ВСПОМИНАЯ ВОЕННОЕ ДЕТСТВО.

dadmin Газета, Статьи из газеты №34 (2019)

Годы моего раннего детства прошли в городе Абакане, в самом центре Сибири. Мне было около пяти лет, когда началась война, поэтому память сохранила лишь некоторые эпизоды из предвоенного времени.

А вот как провожали на фронт отца и двух дядей – братьев мамы, это я помню. А дядям еще и двадцати не было, оба ушли добровольцами.

Семья наша счастливо редкая: на фронт ушли в самые первые дни трое мужчин, прошли через всю войну, и никто даже не был ранен.

Отец на фронте был связистом, таскал на спине катушку с проводом, зачастую под огнем. В общем, как в песне из фильма «Сказание о земле сибирской»: Сибиряк воевал под Москвой, а закончил войну он в Берлине. О его боевом пути говорят медали «За оборону Москвы» и «За взятие Берлина», которыми он гордился, наверное, больше других, боевых наград.

Старший дядя, Леонид, сначала водил нашу знаменитую «полуторку», а потом американский «шевроле». Прислал нам с фронта фотографию, которую я храню до сих пор.

Младший дядя, Владимир, был направлен в танковую школу. В первых же боях его экипаж уничтожил несколько фашистских танков. Все танкисты были награждены орденами «Слава» 3-й степени.

С каким нетерпением мы ждали писем с фронта. Я до сих пор помню номер полевой почты отца. Письма приходили не так уж часто. И сразу к бабушке приходили соседки, узнать о новостях с фронта, о наших родных, просто пообщаться. Отношения были действительно добрососедскими, люди знали друг друга – и живущие впереди нашего квартала, и за ним. Это сейчас, порой, не знают соседей по лестничной площадке – ну да время другое. А сами мы писали очень даже часто: и дедушка, и бабушка, и мама, и мы с братом. Письма складывали треугольником или делали конверты и склеивали их вареной картошкой.

О чём писали наши фронтовики: жив – здоров, чего и вам желаю, сообщали о полученных наградах. Ну, а уж мы, конечно, о домашних новостях, о знакомых, о соседях, о тех, кого не стало. Мы с братом о школьных делах. Чем же занимались мы, мелкота? Игры были в основном подвижные. Ни о каком футболе мы и не мечтали, но играли в догонялки, в прятки, в городки и бабки, делали луки со стрелами, ружья и всё такое прочее. Зимой – лыжи, коньки, катание с горок на санках и «на всём», ну и тому подобное.

А там уж и в школу пошел. Было обидно, что не взяли сразу – всего-то месяц до семи лет не дотянул. А ведь я читал довольно бегло, не по слогам, знал много стихов. Но объяснили, что мест и без меня не хватало, многие школы были заняты под госпиталями, работали в три смены, уроки шли по 30 минут, потому что были ограничения с электричеством. В домах вечерами зажигали керосиновые лампы.

Но радио работало! Об этом можно говорить долго-долго: и знаменитое «От советского информбюро», которое слушали взрослые, и детские передачи, и музыка, и спектакли.

На день рождения дедушка купил мне на базаре балалайку (а играл на ней, между прочим, сам). А мама научила меня трем или четырем аккордам на гитаре. И вот мы с дедом «давали концерты» в госпитале, в котором мама работала медсестрой: «Камаринская», «Коробочка», что-то ещё. А я еще пел про Витю Черевичкина из Ростова, «Землянку» и другие песни. А после концерта нас обязательно кормили.

Вообще, помнится чувство постоянного недоедания. Очень помогал жмых. Уж и не помню, где его брали, но в кармане всегда были обглоданные его кусочки. Ну, и, конечно, огород, оду которому воспел Виктор Астафьев! Ведь, если у тебя есть руки и кусок земли, ты не умрешь с голоду – это моё убеждение. У нас и у всех соседей около дома были приличные участки, город-то был одноэтажный, деревянный. Выращивали капусту, помидоры, свёклу красную и сахарную, горох, бобы, огурцы и всякое другое. И на зиму заготавливали.

В те годы город Абакан был конечной, тупиковой станцией. Пассажирский поезд приходил вечером, и каждый раз к его приходу на перроне собирались горожане в надежде встретить кого-нибудь из родных или знакомых, прибывших с фронта. А еще в город прибывали эшелоны с ранеными, ведь «тяжелых» отправляли в глубокий тыл. Вот здесь как раз и бывали случаи, когда прибывали свои.

Демонстрации на 1 Мая и 7 ноября проходили постоянно на главной, Первомайской площади города. Вот и 1 мая 1945 года мы пришли в школу, чтобы идти на демонстрацию. Настроение было праздничное, однако, торжество было отменено: нам объявили, что вот-вот будет взят Берлин, тогда и будем праздновать. Что и произошло буквально на следующий день. Какое было ликование!

А ранним утром 9 мая была ПОБЕДА! День выдался безоблачный, теплый. Во всем городе шла стрельба – многие раненые каким-то образом прихватили с собой пистолеты, да и ружья в домах были. А мы палили из рогаток.

Занятий, конечно, в школе не было. Я не помню более радостного праздника. Его ведь до сих пор, спустя 70 с лишним лет, отмечают как главный.

Ну, а потом пошли семейные праздники – возвращение Победителей . Но во многих семьях это были дни траура, поминовения погибших. Начиналась новая, трудная, МИРНАЯ жизнь.

Проходят годы, всё дальше удаляется от нас знаменательный день Великой Победы. И мне вот уже восемьдесят стукнуло, растут двое правнуков. Как сохранить для них память о предках, о тех трудных годах? У меня хранятся отцовские «Книжка красноармейца», выданная ему еще в довоенное время, его награды, благодарности Верховного Главнокомандующего Сталина И.В. – был во время войны и такой вид награждения, другие его документы. Будут ли они и дальше храниться в семье, в чьей? Одно письмо отца помню дословно. Он написал: «Сегодня у меня самый счастливый в жизни день – я получил партийный билет». Он и после войны долго переписывался со своим другом, замполитом.

Память о Победе нужна и нам, и будущим поколениям.

АЛЕКСАНДРОВ ГЕОРГИЙ ИВАНОВИЧ, ветеран прокуратуры.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!