ВЫБОРЫ 2018. КОММЕНТАРИЙ ПЕРВОГО СЕКРЕТАРЯ ЦК КПСС СЕРГЕЯ СКВОРЦОВА

admin Газета, Статьи из газеты №8 (2018)

 

После многих лет откровенно имитационных выборов, абсолютно ничего не решавших, предстоящие 18 марта президентские

выборы впервые приобретают серьезный характер. Как же это получилось?

Когда я писал о выдвижении Ксюши Собчак, то отмечал, что,

возможно, это и решает для власти тактическую задачу временной

нейтрализации Навального, но не решает другую, более важную

проблему. Ведь в условиях нарастающей социальной напряженности властям нужно периодически выпускать накопившийся пар,

для чего как раз подходят даже «относительно честные» выборы.

Вероятно, эта мысль пришла в голову не мне одному, и вместо

традиционной кандидатуры Г. Зюганова, уже, собственно, заявившего о своих планах баллотироваться в президенты, кандидатом

в президенты от КПРФ неожиданно стал директор совхоза им.

Ленина Павел Николаевич Грудинин. В том, что его выдвижение

было согласовано с властями, я практически не сомневаюсь, зная,

во-первых, характер отношений с ними КПРФ, во-вторых – тот

удивительный факт, что в конце декабря Грудинину было уделено

большое внимание на всех федеральных каналах, представители

которых, как высказался один из руководителей КПРФ, чуть ли не

дрались за право его «показать».

Но уже в начале января все как по команде (впрочем, почему

«как»?) изменилось, и в казенных СМИ началась мощная пропагандистская кампания против Грудинина. Ведь, как говорилось в

одной старой комедии, нужно, «чтобы песня вела за собой, но не

уводила». А независимые опросы общественного мнения вдруг показали, что директор совхоза им. Ленина, еще не начав как таковую избирательную кампанию, уже имеет реальный рейтинг в 2530 процентов!

Думаю, изначально рассуждали власти примерно так. Фактор

грозящего массовыми протестами Навального устраняется надолго, поскольку с появлением Грудинина выборы утрачивают характер фарса – на сцену выходит солидный, достойный человек, ведь

тот же Зюганов уже давно не воспринимается как реальный оппозиционер. С другой стороны, много голосов Грудинин не соберет, и

потому для власти безопасен – во-первых, на федеральном уровне

он малоизвестен, во-вторых, горожане, дескать, не станут поддерживать директора совхоза (эту точку зрения изложил, например,

вхожий в коридоры власти главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов). Наконец, в случае «корректировки» результатов

выборов КПРФ явно не будет устраивать акции протеста.

В общем, на бумаге получился удобный спарринг-партнер. Но,

как водится, забыли про овраги, хотя в свое время один директор

совхоза уже стал президентом Белоруссии, где сельское население

составляет не более тридцати процентов от общей численности.

В последнее время я беседовал с людьми из разных регионов, в

том числе далекими от коммунистической идеологии. И очень многие заявляли, что будут голосовать за Грудинина. В первую очередь

говорили о том, что он спокойно, безо всякой истерики высказывает разумные вещи, с теплотой вспоминали о жизни при Советской

власти, когда жизненный уровень большинства населения был в

четыре-пять раз выше, чем сейчас, говорили даже, что и внешне

Грудинин выглядит гораздо лучше всех остальных кандидатов.

Что же касается той кампании, которая против него развернулась, эффект от нее двоякий. Да, кое-кто поверил официальному

негативу, но, пожалуй, Грудинин от нее скорее выиграл. Например,

на днях я беседовал с одним сельским жителем, у которого даже нет

Интернета. Так вот, он горой стоит за Грудинина, о котором узнал…

из критических передач федеральных телеканалов. «Если там его

ругают – значит, человек достойный» – и эту мысль я встречал у

многих других.

Не зря по Москве ходят слухи, будто председатель Госдумы

предлагал ослабить накал антигрудининской пропаганды, сказав,

что если так будет продолжаться и дальше, Грудинин может победить уже в первом туре, ведь антиреклама – это тоже реклама. Но,

похоже, его мнение проигнорировали, и кампания по дискредитации Грудинина продолжается – при том, что предъявить ему по

большому счету нечего.

Поэтому кандидата от КПРФ пытаются оторвать от левого

электората, рассказывая, что программа у него, дескать, не коммунистическая и вообще он не коммунист, а наоборот, эксплуататор.

Что любопытно, громче всех об этом кричат откровенно антикоммунистические издания. Сначала его даже именовали «олигархом», но, потом, видимо, сообразили, что в России слишком

многие понимают, что с приписываемыми Грудинину миллиардами рублей олигархом быть невозможно – тут нужны уже миллиарды долларов. А может, сыграло свою роль и забавное заявление

г-на Дворковича о том, что в современной России якобы нет олигархов, а есть социально ответственные бизнесмены…

В 90-х годах сельскохозяйственные предприятия в России

подлежали обязательной приватизации, поэтому остаться в государственной собственности возглавляемый Грудининым совхоз

имени Ленина просто не мог. А если Грудинин хотел и дальше им

руководить, то поневоле должен был стать коммерсантом, и притом успешным – ведь за ним стоял трудовой коллектив. И если

бы он не сконцентрировал большинство акций в своих руках, хозяйство бы растащили, причем на вполне законных основаниях.

Кстати, на паи совхоз им. Ленина не делили, так что «протесты

обманутых пайщиков» – чистой воды блеф.

Казенная пропаганда периодически пишет о том, что, дескать,

успешным коммерсантом Грудинин стал из-за географического

положения его совхоза – дескать, ему помогла близость Москвы,

с которой он граничит. На самом деле близость к Москве для сельскохозяйственного предприятия как раз очень большой минус –

уж слишком много желающих заполучить его земли.

И хотя я никогда не работал в сельском хозяйстве, но именно

по данному вопросу оказался «в теме». Дело в том, что я живу в так

называемой Новой Москве – на территории, переданной Москве

из Московской области. В нашем уголке этой Новой Москвы,

располагающемся непосредственно рядом со «старой» Москвой,

находился совхоз-миллионер, где в не самом благоприятном климате средней полосы России надои молока были как в Голландии,

а урожаи зерновых – как на Кубани. Таким образом, это был полный аналог грудининского совхоза им. Ленина.

Теперь наш совхоз фактически не существует, как нет и двадцати других колхозов и совхозов (всех, кроме грудининского),

располагавшихся рядом с Москвой. Может, юридически какой-то

преемник и имеется, но никакой хозяйственной деятельности он

не ведет – часть территории застроена совсем другими организациями, часть просто заброшена; если несколько лет назад на полях хотя бы косили траву, то теперь и этого нет.

Ликвидация совхоза производилась так – по домам ходили

некие люди (причем сразу от нескольких организаций) и скупали паи, розданные тем, кто раньше когда-либо работал в совхозе.

Таких набралось несколько сот человек (для тех, кого может это

заинтересовать, сразу скажу, что в моей семье никто в совхозе не

работал, и соответственно паев мы не получили). Не могу сказать,

что платили копейки – многие на полученные деньги купили

себе поблизости квартиры, т.е. суммы были приличные. Однако

застройщики их многократно (стократно?) окупили, застроив полученную территорию коттеджами и многоэтажными домами, как

сейчас принято говорить, бизнес-класса.

Такая же судьба постигла, повторяю, и все остальные колхозы

и совхозы, расположенные возле самой Москвы. Их руководители не смогли противостоять ни щедрым предложениям застройщиков, ни рейдерским захватам. Все, кроме Грудинина. Он не

продался, проявил исключительную твердость и изрядные дипломатические способности, и в результате отстоял свое хозяйство.

Так что уже само существование успешного совхоза им. Ленина

является весомым аргументом в пользу Грудинина как кандидата

на пост президента России.

Но, конечно, одной принципиальности и умения налаживать

контакты для президента недостаточно. Необходимы еще знание

обстановки в стране, компетентность и деловая хватка, умение работать с людьми. Так вот, кроме г-на Путина, особого опыта руководящей работы у других кандидатов нет, а опыт Путина в основном отрицательный. Значительная часть публики, правда, в целом

положительно оценивает его внешнюю политику, но это просто изза недостатка информации – на самом деле там в последние годы

достижений гораздо меньше, чем провалов.

Что же касается Грудинина, то опыт руководства – и успешного руководства – у него есть. Причем можно с уверенностью

сказать, что с учетом всех обстоятельств, заставлявших директора совхоза им. Ленина постоянно жить как на вулкане, это опыт

чрезвычайно обширный, далеко выходящий за рамки одного хозяйства.

В отличие от большинства остальных кандидатов (и уж точно от

г-на Путина) Грудинин хорошо знает реальную жизнь – хотя бы потому, что живет в одном доме со своими сотрудниками и ежедневно

обходит все совхозные подразделения. Кстати, кто-то из странных

личностей, обвинявших директора совхоза в том, что тот украл у

него землю, упомянул о некоем «коттедже» Грудинина. Так вот,

если посмотреть на карту, то выяснится, что никаких коттеджей

на территории поселка совхоза им. Ленина нет – там только многоэтажные дома…

Ну и, конечно, экономику директор совхоза знает не понаслышке. Я уже давно слежу за его выступлениями и интервью,

и, как мне кажется, он действительно говорит вполне разумные

вещи, причем видит ситуацию не только со своей совхозной колокольни, но и вполне глобально. В частности, я, как экономист,

с удовлетворением отмечаю, что он доказательно разоблачает

фальшивую официальную статистику.

В общем, это хороший, я бы даже сказал, лучший кандидат в

президенты из числа имеющихся. Но вот стоит ли коммунистам

его поддерживать? Ведь не только буржуазная пропаганда, но и

некоторые мои товарищи по левому движению говорят, что он

не коммунист и программа у него не коммунистическая, так что

поддерживать его не надо. Некоторые даже вместе с Навальным

призывают к бойкоту нынешних выборов.

Павел Николаевич действительно не является членом какой-либо коммунистической организации – даже КПРФ, от которой он выдвинут. Но вот, скажем, Альенде тоже не был коммунистом. И что же, из-за этого его не надо было поддерживать.

Нет, когда речь идет о едином кандидате левых сил (а в данном

случае это именно так), нужно смотреть не на его партийную принадлежность, а на его личность и программу. О личности Павла

Николаевича Грудинина мы уже говорили и еще поговорим дальше, а пока коснемся его программы.

Подробно разбирать эту программу я не буду, потому что это

классическая программа единого кандидата левых сил: национализация ключевых отраслей и проч. Тем, кто считает ее недостаточной радикальной, рекомендую перечитать (или прочитать)

статью Владимира Ильича Ленина «Грозящая катастрофа и как с

ней бороться», написанную в сентябре 1917 года. Изложенные в

ней меры вряд ли можно назвать более радикальными, чем то, что

предлагает сейчас Грудинин.

Как неоднократно высказывался все тот же Владимир Ильич,

не надо перепрыгивать через этапы. Я убежден, что нынешнему

этапу программа Грудинина в целом соответствует. Да, можно чтото добавить и уточнить, но в целом соответствует. А тот, кто хочет

получить все и сразу, как правило, не получает вообще ничего.

Но станет ли Грудинин выполнять свою программу в случае

избрания президентом? Опасения на этот счет есть у достаточно

многих, их разделяют даже некоторые мои ближайшие соратники. За примером далеко ходить не надо – вспомним хотя бы г-на

Воронина из Молдавии.

Увы, я не могу поручиться за Грудинина на сто процентов, но

считаю, что вероятность отказа от своих обязательств здесь достаточно невелика. С одной стороны, многое из того, что сформулировано в предвыборной программе, он высказывал и три, и десять

лет назад, когда вряд ли думал о борьбе за пост президента, так

что идеи эти им, можно сказать, выстраданы. С другой стороны,

многолетняя борьба Грудинина за совхоз им. Ленина, когда он

мог много раз продаться и обеспечить себе весьма комфортную

жизнь, говорит о том, что общественные интересы для него не пустой звук.

Однако будет ли у него хотя бы теоретическая возможность

претворить в жизнь свою программу, т.е. сможет ли он стать президентом?

Придворные социологи утверждают, будто рейтинг Грудинина

составляет 7 процентов, а Путина – 70, так что интрига выборов

заключается якобы лишь в том, кто будет вторым – Грудинин или

Жириновский. На самом деле это не так.

Главный редактор «Эха Москвы» – да-да, тот самый, который

месяц назад говорил, что крупные города Грудинина не поддержат – теперь утверждает, что в Москве его рейтинг составляет

25 процентов, а Путина – 44. Уж не знаю, откуда у него эти сведения, но по моим и не только моим наблюдениям они весьма

близки к истине и даже несколько занижают реальный рейтинг

Грудинина.

В провинции (по крайней мере, во многих регионах) этот показатель еще выше. Я хорошо ощутил это во время недавней поездки на Кубань, причем апофеозом был эпизод, когда меня начал агитировать за Грудинина… краснодарский таксист, молодой

парень, не заставший советского времени. Вообще можно смело

утверждать, что поддержка директора совхоза им. Ленина далеко

выходит за рамки традиционного левого и национально-патриотического электората. Грудинин воспринимается как кандидат

надежды, как реальная альтернатива Путину.

Так что кандидат от КПРФ соберет много голосов, которых

теоретически должно хватить для проведения второго тура. Но

это если считать по-честному, что для российской избирательной

системы совсем нехарактерно. Признаки готовящихся массовых

фальсификаций просматриваются уже сейчас – например, отмена

открепительных удостоверений, когда за «открепившегося» избирателя система может проголосовать десятки и сотни раз в самых

разных уголках страны, причем на местах об этом никто даже не узнает. Нелепость ситуации, когда полиция выкидывает наблюдателей с избирательных участков (это ведь все равно, что выбрасывать

ревизоров из бухгалтерии), видимо, наконец, дошла и до российской верхушки, и теперь тех же результатов собираются добиться с

помощью информатики.

Впрочем, результаты выборов все-таки могут оказаться близкими к реальности, но для этого голосование за альтернативного кандидата должно стать по-настоящему массовым плюс должно стать

по-настоящему массовым разочарование в Путине «элиты». Как

показывает история, в принципе такое возможно.

В 1988 году в Чили проводился референдум о продлении полномочий Пиночета. Диктатор правил страной уже пятнадцать лет

и считался единственно возможным национальным лидером, символом стабильности, все СМИ были в его руках, а с оппозицией

расправлялись так, как и положено фашистам – безо всякого суда

хватали на улицах и забивали до смерти в застенках. В общем, по

сравнению с этим нынешняя Россия должна показаться образцом

буржуазной демократии. И все же Пиночет проиграл – сошлись те

два фактора, о которых я писал выше.

Но даже если недовольство правлением Путина в самых разных

слоях общества еще не достигло подобных масштабов, исторически

режим уже проиграл, и оформление его поражения – дело обозримого будущего. У Путина не так уж много реальных сторонников,

причем большинство из них одобряет лишь его внешнюю политику – с провалом внутренней политики уже мало кто спорит. Основная масса тех, кто голосовал за Путина или просто не ходил на выборы – это люди, искренне считавшие, что ему нет альтернативы.

С появлением на политической арене директора совхоза им.

Ленина этого сказать уже нельзя. Кому-то подобная альтернатива

может нравиться, кому-то нет, но отрицать само ее существование

уже невозможно. Судьба страны решается прямо сейчас, и, конечно, в этой борьбе я полностью на стороне Павла Николаевича Грудинина.

Личный блог СЕРГЕЯ СКВОРЦОВА

http://sb-skvortsov.livejournal.com/.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!