ВСЁ ЖИВОЕ ОСОБОЙ МЕТОЙ…- 4

dadmin Газета, Статьи из газеты №41 (2019)

РОСТОВ – ПАПА  (об истории прозвища, криминальных талантах и аферах века)

Теперь коснемся славы Ростова-папы – темы интересной, но довольно щекотливой.    На одном из заседаний, где обсуждалось развитие донского туризма, некоторые чиновники даже рекомендовали не заострять на этом внимание и не вводить данную тематику в официальный перечень брендов донской столицы. Но власть вряд ли сможет изменить исторически сложившееся положение дел: Ростов-папа был, есть и еще будет жить со своим прозвищем еще много-много лет… А почему, собственно, папа? Да хотя бы потому, что криминальных талантов в нашем городе было не счесть. Ехали они в южный порт в надежде на большую удачу и, как правило, обретали ее. Здесь же влюблялись, женились, рожали детей и организовывали целые воровские династии, в которых ювелирно обчистить гражданина могли и отец, и мать, и дети. Как свидетельствуют историки, бурный рост Ростова-на-Дону начался во второй половине XIX века. Если в пятидесятые годы позапрошлого столетия годовой экспорт товаров за рубеж составлял в среднем 3,5 миллиона рублей, то в семидесятые годы этот объем превысил 22 миллиона рублей в год. К концу XIX столетия в Ростове работало несколько десятков предприятий: чугунолитейные, механические и канатные заводы, паровые мукомольные мельницы, две табачные и одна писчебумажная фабрики, и многое другое. При таком производстве было вполне естественно, что Ростов манил уголовников и аферистов со всей страны. Любопытно, что к началу ХХ века донскую столицу даже называли русским Чикаго.                                 И первоначально это не было связано с разгулом преступности. Ростов звался так, поскольку Чикаго являлся одним из финансовых центров и крупнейшим транспортным узлом Северной Америки. Кроме того,                    наш город был построен по американскому типу «двух улиц» – широкие «авеню» и пересекающие их «стрит»  «стрит». Но уже к середине 1920-х годов это сравнение получает дополнительную окраску: Чикаго, в то время приобрел по всему миру дурную славу гангстерской столицы, здесь насчитывалось свыше тысячи различных банд, которые враждовали между собой. А Ростов гремел как столица криминальной России.

По поводу происхождения прозвища «папа» есть еще одна, более приятная уху версия: Ростов стали так называть благодаря босякам – бродягам, которые путешествовали по миру и воровали. Когда сотрудники органов спрашивали, откуда гражданин родом, они отвечали модной в их кругах поговоркой: «Одесса – мама, Ростов – папа, гражданин начальник».

Но самую популярную историю, связанную с происхождением этого прозвища, рассказывают местные краеведы.

«Пасмурным апрельским утром 1932 года на Старом базаре (ныне Центральный рынок) было, как всегда, многолюдно. Лавочники, торговки мясом, молоком и бакалеей наперебой предлагали свой товар. Чуть поодаль стояли, приосанившись граждане, которые торговали товаром посолиднее, — дорогими тканями, самоварами, утюгами. Погода портилась, тучи спускались на город все ниже. И вдруг по рядам пробежал истошный вопль: «Колокольня падает!» Крик был подхвачен несколькими зеваками, и началась паника. Люди, мельком взглянув на якобы движущуюся на них колокольню, бросились в рассыпную, торговцы оставили на прилавках товар, лавочники выскочили из своих построек. На базаре началась давка. Пока длился массовый психоз, ростовские жулики собирали «урожай» – деньги, ценные товары и даже провиант. План их был прост – испугав падающей колокольней горожан (а работали они по традиционной схеме: один крикнул, другие подхватили), они надеялись на оптический обман, ведь из-за низких туч колокольня            и правда казалась кривой, как Пизанская башня. Дело выгорело. В тот день «выручка» жуликов была такой крупной, что переплюнула наворованное их коллегами в Одессе в самый прибыльный день. Так Одесса-мама обрела вторую половину  –  Ростов-папу. Еще одна легендарная история произошла в нашем городе десятью годами раньше, до того, как Ростов обрел свое романтическое криминальное прозвище. Краевед Любовь Волошинова пишет об этом так: «Как-то погожим весенним деньком к главному входу конторы Госбанка подъехал автомобиль с киносъемочной группой. Из машины стали выносить аппаратуру, реквизит, коробки с пленкой. А режиссер решительно направился к охранникам с папкой под мышкой. Он требовал начальника охраны и предъявил разрешение на киносъемку в помещениях Госбанка. Согласований и разрешений было много — из разных инстанций, начиная от районного отделения милиции и кончая банковским краевым начальством. Режиссер также предъявил утвержденный киносценарий с описанием ограбления банка, вручил паспорта своих коллег и рекомендации от партийных, государственных и профсоюзных организаций…» Охранники были озадачены и появлением неожиданных гостей, и множеством документов. Велели ожидать и бросились обзванивать всех начальников во всех указанных инстанциях. И везде получали утвердительный ответ. А киносъемщики спокойно ждали результатов переговоров, сочувствовали охранникам из-за их беспокойной службы, извинялись за причиненные неудобства, угощали сигаретами наружных постовых… Часа через полтора все было улажено. Съемочную группу проводили в подвал, где по сценарию должно было разворачиваться действие. В конце концов, рассудили банковские служащие, сейфы заперты, ключи к ним подобрать невозможно, на входе стоит охрана. И вот, аппаратуру занесли в подвалы, поставили кинокамеру, раскрыли сценарий, стали выбирать мизансцену. Охранники спокойно перекуривали у входа. И тогда новоявленный «режиссер», «операторы»    и «актеры» достали отмычки и бросились вскрывать сейфы и складывать деньги и драгоценности                   в принесенные мешки. Делали они это быстро, профессионально и тихо. И тут же аккуратно закрывали опустошенные ячейки сейфов… До стоящих у входа доносились отдельные слова: – Камера снимает…  Так, общий проход, крупный план…  Лицо в кадре…  Мешки, общий вид… Бывалые охранники посмеивались: ну придумают же – кино! Да разве такое может быть на самом деле? Через полчаса работы киносъемщики попросили охранников помочь поставить камеру у входа, чтобы снять проход актеров с мешками, якобы наполненными деньгами, к выходу по парадной лестнице. И те, конечно, помогли, желая поскорее избавиться от нежданных гостей. На всякий случай заглянули в подвальные помещения после ухода «киношников». Внешне все выглядело как всегда. Но самое интересное началось через полчаса, когда за деньгами приехали инкассаторы. Все сейфы оказались пустыми…Это «кино» в Ростове обсуждали долго. То, что охранники  попались  на  крючок аферистов,  вполне объяснимо  –  жулики в Ростове  были очень разные. От полуграмотных карманников до криминальных талантов. Старожилы помнят, как в ЦУМе            в послевоенные годы «работал» один знаменитый карманник, бывший фронтовик, инвалид, специализировался   на   золотых  часах.  Он  отправлялся  «на дело»  в  военной  форме  (и этим  подкупал  и вызывал расположение), подходил к военным, которые выглядели по презентабельнее, и задавал свой коронный вопрос: «Товарищ полковник, скажите, а Жуков трижды или четырежды Герой Советского Союза?» Пока офицер погружался в воспоминания, карманник успевал снять часы. Когда милиция все-таки накрыла цумовского вора, дома у него сотрудники органов обнаружили пять ведер украденных часов. Глядя на все это добро, можно было подумать, что гражданин преступник ворует не из-за денег, а от любви             к искусству.  Была у ростовских воров была своя этика. Одиноких мам, стариков и бедных они не трогали. Это неписанное правило соблюдалось и в послевоенные годы. Мне довелось общаться с актрисой молодежного театра Варварой Шурховецкой. Несмотря на столетний возраст, она очень ясно помнила все, что происходило в Ростове в течение века, и в частности рассказывала такую историю. В 1944 году труппа ТЮЗа вернулась из эвакуации в Ростов.  – Дело было зимой, я шла по темной улице. На мне была потертая котиковая шуба. Подошли двое. Поздоровались. И говорят: «А вы не боитесь одна по темноте ходить?» Я отвечаю: «А чего мне бояться? После того как побывала на фронте, где нас по три раза в день бомбили, ничего не боюсь», – вспоминала актриса… Провожатые довели ее до Красноармейской, где заявили: –  А теперь идите домой, а шубу нам оставьте… на что Варвара Ивановна ответила:   –  Отдам, мне не жалко. Но учтите, что всю войну она грела и меня, и моего сына. И если я вам ее сейчас отдам, то завтра мне не в чем будет идти в театр.  –  А кем вы работаете?» – спросили грабители. –  Я актриса,  – ответила Шурховецкая. – А на фронте что делали?  –  Ездила с театром по госпиталям, спектакли и концерты для раненых ставили…   Грабители попрощались и ушли. Шубу не тронули…

С тех пор после спектакля к Варваре Ивановне  в темных переулках никто не подходил, что по тем голодным и смутным временам было весьма удивительно. Видимо, провожатые сообщили своим, что эту даму трогать не нужно. Похожую историю описывают и краеведы. Только касается она известного в Ростове Мони – скрипача. Талантливый музыкант часто играл в местных заведениях, в которых собиралась преимущественно публика с криминальным уклоном. Однажды ночью он возвращался после работы домой и был настигнут ворами. Денег у Мони не было, поэтому грабители отобрали скрипку. Когда главарь банды узнал, что обидели музыканта, виновного наказали, скрипку вернули, а Моня до конца своих дней получил охранную грамоту от местной шантрапы. Были среди жуликов и феноменальные личности. К примеру, в ресторане «Московский» промышлял глухонемой вор. Говорили, что он владеет то ли магией, то ли цыганским гипнозом. Прославился этот гражданин нехитрым трюком: он подходил к человеку, похлопывал его по плечу, а потом делал вид, что обознался, и уходил. Все действо занимало несколько секунд, но этого хватало, чтобы жертва осталась без кошелька и драгоценностей… Поскольку искоренить преступность ростовским сыщикам было сложно, они привлекали к себе на службу агентов из криминального мира. Благодаря такому сотрудничеству милиция знала, какое преступление готовится в городе и, если уж оно свершалось, где искать концы. Но был случай, когда к ростовским карманникам обратились за помощью представители спецслужб. В городе появился подозрительный американский турист. Пригласить возможного шпиона для проверки документов в милицию было как – то неэтично, поэтому ворам дали задание – незаметно вытащить бумажник, а после проверки документов также незаметно вернуть его обратно в карман американца. На дело послали опытного карманника, который справился со своим заданием идеально. Сегодня статистика говорит о том, что Ростов уже мало отличается в криминальном плане от других городов России. Но прозвище, заработанное почти сто лет назад,  до сих пор приносит городу  дивиденды,  приятные и не очень…»

(Источник: Википедия. Автор, Светлана Хлыстун).

Юрий Соловьев

26 октября 2019 года

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!