ВЕРШИНА ТРЕУГОЛЬНИКА

admin Газета, Статьи из газеты №9 (2018)

В истории были удивительные, просто уникальные женщины, ничего, казалось бы,

из себя, на первый взгляд, не представлявшие, но когда, их неоднозначностью, неординарностью привлеченные, к ним «присматривались» великие Мужчины–все радикально менялось и входили они в Историю вершинами выпестованных ими

великих Треугольников. Одной из них была, ставшая вершиной знаменитого треугольника Осип Брик–Лиля–Вл. Маяковский–Лиля Брик (1891- 1978), затянувшая в путы своих чар еще комбрига Виталия Примакова и бог его знает, сколько еще других мужчин. Другой, хотя и несколько менее известной, была последняя на протяжении достаточно долгих лет гражданская жена М. Горького Мария Закревская-Бенкендорф-Будберг (1892- 1974), публичная биография которой начиналась с английского разведчика Брюса Локкарта, а заканчивалась до самой его, в 1946г., смерти, великим английским писателем Гербертом

Уэллсом в треугольнике: М. Горький–Закревская–Г. Уэллс. Притом,

что и она очень любила мужчин и не скрывала этого. Обе они были

дьявольски обольстительны и незаурядного ума, используя это в своих

целях, а третьей, им в том же, пусть и несколько иначе оригинально

подобной, была еще менее сегодня известная, и в «тройку великих»

также вошедшая–дива по имени Лу. Точнее Лу Андреас-Саломе или

Лу Саломе (12.02.1861–5 .02. 1937), своеобразными партнерами которой Мужчины были не менее знаменитые: философ Фридрих Ницше и психоаналитик Зигмунд Фрейд, хотя партнерами эротическими

были и куда менее известные.

Вот о ней и сказ, но, прежде, чтобы понять, все-таки, направленность

мышления Лу–а она в силу своей загадочной неординарности притягивала к себе многих интеллектуалов Европы–скажем о великих Мужчинах ее Треугольника, первым из которых был, родившийся в 1844г. немец

Фридрих Вильгельм Ницше. Он был талантлив, в 24 года, будучи еще

студентом, был приглашен на должность профессора, но еще с 18 лет испытывал сильные головные боли, бессонницу, а к 30 годам почти ослеп,

боли и бессонницу излечивая опиатами. В 1879г. оставил преподавание,

дальнейшая жизнь стала борьбой с болезнью, вопреки которой он писал

свои произведения, и на волне своей, в том числе, и духовной близости с

Лу, издал свои знаменитые вирши «Так говорил Заратустра».

И вот о чем он в них говорил. «Если долго всматриваешься в Бездну,

Бездна начнет всматриваться в Тебя». «Бога нет–он умер, и не надо верить «неземным надеждам», а нужно быть «верными земле». «Религия

это мысль, которая все прямое делает кривым, и потому мы хотим, чтобы жил Сверхчеловек, которому удалось преодолеть дробность своего

существования, он вернул себе мир и поднял взор над его горизонтом.

Он–смысл земли, а, в противоположность ему, «последний», в смысле

умственно убогий «человек» представляет вырождение человеческого рода, живет в полном забвении своей сущности, отдав ее на откуп

звериному пребыванию в комфортных условиях». Был солидарен с

Сократом, что возможность постижения и даже исправления жизни

только в диктатуре разума, и усматривал вечное возвращение: «постоянство в вечности обретается через повторяющееся возвращение того

же самого, а не через непреходящую неизменность–и воплощением

сопринадлежности вечному возвращению и является Сверхчеловек».

«Для того чтобы быть сильным, надо иметь «широкую душу», которая свободна от внешних обстоятельств, а широта ее в обладании

жаждой воли, мудростью и любовью. Почему и только тот, кто хочет

преодолеть себя, обладает «волей власти» и широкой душой, и будет

спасен; и пусть и ищущий счастье никогда не находит его, ибо «счастье–женщина», но истинная добродетель для человека–это Самость,

которая «проявляется во всяком поступке». И только вдали от всего

всегда жили изобретатели новых ценностей, способные творить «вне

себя», они избегают толпы, не пьют из ее «отравленных источников» и

осуждают пребывающих в «жалком самодовольстве».

В какой-то связи с идеями Ницше, правда, несколько позднее,

появились и учения, родившегося в 1856г. основателя психоанализа, создателя психотерапии Зигмунда Фрейда–Сигизмунда Шломо

Фройда. Причем рассуждения его считал столь глубокими, что «вряд

ли в наше время или вообще когда бы то ни было можно найти человека, который бы обладал такими глубокими познаниями о самом себе,

как Ницше». Более глубокое описание почти всех специфических понятий, которые в дальнейшем появились в психоанализе, почерпнуты и у Ницше, а волновали обоих, одни и те же проблемы: тревога,

отчаяние, расщепление личности. И гений Фрейда и был в том, что

он привнес в науку и практику глубокие психологические открытия,

а особый вклад его состоял в стремлении преодолеть расщепление человека через освещение его иррациональных, бессознательных, обособленных и внесенных в сознание тенденций. До предела упростив,

которые, все держится на двух подсознательных инстинктах–половом

влечении и страхе, на базе которых и развивается мозг.

И вот, хотя, казалось, не было ни одного сколько-нибудь известного

человека среди интеллектуалов Европы, кто не был бы очарован Лу или

попросту влюблен, выбор свой в своем Треугольнике она сделала только

на тех, кто на стыке веков и совершал такую психогенную революцию:

Ницше и Фрейде. Ницше называл ее «гениальной русской», Фрейд считал лучшей ученицей, а она обожала с ними философские беседы и была

на пике и острие–моды, мысли и науки. А родиной Луизы была Россия,

Санкт-Петербург, и была она дочерью русского генерала–наполовину

прибалтийского немца, наполовину француза–Густава фон Саломе,

мать была из немцев датских, а окна квартиры в здании Главного штаба

выходили на Дворцовую площадь. Формально русского в ней ничего не

было, но за 20 лет, которые прожила в России, впитала ее Дух и стала,

по сути, Русской, приверженной образа жизни столичных дворянских

кругов, русской природы, климата, обычаев, нравов. Как и 5 ее братьев,

с 1874 по 1878г. училась в старейшей немецкой школе Петришуле, а первая любовь 17-летней девочки, читавший лекции голландский пастор

Гийо сократил «Луизу» до «Лу»–имени, которому суждено прославиться, а сам он стал первым разбитым сердцем на его пути.

Отец в 1878г. умер и в 1880г. в сопровождении матери Лу едет в

Швейцарию, но в связи со слабым здоровьем переезжает в Рим, где

попадает в кружок, одним из посетителей которого был философ Пауль Реё. Они чувствуют духовное родство, девушка предлагает проект

создания своеобразной коммуны с целомудренным житием, в которую бы входили молодые люди обоих полов, желающие продолжить

образование; предлагает снять дом, где у каждого была бы своя комната, но у всех–общая гостиная. Реё идеей воодушевлен, но все же

просит Лу выйти за него замуж, а она, как свободолюбивая, ему отказывает, желая зваться только другом–и с коммуной ничего не выходит,

они путешествуют, посещают Париж, Берлин. И в 1882г. Реё знакомит

Саломе с Ницше, который старше Лу на 17 лет, но покорен гибкостью

ее ума и невероятным обаянием, говорит, что она–самая умная из всех

встреченных им людей и находит в ней чуткого слушателя. Она, в свою

очередь, была потрясена пылкостью его мыслей и он дважды делает ей

предложение, но она отказывает и ему, предлагая дружбу. И появляется, в стиле «треугольника» Маяковской–Лили -Ося, дружеская «троица», занимающаяся, проживая под одной крышей, интеллектуальными беседами, сочинениями и путешествиями–и не только…

Но через несколько лет с Ницше суждено было расстаться: его сестра Элизабет, недовольная влиянием Лу на брата, написала ей грубое

письмо и в результате последовавшей ссоры Ницше и Саломе навсегда

разошлись. А чуть позднее, в 1889г., в связи с помутнением рассудка–

оно произошло после припадка, вызванного избиением лошади у него

на глазах–оборвалась и творческая деятельность Ницше. Был помещен

в базельскую психиатрическую больницу, где оставался до марта 1890г.,

когда мать забрала его к себе в Наумбург, а после ее смерти (1897) Фридрих не мог ни двигаться, ни говорить: его поражает 2-й и 3-й апоплексический удар. 25 августа 1900г. он умирает, а в 1901г.–без свидетелей, и

неясно, был ли это суицид или несчастный случай–погибает в горах и

Пауль Реё.

А Саломе в 1886г. знакомится с университетским преподавателем

восточных языков Фридрихом Карлом Андреасом. Он старше ее на 15

лет, но твердо хочет сделать женой, и, чтобы показать всю серьезность

намерений, предпринимает попытку самоубийства на ее глазах и вонзает себе в грудь нож. Лу после этого, после долгих раздумий соглашается выйти за него, такого замуж, но с условием–слишком она свободолюбива, что они никогда не вступят в сексуальные отношения. Он

так желал получить ее, что на условие согласился–и их брак, вдумайтесь только (!), все 43 (до конца, до 1937г.) года был платоническим.

Удивительно, правда? С официальным мужем 43 года жить платонически, а на стороне, пользуясь тяготеньем к свободе решений–как

заблагорассудится. Но так вышло, так получилось: решил на свободу покуситься–так получи, но и ничего более, а, кто не покушался,

получите выбор, и в 1892г. Лу вступает в интимную связь с одним из

основателей социал-демократической партии Германии и марксистской газеты «Форвартс» Георгом Ледебуром. Но в 1894г. бросает и его и

уезжает в Париж, где одним из следующих ее любовников становится

писатель Франк Ведекинд. Однако и с ним ничего не выходит: несмотря на предложения руки и сердца, от кого бы они не исходили, она

никогда не помышляла о разводе и всегда первая бросала мужчин, как

только кто-то из «новых», очередных хотел заполучить в жены.

Но у нее был дар полностью погружаться в мужчину, которого любила, разжигая в партнере некий духовный дух, и в 1897г., поскольку

литературная ее деятельность уже принесла известность, разжигает «духовный дух» и в 22-летнем начинающем поэте Райнере Марии Рильке

(1875- 1926), а ей уже 36. Берет его в поездки по России (1899 и 1900гг.),

учит русскому языку, открывает русскую литературу, знакомит с психологизмом Достоевского и Толстого–и он, можно сказать, обрусевает, а

она утешает от ночных кошмаров. Как и многие другие возлюбленные

Лу, живет с нею и Андреасом в их доме, посвящает ей стихи и по ее совету меняет свое «женственное» имя «Рене» на более жесткое–«Райнер».

Его почерк меняется, становится практически неотличимым от ее манеры писать, и он посвящает ей свой гениальный стих.

«Я и слепой тебя увижу. Я и глухой тебя услышу.

Немой–тебя я буду звать. Без рук–дыханьем обнимать.

Без ног–на край земли бежать. Забытый–буду вечно ждать.

Грустить, печалиться, страдать. Молиться, верить, ликовать.

И песни для тебя слагать. И гимны в честь твою писать.

…Я буду тем, кем ты меня, Увидела, нашла, взяла,

Богиня русская моя, Душа моя, слеза моя».

Но через 4 года Лу уходит, т.к. он так же, как и многие ее любовники до него, хотел, чтобы она подала на развод, правда, и с ним расстается друзьями и до самой его смерти в 1926 г. переписывается. А свой

свободолюбивый «донжуанский список» пополняет и пополняет, и

друг философ Мартин Бубер дает идею обобщить все, весь опыт в книге. И родилась скандальная «Эротика», в которой были чрезвычайно

откровенные психологические экскурсы, и, согласно Лу, мужчина и

женщина–существа различные сущностно. Мужчина целиком направлен на внешний мир и ищет в любви лишь удовлетворения, мгновенной разрядки напряжения. Для женщины же любовь–все, и «пол

разлит по всей плоти ее организма, по всему полю души», более того,

она вообще не существует вне этого.

В 1905 г. служанка ее мужа Андреаса, с которым она в интимных

отношениях принципиально не состояла, рожает ему дочку–Лу оставляет внебрачного ребенка в доме, наблюдает за своими реакциями с

дотошностью психоаналитика, а через несколько лет ее удочерит и

именно Мари останется с ней у смертного одра. А в 1911г. принимает участие в работе Международного психоаналитического конгресса

в Веймаре, где знакомится с Зигмундом Фрейдом и они становятся

близкими до последних дней ее, на следующую четверть века: Фрейд

не заявлял на нее собственнические претензии, ничего не требовал

взамен, что и не привело к обычным для нее разрывам–впрочем, ей

уже 50. Он был знаком с ее нашумевшей «Эротикой», выдержавшей 5

переизданий, и считал, что Лу, пусть и несколько с другой стороны, но,

тем не менее, вплотную подошла к его собственным идеям и отчасти

подтвердила их. Вводит ее в круг своих ближайших учеников, прощая

все своевольности, а она с увлечением погружается в работу, пишет

статьи и выступает на семинарах.

В 1914г. чета Андреас переехала в Геттинген, где Саломе открыла

собственную психотерапевтическую практику, но, несмотря на напряженную работу, и в этом их доме жили, сменяя друг друга, ее возлюбленные, с которыми супруг за утренним кофе задушевно беседовал.

Начала работать с больными, оставляя ради науки беллетристику (ею

написано порядка 139 научных статей), однако 1 августа Германия

объявила войну России, где остались братья Лу с семьями. В Войне

она не стояла ни на чьей стороне, полагала, что войны–неизбежное

зло всей человеческой цивилизации, и у нее появилось множество

пациентов, приезжавших с фронта. Они рассказывали ей страшные

истории, не зная, что по рождению–русская, а Лу, наблюдая психологию людей, побывавших в аду военной мясорубки, неожиданно

обнаружила, как сама история на ее глазах подтверждает идеи Ницше

о том, что страдание обновляет и закаляет. Некоторые ее знакомые и

вчерашние пациенты, ставшие солдатами на полях сражений, совершенно излечивались от психических заболеваний, которыми страдали

до войны: истерии, невроза, навязчивых состояний и даже шизофренических приступов–и Фрейд был просто в изумлении от этих «нечеловеческих» прозрений Лу.

Затем пришла и Революция, лишив Лу возможности когда-либо

увидеться с родными, а 5 февраля 1937г. в своем доме под Геттингеном

она умерла, и ей, к счастью, не довелось увидеть, что сделало время с

ее любимым учителем Фрейдом. В 1938г. фашисты оккупировали Австрию, конфисковав издательство Фрейда, его библиотеку, имущество

и паспорт; он стал фактически узником гетто, и только благодаря выкупу в 100 тысяч шиллингов, который заплатила за него его пациентка и

последовательница принцесса Мария Бонапарт, его семья смогла эмигрировать в Англию. Фрейд был уже давно смертельно болен раком челюсти, и в сентябре 1939г. по его просьбе лечащий врач сделал ему два

укола, которые жизнь и прервали–эутаназия. Не узнала Лу и что четыре сестры Фрейда, которых она тоже любила, но которые были еврейками–погибли в фашистских концлагерях. Как и то, что в ГУЛаге–а

она была немкой, иностранкой–закончили свои дни двое братьев.

И так и закончился жизненный путь этой Третьей неординарной

женщины. «Какие бы боль и страдания ни приносила жизнь, мы все равно должны ее приветствовать,–писала Лу Андреас-Саломе в свои последние годы. — Солнце и Луна, день и ночь, мрак и свет, любовь и смерть–и

человек всегда между. Боящийся страданий–боится радости». Ницше не

ошибся в своей Заратустре, а Фрейд его поддержал. Треугольник с вершиной Лу–замкнулся. Первый: Осип Брик (1888 -1945)–Лиля–(1891

-1978)–В. Маяковский (1893- 1930). Второй: М. Горький (1868–1936) -Закревская (1892 – 1974)–Г. Уэллс (1866 -1946). И вот третий: Ницше (1844

-1900)–Лу Саломе (1861 -1937)–Фрейд (1856 – 1939). Поистине потрясающие Треугольники с еще более потрясающими их Вершинами.

ГЕННАДИЙ ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!