Все живое особой метой…-2

dadmin Газета, Статьи из газеты №39 (2019)

Это в киносериале режиссера В. Фатьянова «Последний бой майора Пугачева» детально показано как осуществлялся набор узников гитлеровского концлагеря во власовское РОА. Но ведь Галунов – младший особо подчеркнул, какой именно методы придерживался он при изучении  «истории советского периода». Правда, любопытно было бы узнать: со слов каких именно «участников событий», помимо, разумеется, его родного деда, ему не составило труда воссоздать аналогичного характера картину происходящего, в одном из «концлагерей» советского типа?.. И, наконец, о факте ну прямо как из Пушкина : «Прибежали в избу дети, второпях зовут отца…».

О том, что в лагерь прибудут представители командования РККА (а не работники военкомата, как об этом говорится в рассказе) для соответствующего, скажем так, «собеседования» с заключенными, нижестоящее лагерное начальство уведомлялось руководством Управления того или иного исправительно-трудового лагеря ГУЛАГа заблаговременно, чтобы дать возможность работникам лагерной спецчасти подготовиться к проведению означенного мероприятия, применительно к Положению «Об организации штрафных  подразделений  из  лиц,  осужденных  за  совершение преступлений общеуголовного характера». Поэтому никого из работяг, «горбатившихся» на рытье котлована для водохранилища будущей Рыбинской ГЭС не требовалось доставлять из «промзоны» обратно в лагерь, да еще в пожарном порядке. Поскольку весь лагерный контингент о предстоящем визите военных предупреждался заранее, а затраченное время на осуществление предстоящего мероприятия, как это и полагалось, подлежало актировке.

Хуже того, не поясняет  автор статьи  и не меньшую  нелепость. Это когда «добровольцев», в буквальном смысле, «выпихнули» за лагерные ворота, даже не дав возможности взять свой нехитрый лагерный скарб с личными вещами, истинную цену которым знает только зэк. «Сколько нас было? По моей оценке, было нас 220 – 230 человек. Нас построили в отдельную колонну. Открываются центральные ворота лагеря (монастыря). Широкие, красивые. За весь срок  я  ни разу не видел  эти  ворота открытыми.  В монастыре были другие ворота… Один офицер идет впереди, ведет строй. Четверо идут вдоль строя…Пистолеты в кобурах, собак нет. Это же не конвой. Что тогда в наших душах творилось, тебе не понять. Что мы на свободе? Кто разрешил? И офицеры, видимо, были в большом напряжении, не знали, как мы себя поведем. Разбежимся? Или разоружим их? Шли километров 7-8. Пришли. Железнодорожная ветка. Стоят бараки, такие же, как в лагере. Только нет вышек и колючей проволоки… Расположились. Через короткое время команда выходи строиться.  Построили в шеренги. Перед строем человек, одетый в полувоенную одежду. Но явно не военный. Нет значков различия. Нет оружия. Пожилой человек, в очках. Представляется. «Я – прокурор города Рыбинска. Я уполномочен вам заявить: как только вы вышли за пределы лагеря, вы являетесь несудимыми. Судимость с вас снимается, документы о судимости уничтожаются, Вы нигде, никогда не должны говорить о том, что вы судимы…». И так далее, и тому подобное.

Вопрос первый. Если, по утверждению «прокурора города Рыбинска», документы о судимости уничтожались едва только осужденные оказывались за пределами лагерной зоны, тогда  интересно  было бы  узнать: кем и каким образом осуществлялось подобное, принимая во внимание, что сведения о том, судим человек или не судим, находятся в базе данных Главного информационного, впоследствии информационно-аналитического центра (сокращенно, ГИАЦ)  в Москве, а материалы уголовных дел в судах ?

Вопрос второй:  кто позволил подобное? Может быть, все тот же пресловутый «городской прокурор»?..

И в заключение «о красноармейских книжках»…

Сначала, естественно, о том: кем, когда и где именно «новобранцам» выдавались красноармейские книжки. Со слов Ивана Кузьмича Галунова, свою красноармейскую книжку он получил в одном из «пахнущих свежей древесиной» бараков, на неведомой железнодорожной станции, по сути, непонятно от кого? Еще более непонятно: почему основные реквизиты, вносимые в красноармейскую книжку, писались со слов их будущих владельцев? И куда подевались списки будущих «защитников Родины» со всеми данными, внесенными в них в точном соответствии с лагерными формулярами (своего рода «паспортом» заключенного), да еще с краткой личностной характеристикой.

Отсюда вывод: все то, что касается существования в таком поселении, каким был Дмитров в 30-х годах,  «крупнейшего лагобъединения» под названием Дмитлаг – правда. Как правда о существовании на территории Союза ССР и других лагерных зон,  с «разношерстным» лагерным контингентом (как, скажем, в том же г. Рыбинске, на сооружении Рыбинского водохранилища). И Гороховецкие (без всякого вопроса, как в статье) лагеря для формирования воинских подразделений; в том числе и из лиц, подпадавших под действие приказа № 004/007/006 от 26.01.1944г. «О порядке применения  примечания 2 к статье 28 УК РСФСР (и соответствующих статей УК других союзных республик); и направлении осужденных   в действующую армию – тоже правда. А все остальное в «рассказе деда» Ю.И. Галунова – досужие выдумки, не стоящие «покрытого плесенью сухаря».

 

Юрий СОЛОВЬЕВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!