Вьетнам — пример

dadmin Газета, Статьи из газеты №41 (2018)

6 сентября в Сочи президент В. Путин встретился с генеральным секретарем Компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонгом, и много говорил о том, что отношения надо развивать. Причем, «и наступательно, и поступательно», что, безусловно, подкупает, ибо Социалистическая республика Вьетнам является, в каком-то смысле, даже примером для нас. Почему? Да потому, что хотя в конце 1980г. под влиянием «старшего товарища» там тоже был взят курс нас свою «перестройку» — обновление, но, в отличие от развала и распада СССР предателями-мерзавцами Горбачевым и Ельциным, имел он и принципиальные отличия. Во-первых, не заключался в искоренении, истреблении Прошлого, а был только в эволюционном от него отходе с сохранением исторической Памяти и названия. А во-вторых, руль управления страной, как и прежде, остался в руках неразложившейся Компартии, и, более того, после самороспуска в 1988г. социалистической и демократической партий, она, численность, которой при  населении в 93 млн. — 4,5 млн., стала, согласно Конституции 1992г., единственной и руководящей при однопартийной системе.

Компартия и ее дочерние организации (а во Вьетнаме действуют массовые пионерская и комсомольская организации) пронизывают все сферы вьетнамского общества, КПВ руководит деятельностью отечественного фронта Вьетнама и профсоюзов, в 500-местном Национальном собрании, ей принадлежит 475 депутатских мандатов. А все ключевые посты в государственном аппарате занимают члены ее руководящих органов: президент Чан Дай Куанг и премьер-министр Нгуен Суан Фук одновременно входят в состав Политбюро, «человеком номер один» является Генеральный секретарь КПВ 73-летний Нгуен Фу Чонг, важную роль играют центральная военная комиссия (по аналогии с компартией КНР ее возглавляет генсек) и центральный теоретический совет, и партийные органы имеют огромное влияние в вооруженных силах, полиции и структурах национальной безопасности.  Конституция СРВ исходит из того, что Вьетнам является «государством рабочих, крестьян и интеллигентов», а КПВ претендует на то, чтобы защищать «интересы всего народа», хотя в программе и уставе компартии говорится, что в основе национального общества «лежит союз рабочих и крестьян». И играет важную роль в международных совещаниях коммунистических и рабочих партий, развивая отношения с компартиями по всему миру. Столетие Октябрьской революции там отмечалось на официальном уровне.

И чего при таком руководстве СРВ добилась? А добилась, по аналогии с КНР, на переходе страны на модель социалистической рыночной экономики с сохранением командных высот за государством в стратегических отраслях промышленности и одновременно внедрением в народное хозяйство принципов конкуренции и открытости — более чем многого. Что проявилось в повышении наукоемкости производства и реформировании управления народным хозяйством, снижении государственных расходов и увеличении интеграции в мировую экономику, превращении электроэнергетики, судостроения, нефте- и газопереработки, сельскохозяйственного машиностроения и туризма в ведущие отрасли экономики, и если в середине 1980-х СРВ относилась к одной из самых бедных стран Азии, то сегодня вправе говорить об «азиатском драконе» с социалистической спецификой, социальный и экономический рывок, которого впечатляет. Экономика, особенно промышленные отрасли: текстильное производство, электроника, фармацевтика — растет уже более 25лет не менее 6% ВВП в год, ВВП на душу населения вырос в 6 раз, уровень бедности сократился до 14%, официальная безработица — менее 2,5%, а продолжительность жизни возросла до 75 лет у женщин и 70 лет у мужчин.

Конечно, есть и хрупкая финансовая система, повышенный дефицит общественного бюджета, значительный государственный долг, однако все компенсируется низкой инфляцией, улучшением инвестиционного климата страны, доступностью кредитов для малых и средних предприятий, а также совершенствованием социальной инфраструктуры.

Кроме того, будучи государством идеологизированным, СРВ под руководством компартии проводит внешнюю политику, ориентированную на «принципы мира, национальной независимости и социального прогресса». Что, с одной стороны, проявляется в активности вьетнамской дипломатии в ООН и Движении неприсоединения, поддержании братских отношений с некоторыми другими «коммунистическими» странами, такими как Лаос и Куба. Но, со стороны другой, Вьетнам сегодня член АСЕАН (в рамках которой рассматривается как одно из ведущих государств Юго-Восточной Азии), входит в ВТО, достаточно активен в АТЭС и динамичен в экономических отношениях с США. Те стали главным импортером вьетнамской продукции, а прямые американские инвестиции превысили 10 млрд. долларов. Хотя основными экспортерами для СРВ являются, все-таки, прежде всего, Китай, хотя территориальные проблемы с ним в Южно-Китайском море не утихают и споры вокруг Парасельского архипелага и Спратли продолжаются — однако товарооборот превысил 100 млрд. долл., а также другие азиатские соседи: Южная Корея и Япония.

И об отношениях с нами. В прежней Конституции была статья, в которой говорилось о вечной и нерушимой дружбе с Советским Союзом, ибо он был главным союзником марксистского режима ДРВ в героической борьбе против американской агрессии и без его комплексной масштабной поддержки вряд ли вьетнамские коммунисты смогли бы добиться позорного ухода американцев. Как и объединения на своих принципах страны в 1970-е годы — Советский Союз являлся главным политическим союзником и экономическим партнером этого государства многие десятилетия. А современные отношения между Россией и Вьетнамом базируются на Договоре об основах дружественных отношений (1994 г.), Декларации о стратегическом партнерстве от 2001 г. и Совместном заявлении о всеобъемлющем стратегическом партнерстве (2012 г.). Как и в прошлом, по многим вопросам мировой политики Москва и Ханой, выступающие за многополярность на планете, имеют схожие позиции и оценки. И традиционно важную роль в двухсторонних отношениях играет военно-техническое сотрудничество: для обороноспособности СРВ, как и раньше, важны российские поставки для национальных военно-воздушных и военно-морских сил, противовоздушной обороны; в наших вузах проходят обучение военные курсанты из Вьетнама.

Правовая база торгово-экономических отношений РФ и СРВ насчитывает свыше 50 договоров и соглашений, и уже давно действуют Российско-вьетнамская комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Российские инвестиции играют важную роль в развитии вьетнамской энергетики (нефте- и газодобыча, тепло- и гидроэнергетика, атомная сфера);  в финансовой сфере действует Вьетнамо-российский банк, и, в свою очередь, на наш рынок из Вьетнама идут изделия легкой промышленности, кофе, овощи, фрукты и рыба. Подписал Вьетнам и соглашение о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) — и создание зоны свободной торговли, о чем договорились в 2016 г., уже дало осязаемые результаты: товарооборот между СРВ и странами ЕАЭС увеличился на 30%, экспорт вырос на 22,5%, а импорт — более чем на 40%.

А что до сферы политической, то, хотя в СРВ критически оценивают отказ РФ и других стран постсоветского пространства от социалистической модели общественного строительства, наша страна для Вьетнама все равно остается государством-другом, и, как подчеркивает лидер КПВ Нгуен Фу Чонг, «мы всегда считаем Российскую Федерацию одним из самых важных и верных своих партнеров». Вот такой он, сегодняшний Вьетнам; просим любить и жаловать.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!