Вспоминая В. Засулич

dadmin Газета, Статьи из газеты №25 (2019)

К  170-летию со дня рождения

 В Историю Вера Засулич вошла, как свершившая в 1877г. теракт против градоначальника С.- Петербурга Ф. Трепова, и за то уникального оправдательного приговора над ней. Однако это не совсем полно, и в связи со 170-летием со дня рождения вспомним ее еще и как ведущую деятельницу российского и международного социал-демократического движения.

А родилась Вера Ивановна (партийные и литературные псевдонимы Козлова, Велика Дмитриева, Вера Ивановна, Иванов В., Карелин Н., Старшая сестра, Тётка, В. И. и др.) 8 августа (27июля) 1849г. в д. Михайловка Гжатского уезда Смоленской губернии в обедневшей польской дворянской семье. Три года спустя отец, отставной офицер умер, и мать была вынуждена отправить ее – одну из трех сестер, к более материально обеспеченным родственникам (Макулич) в д. Бяколово близ Гжатска. В 1864г. она была отдана в московский частный пансион, по окончании которого получила диплом домашней учительницы. В 1867г. служила письмоводительницей у мирового судьи в Серпухове, а с 1868 г. в С.-Петербурге, устроившись переплетчицей, вошла в революционные кружки с тяготением к «Земле и воле». В мае 1869г. в связи с «нечаевским делом» была арестована, 3 года находилась в ссылке в Новгородской губернии, затем в Твери.

Но это ее не остановило – только радикализировало, и после выхода за распространение запрещенной литературы была вновь арестована и выслана в Солигалич Костромской губернии. С конца 1873г. в Харькове училась на акушерских курсах, в 1875г. вошла в кружок «Южные бунтари» (создан в Киеве, но имел филиалы по всей Украине, объединяя около 25 бывших участников «хождения в народ»; в группу входил и Л. Дейч). С помощью фальшивых царских манифестов «бунтари» под лозунгом уравнительного передела земли пытались поднять крестьянское восстание, а когда замысел не удался, Вера, спасаясь от преследований полиции, выехала в Петербург. Где не уменьшившийся радикализм скоро получил разрешение, сразу сделавшее Засулич навсегда известной и по-своему знаменитой.

Но прежде о еще двух, в той или иной степени, «участниках» этого «разрешения», характер которого стал, в каком-то смысле, даже мистическим. Фигурой первой в нем оказался император-реформатор Александр II, 29 (17) апреля 1863г., кроме всего прочего, успевший подписать Закон о запрете телесных наказаний, а в рамках судебной реформы 1864г. создать в России суд присяжных. Заседателями, в котором могли быть мужчины любого сословия от 25 до 70 лет, умевшие по-русски читать и не менее 2 лет проживавшие в том уезде, где проводилось избрание в присяжные. А фигурой второй стал, в общем-то, далеко не самый плохой, с 22 (10) апреля 1873г. столичный градоначальник  Ф.Ф. Трепов.  Неплохой, ибо за 5 лет успел реформировать полицию; создал специальный суд для разбора должностных преступлений в полицейской среде; улучшил структуру медицинской помощи; начал выводить кладбища из городской черты. Были проложены линии водопроводов из центра города на Васильевский остров, Петербургскую и Выборгские стороны. Открыты Александровский сад возле Адмиралтейства, бульвар на Малой Конюшенной, гостиница «Европейская». Установлены памятники Пушкину в сквере на Пушкинской улице и Екатерине II в сквере на Невском проспекте. Основаны железопрокатный и проволочный заводы, вагоностроительный завод «Ретшке», бумагопрядильная мануфактура Л. Кенига.

Однако – и тут просто мистика, единожды, вознегодовав, что политический заключенный народник А. Боголюбов шапку перед ним – градоначальником не снимает, 6 августа (25 июля) 1877г. Закон о запрете телесных наказаний решил нарушить, и приказ о сечении того розгами отдал. О происшедшем стало известно, и оно, несмотря на прежние заслуги, во-первых, вызвало широкое возмущение в российском обществе. А во-вторых, как продукт этого недовольства, не стерпевшая сие 28-летняя Вера Засулич решила фигуру эту вторую по-своему радикально покарать.

Для градоначальника Ф. Трепова наступило роковое 5 февраля (24 января) 1878г. Причем наступило почти мистически, ибо с самого утра, когда он, решив прогуляться по Гороховой улице к своей резиденции на приемы – плотной глыбой снега, который сбрасывали с дома 24 у Каменного моста через Екатерининский канал, едва не был убит. Настроение подпортилось, но в резиденцию, Гороховая, 2, на прием он пришел, а там его, к 10 утра, уже ждали просители, среди которых была и брюнетка среднего роста, «одетая в серую легкую тальму» (женская длинная накидка без рукавов). Представилась Екатериной Ивановной Козловой, дочерью поручика, а поскольку была единственной дамой, градоначальник, проявив галантность, к ней, первой обратился: в чем просьба?

Просьба «Козловой» была проста: выдать ей «аттестат в поведении» (документ о благонадежности), Трепов тут же стал делать резолюцию, и в этот момент просительница незаметно достала из-под левой полы пальто револьвер, из которого левой рукой в упор сделала в генерала два выстрела, тяжело ранив. Тот схватился обеими руками за бок, из которого обильно потекла кровь, упал; затем, вскочив, крикнул: «Доктора, доктора!», и имел еще силы дойти до дивана. Личность стрелявшей была ему неизвестна, и потому первым вопросом было: «Спросите у нее, чем я ее обидел и кто она такая?».  Настоящее имя и мотив мести за А. Боголюбова выяснились, Засулич была арестована, а через полчаса прибыли врачи – рана хоть и оказалась тяжелой, но не смертельной, и позднее, приехал и сам Александр II.

Город был потрясен случившимся, за подобные преступления по закону полагалось от 15 до 20 лет тюремного заключения, однако 12 апреля (31 марта) 1878г.  суд вершился по этому вопросу – какой? А тот самый, Александром II учрежденный, Суд присяжных. В составе, которого среди очередных и запасных присяжных Петербурга и его уезда находилось: дворян и чиновников – 53..54%, купцов – 13-14%, мещан – 27-29% и крестьян – 5%. Вершился под председательством А. Ф. Кони, адвокатом обвиняемой был П. А. Александров, и как бы с вызовом правительству и государству смогли так воздействовать на собравшихся присяжных, так вызвать симпатии к В. Засулич, что свершился оправдательный над ней приговор, сделавший Суд этот сразу же знаменитым! Когда прозвучал оправдательный вердикт, в зале раздались рукоплескания и крики «Браво!», не стихавшие, несмотря на звонок председателя, несколько минут. Весть об оправдании В. Засулич с большим интересом была встречена и за рубежом, газеты Франции, Германии, Англии, США, Италии и других стран дали подробную информацию о процессе.

Однако что в такой ситуации оставалось делать, так обескураженному своим либерализмом по Суду присяжных, Александру II? Да только одно. Приговор на следующий после освобождения день был опротестован. Александр издал именной Указ, чтобы дела о вооруженном сопротивлении властям, нападении на чинов войска и полиции, и вообще должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей, если эти преступления сопровождались убийством или покушением на убийство, нанесением ран, увечий и пр. – передаваться теперь будут только Суду военному. А виновные подлежали наказанию по статье 279 Воинского устава, т.е. лишению всех прав состояния и смертной казни.

Однако освобожденная В. Засулич, еще до того, как полиция на следующий день бросилась ее разыскивать, по настоянию друзей успела эмигрировать в Швейцарию. А судьбы двух других фигур этого случившегося в дальнейшем сложилась так. Ф. Трепов 4 июня (23 мая) 1878г. от градоначалия после ранения отошел, а в 1889г. скончался. А над императором-реформатором Александром II, в отместку, как бы, за все его угрозы и запреты Военными судами, через 3 года, 13 (1) марта 1881г., свершился мистический, можно сказать, «приговор». Жертвой покушения пал он сам.

А эмигрировавшая Засулич впала в революционные метания: первой из женщин-революционерок испробовав метод индивидуального террора – первой же разочаровалась в его результативности. Участвовала в создании группы «Черный передел», члены которой (особенно поначалу) – среди которых были ее знакомый Л. Дейч и Г. Плеханов, отрицали необходимость политической борьбы, не принимали террористической и заговорщической тактики «Народной воли», были сторонниками широкой агитации и пропаганды в массах.

В 1879г. Засулич тайно возвратилась в Россию, в 1880г. вновь эмигрировала, была заграничным представителем «Красного креста» «Народной воли». А в 1883г., перейдя на позиции марксизма, вошла в состав созданной Г. Плехановым, П. Аксельродом, В. Игнатовым и Л. Дейчем первой марксистской социал-демократической группы «Освобождение труда». Решительно отказавшись от прежних взглядов, вела пропаганду идей марксизма, отрицала террор – «следствие чувств и понятий, унаследованных от самодержавия», переводила произведения К. Маркса и Ф. Энгельса, вела с ними переписку.

С 1894г. жила в Лондоне, занималась литературным и научным трудом, была одним из постоянных посетителей дома, где жил Фридрих Энгельс.  Статьи тех лет ее касались широкого круга исторических, философских, социально-психологических проблем. Монографии Засулич о Руссо и Вольтере были несколько лет спустя, хотя и с большими цензурными купюрами, изданы в России на русском языке, став первой попыткой марксистского толкования значения обоих мыслителей. В 1897 -1898гг. жила в Швейцарии, а в 1899 г. нелегально приехала в Россию по болгарскому паспорту на имя Велики Дмитриевой. Использовала это имя для публикации своих статей, установила связь с местными социал-демократическими группами России.

В Петербурге познакомилась с В. Лениным, в 1900г. вошла в состав редакций «Искры» и «Зари». Принимала активное участие в деятельности Международного Товарищества рабочих (II Интернационала) – была представительницей российской социал-демократии на его конгрессах в 1896, 1900 и 1904.  На Втором съезде РСДРП (1903) примкнула к «искровцам» меньшинства, после него стала одним из лидеров меньшевизма. В 1905г. вернулась в Россию, после революции 1905г., в 1907- 1910 гг. была одним из «ликвидаторов» – сторонников ликвидации подпольных нелегальных партийных структур и создания легальной политической организации.

После Февральской революции, в марте 1917г. вошла в группу правых меньшевиков-оборонцев «Единство», выступала с ними за продолжение войны до победного конца. В апреле подписала воззвание к гражданам России, призывая поддерживать Временное правительство, ставшее коалиционным. В июле, по мере усиления противостояния большевиков и иных политических сил, заняла твердую позицию поддержки действующей власти, была избрана в гласные Петроградской Временной городской думы. От имени «старых революционеров» призывала к объединению для защиты от «объединенных армий врага», а перед самой Октябрьской революцией была выдвинута кандидатом в члены Учредительного собрания.

Революцию посчитала контрреволюционным переворотом, прервавшим нормальное политическое развитие буржуазно-демократической революции, а созданную большевиками систему советской власти расценивала зеркальным отражением царского режима. Утверждала, что новое властвующее меньшинство «подмяло вымирающее от голода и вырождающееся с заткнутым ртом большинство». Ленин, критикуя ее выступления, тем не менее, признавал, что Засулич является «виднейшим революционером», а она, чувствуя неудовлетворенность прожитой жизнью, казнясь совершенными ошибками, жаловалась соратнику по народническому кружку Л. Дейчу: «Тяжело жить, не стоит жить».

Тяжело заболев, до последнего часа писала воспоминания, опубликованные посмертно, а зимой 1919г. в ее комнате случился пожар. Приютили жившие в том же дворе две сестры, но началось воспаление легких, и 8 мая 1919г. она скончалась. Похоронена на Литераторских мостках Волкова кладбища. Такой была ее революционная, без семьи и детей – Жизнь, такой выпала Судьба, вычеркнуть которую из Истории невозможно. Нужно просто Засулич Веру Ивановну помнить и знать. И не только за теракт.

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!