспорте, в сельском хозяйстве и т. д. Что хорошо понимал и К. Маркс, но что существенно сужало возможности сорганизации таких групп по его теориям, и, чтобы возможности эти как-то расширить, трактовки стал давать обтекаемо иные. В смысле, что рабочий класс – это просто люди наемного труда, не владеющие средствами производства, живущие продажей своей рабочей силы. И тогда становилось безразличным, является ли труд физическим, а профессия – материально производительной. И включены, в наемные вполне могут быть работники сферы обращения, услуг, конторские служащие,  продавцы, которых называл торговыми рабочими, и т.д., если работают не на государство, а частного хозяина.  И если так, то такой рабочий класс становится еще и выразителем как бы интересов вообще всех трудящихся наемного труда.

Только корректны ли такие определения, или просто конъюнктивны для подведения под теории? Маркс понимал и это, и, чтобы в теориях своих как бы «не ошибиться», пошел еще и по пути «предупреждения». Что разрозненные рабочие группы и прослойки когда-то и где-то организованно объединятся, и классово революционно воплотят в жизнь мечту-сказку – станут диктатурой пролетариата, только в случае, если «рабочий класс либо революционен, либо он ничто». Сказано жестко, не слишком куртуазно, но, по сути. В чем вторил ему и В. Ленин, уточняя, что «без организации рабочий класс – ничто».  А вот Ф. Энгельс был точнее, корректнее, предупреждая, что «рабочий класс может действовать как класс, только организовавшись в особую политическую партию, противостоящую … партиям, созданным имущими классами». В смысле, обретет силу не сам по себе, а только когда получит, выражающую как бы его интересы, соответствующую партию, которая на каком-то временном отрезке сможет разрозненные группы эти как-то, ведя за собой, организовать. Что в Октябре 1917 и произошло.

Итак, 1917-й год, русский пролетариат – меньшинство в обществе (численность, при городском населении 24,5 млн. из 174 млн., что 14,5% –  составляла примерно 4 млн., что около 2,5% всего населения). Революцию и его участие в ней, казалось, ни что не предвещает – и как предвещать, если еще 19 января в Швейцарии сам Ленин заявлял, что «мы, старики, не доживем до решающих битв  грядущей революции. Надеюсь, молодежь будет иметь такое счастье». Однако случилось невероятное. На фоне постоянных неудач в войне падение самодержавия с развалом Империи, и создание Временного (именно временного) правительства, которое приводит, фактически, к хаосу безвластия в стране. Правительство это, вместо того, что Власть, положение в стране как-то укреплять, в Войну втягивается все дальше, и в обстановке такой анархии у большевиков появляются возможности Власть захватить уже под себя.

И что, в захвате таком, Октябрьском перевороте, рабочий класс стал так революционен? Да, нет, конечно, захват в обстановке безвластия совершали не могучие отряды и железные батальоны, а большевики вместе с левыми эсерами, поддержали которых некоторые локально организовавшиеся рабочие, и, в значительной степени, отряды кронштадтских моряков и анархисты. Того для переворота в Петрограде 7 ноября 1917 хватило – и что дальше? Формально, по теориям Маркса, объявление рабочего класса революционной силой с мотивацией установления им диктатуры пролетариата, а реально Гражданская, унесшая с обеих сторон 2 миллиона жизней при 10 млн. эмигрировавших – Война, с установлением действительно диктатуры.

Но никакой только не передового рабочего класса, который,  сплотившись, обещанную диктатуру свою пролетариата установил, а диктатуры передового, им же, как бы взращенного отряда – партии РКП (б), которая на X съезде, 8-16 апреля 1921 с левыми эсерами окончательно «разобралась». И о категорическом запрещении любой оппозиционности и фракционности даже в самой себе жесткое постановление приняла, превратившись, как метко тогда, в 1921, заметил «начинавший» еще И. Сталин в статье «Набросок плана брошюры» – орден меченосцев. «Компартия  как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность». Добавлять что-то надо? Или что-то не так, как кто-то попробует возразить?

Нет, все так. Численность партии росла, обязательно, правда, балансируя около 50% рабочих, но для чего? Для проформы. Чтобы как бы «не отрываться», раз уж себя передовым отрядом, авангардом назвали. Но брали туда людей относительно малограмотных, Программу, Устав, практически, даже не знавших, и ни к какому управлению страной они, такие, конечно, не допускались. А управлять после избрания 3 апреля 1922 на XII Съезде РКП (б) стал именно Генеральный секретарь «ордена» И. Сталин – фактически руководитель, как потом окажется, на целых 30 лет всей такой огромной Страны. И что тогда ему – человеку ответственному и государственно, мыслящему, в насквозь разбитой стране оставалось делать? Ну, во-первых, для расширения своего аппаратного руководства, делать его, для управления всей страной – более разветвленным и командно-административным.

Причем, желательно, из проверенных исполнительных кадров, почему и, во-вторых, надо было избавляться от всех – тому мешающих, что в рамках внутрипартийной борьбы и делалось. И когда все это к концу 1920-х, сосредоточив в своих руках власть, Сталин по-своему, и как считал нужным, сделал – пошли пятилетки; страна, восстановившись, фантастически стала развиваться; и достигнуты были, казавшиеся недостижимыми, успехи – Великий и могучий Советский Союз был построен. И даже уже, объективно, не  благодаря диктатуре партии, а диктатуре, фактически, уже одного человека в ней – И. Сталина, партию который свою, оперативно и самоотверженно действующую, использовал просто как действующий аппарат. Причем, чтобы стала она такой, путем «чисток» или просто ликвидаций, пришлось долго и не сразу, особенно в руководящих кадрах, «избавляться» от 80% «глашатаев  Революции»  РКП (б). И попадали в нее уже, численность, которой к 1939 достигла 1,6 млн., только те, кто был полностью «за», или, хотя бы был готов подчиняться. Ибо тех, кто не был готов или не хотел – последствия ждали жесткие.

И что же тогда рабочие и колхозники, какова их роль? И тут, именно в части труда на благо Советской родины, ничего, кроме слов огромной, огромнейшей благодарности в их адрес сказать просто нельзя.  Они, миллионы прекрасных тружеников, стахановцев и квалифицированных специалистов, в Сталинские годы на благо страны и народа работали действительно мощно и классно. Но были, все-таки – прекрасные исполнители, а власти никакой, тем более диктатуры, у них не было, и что и как делать, решали за них наверху, в ЦК и т.д. И, да, формально, на уровне Советов, их избирали, причем, во-первых, по разнарядке, а во-вторых, в подавляющем большинстве тоже из членов ВКП (б). Перед войной, в 1939, рабочих в ВКП (б) было 43,7 %, крестьян – 22,2% , а служащих, поскольку грамотность была архинужна – уже 34,1%. Но только разве это была хоть какая-то реальная власть? Так, на уровне пожеланий. Все решало высшее партийное руководство, а на уровне Страны – сам И. Сталин, безграничная Вера в которого – хотя действовали, подтягивая дисциплину и отдачу, и репрессивные методы – поднимала на подвиги миллионы. Задачи и цели индустриализации, коллективизации, «пятилетки – в 4 года», атомной бомбы и т.д. ставились в Сталинский период невиданные, блистательно, в основном, решались, и СССР в масштабах Империи был почти полностью восстановлен. А после Победы в великой Войне создан еще и лагерь соцстран.

Однако пришел 1953-й год, диктатура одной сильной в истории Советской Личности ушла – и что дальше? Диктатура перешла просто к Партии? Отчасти, да. Но постепенно, когда «сталинские рукавицы» в борьбе за личную власть спали, КПСС стала перерождаться. Начиная с идиота Хрущева, доклад которого на XX съезде, молча, выслушав – втихую сдали и Сталина, а значит, и весь великий сталинский период, лишив людей надежды и веры. А далее за должностями, званиями, положениями, титулами и льготами «полезли» очень сомнительные люди, что в 1991 и закончилось развалом всего и вся «выдающимися коммунистами» Горбачевым и Ельциным. И что при таких Верхах делали тоже полуразложившиеся, в подавляющем большинстве Низы? А кто куда, по самым разным щелям и углам разбежались, или просто побежали, ибо партия эта, такая – им ничего уже, никаких льгот, преференций не могла дать. Чтобы успеть, хоть что-то поделить. И потому, когда потом, попытались собрать осколки, то из 19,5 млн. (вдумайтесь только: 19,5 млн.!) наскрести на всю Россию удалось только 500 тыс. Тогда. А сейчас и еще в разы – за от Власти отдаленностью – меньше.

И так прошли 100 лет, и что изменилось, и изменилось ли, и в каком состоянии общества мы сейчас реально живем? Но прежде, вернемся таки еще раз в советские, даже сталинские времена, когда в Конституции 1936, Ст. 126, было записано, что живем мы в государстве дружественных классов: рабочего и колхозного крестьянства, и прослойки социалистической интеллигенции. И все. Но только верно ли? Или просто по Марксу, «расширил» который рабочий класс до всех-всех наемных работников? И кто тогда милиционеры, воспитательницы в детских садах, военнослужащие, директора заводов и фабрик, учителя, врачи, продавцы, ИТР? Они, что, вообще никак не учитывались, или к какому-то из классов подсознательно «приписывались»? Но это же полный абсурд, в стране и тогда было более 20, включая  и то, что и среди рабочих была серьезнейшая градация по специфике и квалификации – социальных групп.

Правда, тогда все это казалось крайне маловажным, граждан ни что не отделяло и не разделяло, но что обрисовалось в «лихие 1990-е»? Может железные батальоны этого самого рабочего класса против «лихости» такой как-то сознательно, организованно восстали? Нет, как и в 1917, под водительством кукловодов шахтеры по всей стране, действительно, восстали, но, чтобы скандируя: «Ель-цин, Ель-цин!», привести тогда, в 1989, преступника к власти – и сейчас имеем то, что имеем.  Сейчас, при населении 146,5 млн. официально трудится 72,3 млн., в  что-то производящей или делающей экономике РФ занято примерно 34,5 млн. штатных работников (47,8 % от этих 72,3 млн.). При этом сделаем ремарку, что все приведенные – и сейчас, и ниже цифры иметь вид констант не могут, и потому характер носят условно-ориентировочный, однако их порядок и размерность вполне соответствуют реалиям и за основу для анализа вполне могут быть положены. Что и будем делать, в процентах и миллионах распределив все эти 72,3 млн. официально трудящихся по трем основным сферам их деятельности. Начиная с сельского, лесного, рыболовного хозяйств и охоты, в которых занято 9,6 %  и 6,95 млн.

А о двух других сферах структурно поподробнее. В сфере услуг 41,86 млн. (58 %) и это:

   Торговля, оптовая и розничная. Ремонт автотранспортных средств, бытовых изделий и предметов личного пользования 12,98 млн.
 Финансовая деятельность. Операции с недвижимым имуществом, арендой и предоставлением услуг 5,82 млн.
   Государственное управление 1,76
            Транспорт 7,06
   Система образования 5,36
   Система здравоохранения 4,7
            Система ЖКХ 1,43
   Связь, телекоммуникации 1,01
                  МВД 0,98
  Гостиницы, рестораны, туризм 0,76

В сфере промышленно-производственной23,49 млн. (32,4 %), в которую входят:

      Обрабатывающая

промышленность

15,4

%

 11,18

млн.

Добыча полезных ископаемых  6,7%   4,74
       Строительство  8,1%   5,78
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды  2,2%

 

  1,62

А если подойти к этому вопросу несколько иначе, то сегодня в что-то производящей или делающей экономике РФ реально занято примерно 34,5 млн. штатных работников (47,8 % от этих 72,3 млн.), из которых 8,5 млн. – ИТР, управленцы и служащие, а 26,0 млн. – рабочие, примерная структура занятости которых приведена в таблице.

Рабочие, занятые в машиностроении и металлообработке    4,42

млн.

Операторы, аппаратчики и машинисты промышленного оборудования,  установок и сборщики изделий    1,92

млн.

Рабочие, занятые в транспорте и связи    0,93
Другие квалифицированные рабочие в промышленности, транспорте, связи    0,81
Рабочие, занятые изготовлением приборов, полиграфических средств    0,42
  ИТОГО промышленных рабочих    8,5
 Рабочие, занятые на строительстве, монтажных и ремонтных работах    3,21
Водители и машинисты подвижного оборудования    6,56
  Рабочие в системе ЖКХ    0,55
 ИТОГО непромышленных рабочих  10,32
Неквалифицированные рабочие, занятые в промышленности, строительстве, транспорте    0,78

млн.

 Неквалифицированные рабочие всех отраслей     6,4

млн.

 ИТОГО неквалифицированных рабочих    7,18 

   млн.

                ВСЕГО рабочих    26,0

Что ж, примем, что в категорию рабочих занесены, в той или иной степени,  с разными категориями и направленностями – 26 млн., что, согласитесь, не так и мало. Причем промышленных даже около 6% всего населения, что даже больше (2,5%), чем было в  1917. И что, рабочий – такой многослойный, многогруппный класс хоть сейчас, через 100 лет, проснулся, сорганизовался? Слышим о каких-то массовых выступлениях, забастовках, и вот-вот начнутся мощные революционные выступления? Да нет, как какой-то руководящей, заметной роли не было 100 лет назад – так нет и сейчас. Разве что какие-то пикеты по выдаче зарплаты, сокращениям численности, или могут быть даже голодовки – и все.  А так, все устраивает, и рабочие вместе со всем населением сделали на Выборах-2018г. свой осознанный, в 77%, выбор. Только бы зарплату чуток больше платили, да во время – и вся «революционность».

На что по-марксистски кое-кто может возразить, что надо просто еще хотя бы «пару веков» подождать, может – раз Маркс так говорил, кто-то и где-то когда-то проснется? Но где и когда? Полное молчание. Просто ждать, в пробуждение, как в какую-то религию, называя ее наукой, веря. Но, извините, нет: Власть – всегда власть, а рабочие исполнители – только исполнители. Что, во-первых. А во-вторых, касательно уже именно «пары веков ожидания» – мир слишком меняется, труда требует все более не физического труда, а умственного; все более востребованы инженерные специалисты, проектировщики, программисты, а не чисто рабочие в общепринятом смысле – в данном случае, они просто исполнители: на что нажать и за чем посмотреть.

Вырвавшиеся вперед страны живут в обществе уже не индустриальном, а пост-индустриальном, и не через «пару веков», а, может, всего через полвека, речь пойдет уже не о каком-то пролетариате вообще, а утверждающем себя в новой жизни когнитариате, в котором когнитарий тот, чей инструмент и результат труда – информация. В более широком смысле – Знания, которые уже, как Не-товар, нельзя купить или отобрать у одних и отдать, продать другим. Мир все более основывается на высоких технологиях, а люди Знания: ученые, инженеры, специалисты, врачи, учителя и пр. – хребет постиндустриального общества. Полагать их каким-то передовым отрядом – непорядочно, а что есть рабочий класс, «who is» в истории – решайте сами. Тем более что Маркс предупреждал: «может быть и ничто».

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!