Венец ампира Сталинской эпохи

dadmin Газета, Статьи из газеты №11 (2019)

  12 апреля 1949г., 70 лет назад, торжественно был заложен первый камень МГУ

Когда произносишь: «Сталинская эпоха», от этих слов всегда тянет каким-то Величием, эпохальностью и могуществом. Что действительно так, ибо стартовали мы в ту Эпоху, как выразился «лучший недруг» нашей Советской страны, с аграрной «сохой», а закончили – с «атомной бомбой». И в статусе второй сверхдержавы мира. И делалось в той стране, ну буквально все, чтобы образовательный уровень ее населения – постоянно повышался и рос, чтобы научные кадры – активно готовились и совершенствовались, ну а сами наука и техника в продвижениях своих – границ просто не знали. И потому, скажем, в СССР, кроме атомной бомбы, осенью 1951г. была создана первая в мире ЭВМ первого поколения, а несколько позднее и по развитию микроэлектроники мы смогли стать третьими в мире, уступая лишь США и Японии.

И еще после нашей Великой победы в той страшной войне Вождь посчитал необходимым показать всему миру величие этой Страны-Победительницы – Величием ее столицы. Чего достичь можно было только высотностью Москвы в стиле, вошедшем в историю, как «сталинский ампир» (empire, фр. – империя), или, по-простому, «сталинскими высотками». И уже 13 января 1947г. Постановление о строительстве таких «многоэтажных зданий» Советом Министров СССР было принято, и архитекторы уже скоро предоставили Вождю для обсуждения проекты 8 таких зданий (реально воздвигнутыми их потом оказалось 7). В разных, но самых видных и примечательных точках Москвы, в том числе и самой высокой, в 70 метрах над уровнем моря, на Ленинских (Воробьевых) горах, о чем Сталин, естественно, сразу поинтересовался: «А что у нас там будет?». «Гостиница» – был ответ, поскольку для всех приезжих ее, очевидно, мыслилось сотворить некоей помпезной и триумфальной столичной «визитной картой». Но мнение у Вождя оказалось совершенно иным: «Гостиница подождет. Нам нужно здание нового университета». И уже через несколько дней на специальном совещании по «университетскому вопросу» объявил свое итоговое решение: «На вершине Ленинских гор, чтобы очень, издалека видно было, возвести новое здание МГУ с высотой не менее 20 этажей. И чтобы предусмотрели каждому студенту отдельную комнату в общежитии!». Поинтересовавшись у ректора МГУ академика Александра Несмеянова, а «Сколько предполагается у вас учащихся? Шесть тысяч? Значит, должно быть шесть тысяч комнат!». Но в разговор тут вмешался Молотов: «Товарищ Сталин, студенты ведь народ компанейский. Скучно им будет жить поодиночке. Пусть хоть по двое селятся». «Хорошо, тогда оставляем три тысячи комнат!».

Вот так и была решена судьба высотного здания МГУ, чтобы оно, став «дворцом и храмом советской науки», собой величественно ее увенчало. Все же Постановления по нему, начиная с первого, 15 марта 1948г., как по техническим проектам, так и по сметам на строительство, подписывал, как Председатель Совета Министров, лично Сталин. И, естественно, нес за него всю ответственность: и за этажность, и за высоту шпиля, и за многое-многое другое. А Главным архитектором был назначен талантливый и известный советский архитектор Борис Иофан, спроектировавший уже и Павильоны СССР на международных выставках в Париже (1937) и Нью-Йорке (1939), и Московский театр эстрады, и многие другие здания. И именно ему принадлежит общий архитектурный замысел всего проекта в виде пространственной композиции из пяти объемов: монументальной, высотной, центральной части, используемой еще и в качестве постамента для скульптур, и четырех, симметрично расположенных, более низких боковых объемов, увенчанных башенками-пинаклями. А на самом верху высотной части изначально предполагалось установить величественную скульптуру. Или как некоего абстрактного человека с устремленной к небу головой и широко раскинутыми в стороны руками, чем, символизируя как бы тягу к знаниям, или в образе М. Ломоносова, или даже и с ликом Сталина. Но со всеми этими вариантами сам Сталин не согласился и дал указание завершить здание шпилем с пятиконечной звездой, как и на всех остальных строящихся «высотках».

Но серьезное расхождение возникло совершенно по другому вопросу: а где, собственно, должно стоять это высотное и монументальное сооружение? И Иофан, как Главный архитектор, мыслил расположить его прямо на краю 70-метрового обрыва Ленинских гор, чтобы здание было отовсюду видно, и издалека. С чем, кстати, на тот момент был согласен и Сталин. Но ученые-специалисты в области оснований и фундаментов посчитали, что расположение такого огромного сооружения в зоне обрыва с подвижным грунтом чревато катастрофой, и из-за его возможных оползней Университет попросту  может сползти в Москву-реку! Сталина они в необходимости переноса этого монументального здания подальше от кромки Ленинских гор убедить смогли, а вот Иофана – нет. И из-за его несогласия Постановлением 3 июля 1948г. он от работ по проектированию был отстранен, а дальнейшее руководство было поручено группе архитекторов, возглавляемой Львом Рудневым. Который многое принципиально менять не стал и стиль сооружения в значительной степени сохранил, но решение о переносе здание на 1400 метров от края обрыва – принял. Хотя и далее грунт был плавающий, и при строительстве приходилось потом много работать с морозильными установками. А на месте же, выбранном Иофаном, была создана смотровая площадка, в том же виде функционирующая и поныне.

После чего на огромных площадях вглубь от обрыва прошли фантастические по объемам земляные работы и 12 апреля 1949 г. состоялась торжественная церемония закладки первого камня самого высотного здания МГУ. Ровно за 12 лет до полета Гагарина, что глубоко символично. И титаническая строительная работа на 4 года вперед пошла, закипела, и в ней было применено много нового и новаторского. И в создании несущей системы в форме коробчатого фундамента и гибкими колоннами. И в каркасе, на который потребовалось 40 тыс. тонн стали, но был он – уже не стальным, а железобетонным, с жесткой арматурой из колонн и балок, воспринимавший, и на фундамент передававший, весь огромный вес всего здания. На возведение же стен и парапетов ушло 178 млн. кирпичей, но функции они выполняли – уже оболочные, чтобы изолировать внутреннее пространство такого огромного здания от внешних температурных колебаний. Впервые были применены для высотного строительства монтажные соединения не на заклепках, а сварные, что позволило, и вес существенно снизить, и трудоемкости монтажа элементов. А вот шпиль, со звездой и колосьями, хоть весь и кажется «золотым», но облицован пластинами из желтого стекла, с внутренних сторон покрытых алюминием, поскольку от ветра и осадков любая позолота придет скоро в негодность.

Организационные работы «университетского проекта», как и, параллельно, «атомного», до окончания которого испытанием первой советской атомной бомбы оставалось еще 5 месяцев, поручили курировать Л. Берии, и под его началом на строительстве трудилось 20 тысяч человек. 3 тысячи ударников-комсомольцев, высвободившиеся с атомно-промышленных объектов военно-строительные части и несколько тысяч заключенных со строительными специальностями. На отбытие своих сроков здесь, но, в основном, не на Главном здании. Ну а все общее руководство по строительству и оформлению всего комплекса МГУ вел, естественно, сам Сталин. Мастерской В. Мухиной поручив величественное и помпезное скульптурное оформление всех фасадов, с роскошным парадным входом и изысканно-фешенебельным залом «ротонды». Постоянно требуя, чтобы все кафедры и лаборатории оснащены были по самому высокому уровню и самым современным оборудованием. И чтобы внутри вообще все было изысканно и помпезно, а все залы оформлены по последнему слову техники. Почему он, в частности, занимался и вопросом: чьи портреты, статуи и барельефы буду украшать фойе и коридоры университета, и для оформления всех внутренних помещений подарил лично 5 тысяч картин. 6 марта 1951г. он завизировал архитектурно-планировочное задание на строительство дорог и озеленение территорий, прилегающих ко всему комплексу будущего МГУ, а летом 1952г. приезжал осматривать строительство лично.

И под таким его руководством высотный комплекс МГУ, подстать Вождю, побил все рекорды, до 1990г. являясь самым высоким административно-жилым зданием Европы. Высотой в 240 метров со шпилем, и в 36 этажей, при 50-метровом шпиле, с венчающей его звездой и колосьями, весом 12 тонн. В здании рекордное число колонн, пересчитать которые, практически, невозможно, а на одной из боковых башен установлены московские часы-чемпионы. С циферблатом из нержавеющей стали диаметром 9 метров и 39-килограммовой минутной стрелкой 4,1 метра длиной, что вдвое длиннее стрелки кремлевских курантов. А если постараться обойти все помещения комплекса и постоять в каждом по минуте, то на это потребуется целый день. Среди этих помещений на 2 этаже расположены: актовый зал на 1500 человек и Дворец культуры с большим залом на 640 мест, а на 31 этаже – «ротонда». Круглая постройка с тожественным залом заседаний, увенчанная грандиозным куполом с великолепной колоннадой по периметру. И ее смотровой площадкой на 32-ом этаже. Совершенно уникально и лифтовое хозяйство МГУ из 111 лифтов особой конструкции, в том числе высотных и скоростных.

А вот в боковых секторах, со 2 по 18 этажи – жилая зона с квартирами для профессорско-преподавательского состава и общежитиями для студентов и аспирантов, с общим количеством проживающих до 2000 человек. Причем, как и другие «сталинские высотки» административно-жилого характера, здание МГУ задумано также как дом с замкнутой коммунально-бытовой инфраструктурой. С кинотеатром, почтовым отделением, телеграфом, столовыми, продовольственными и промтоварными магазинами, парикмахерской, предприятиями бытового обслуживания, поликлиникой и спортивным центром с 25-метровым бассейном. Чтобы студент, войдя сюда 1 сентября, мог, вообще говоря, здание это не покидать вовсе, а только жить и учиться в нём до окончания учебного года.

А само торжественное открытие этого Дворца и храма советской науки на Ленинских (Воробьевых) горах состоялось 1 сентября 1953г., приехать на которое, чтобы лично перерезать красную ленточку, Иосиф Виссарионович уже, к величайшему сожалению, не смог. 5 марта полгода назад его не стало. Но сам Университет в Память о Вожде стал вершиной совершенно уникального сталинского архитектурного стиля, подаренного им Москве и СССР – «сталинского ампира», венцом и последним символом всей Великой сталинской эпохи, ее, можно сказать, восклицательным знаком!

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!