УНР, ГЕРМАНИЯ И «КАБАЛЬНОСТЬ» БРЕСТА К 100-ЛЕТИЮ

admin Газета, Статьи из газеты №5 (2018)

 

Что такое украинский национализм и кто такие украинские

«нэзалэжники» — очевидно всем. Но появились они не сегодня, и

даже не после распада, в 1991г., СССР, а много раньше, и заявили

о себе сразу после Февраля 1917г. и падения самодержавных скреп

Империи. Когда в Киеве, притом, что формальная власть была у

органов Временного правительства — губернских комиссариатов, 7

марта собрался политический клуб националистически настроен-

ных сил и назвал себя Центральной Радой. Полномочий, правда, та-

кой клуб не имел, и, чтобы обрести их, себя Радой на состоявшемся

в апреле Всеукраинском съезде националисты официально и офор-

мили. А, оформив, сразу приступили к компоновке — пусть пока и

рекомендательного характера, требований к Петрограду о призна-

нии автономии Украины. Которой ранее, как и суверенности, и, тем

более, государственности, никогда не было, а термины Малороссия

и Новороссия были неофициальными и использовались только до

марта 1917г., но с включением в нее — ни много, ни мало — 9 губер-

ний бывшей Империи. 5 центральных и западных малороссийских:

Киевская, Подольская, Черниговская, Волынская, Полтавская и

4 юго-восточных, новороссийских: Екатеринославская (с Донбас-

сом), Таврическая (без Крыма), Херсонская, Харьковская.

Правда, думали в новороссийских губерниях абсолютно не так,

и на I-м же съезде Советов рабочих депутатов Донецкой и Криво-

рожской областей, проходившем, как бы, параллельно, с 25 апреля

по 6 мая в Харькове, представители его высказалось за завершение

административного объединения в границах, практически, своей

Новороссии. Но никак ни какой-то Украины. И, тем не менее, Рада

23 июня 1917г. подняла перед Временным правительством и лично

премьером князем Львовым — и с его подачи, вопрос о предоставле-

нии Украине автономии. С претензиями на все те же 9 губерний, на

что Временное правительство отреагировало своим официальным

циркуляром от 4 августа 1917г., территории этой автономизирован-

ной Украины ограничивая только 5 центрально-западными губер-

ниями, восточные границы, которой устанавливались по разделе-

нию с 4-мя остальными, юго-восточными.

В ведении Центральной Рады они не закреплялись, и их при-

соединение к украинской автономии было возможным лишь, при

условии, если за это выскажется их население. А население Ново-

россии 7 сентября телеграфировало о «фактическом декретировании

республики Харьковской губернии» — как ее назвали, и куда вошли

Харьковская и Екатеринославская губернии, Донбасс, Кривбасс

и Кривой Рог, Макеевка и Мариуполь Области Войска Донского —

вовсе не Временному правительству, а в ЦК РСДРП. Что большие

различия в подходах к территориальностям Запада и Востока выя-

вило уже тогда, ну а уж сразу после Октября эти совершенно разные

политические и национальные силы стали территориальности свои,

в силу субъективных исторических обстоятельств и по принципу у

кого что получится, с разными названиями «создавать» и делать.

В Киеве, как и во всех крупных городах, осенью 1917-го тоже

был создан Военно-революционный комитет, и, после сведений из

Петрограда, началось противостояние и в нем. Начался поднятый

киевскими большевиками вооруженный мятеж, но верные Вре-

менному правительству, хотя его уже не существовало, войска мест-

ного военного округа — его подавили. Большевики, однако, улич-

ные бои продолжили, штаб округа в Киеве пересилили, но взять

город под контроль не смогли, стороны оказались обескровлены,

и «отсидевшаяся» в стороне Рада вышла как бы победительницей.

Октябрьский переворот принимать и признать не собиралась, и,

воспользовавшись им, автономный статус Украины 11 ноября про-

возгласила. А 20 ноября ею был издан Универсал, которым провоз-

глашалась «Украинская Народная Республика» (УНР) в границах

тех самых 5 губерний Малороссии — пока еще в составе России: как

говорилось, «не отделяясь от всей России, сохраняя федеративную

связь», с Верховным органом власти в ней — Центральной Радой.

На что харьковский Облисполком притязания Рады на их земли

сначала 30 ноября отверг и потребовал определения мнения насе-

ления по вопросу его самоопределения, а Совнарком 17 декабря

на притязания Рады ответил вообще ультиматумом: вооруженные

силы большевиков на Дон для борьбы с Калединым пропускать, а

киевские части, поддерживавшие большевиков — не разоружать. И

если в течение 48 часов не будет дан положительный ответ, Совнар-

ком будет считать себя с Радой в состоянии войны. Рада ультиматум

отвергла, началось наступление большевистских частей, и хотя они

и не были более 10 тыс., но защитников Киева было еще меньше.

А первый Всеукраинский съезд Советов в Харькове 25 декабря

принял и вовсе решение об образовании в альтернативу УНР на тер-

ритории большой Харьковской губернии республики своей и совет-

ской. Вот только как назвать ее, чтобы звучала абсолютно в пику?

Просто Харьковской или Новороссийской? Нет, не годится, ибо

название, в данном конкретном случае должно быть точно таким

же, Украинским, но только с Советами на конце — и пусть пока будет

Украинская Народная республика Советов (УНРС), но обязательно

в составе Российской Советской Республики как федерации Совет-

ских национальных республик. И еще, как бы назло, хотя территория

УНРС на тот момент и определялась только частью большой Харь-

ковской губернии, «выкатили» ответные идеолого-территориальные

претензии УНР на губернии центра и запада Малороссии.

Но, кроме проблем этих, были у Советской России и проблемы

другие, куда более важные, которые надо было тоже решать, и по-

сле четырехлетнего, истощающего все силы участия в Мировой во-

йне, сразу двух: Февральской и Октябрьской революций, чрезвы-

чайно ослабевшая и обезоруженная, 15 декабря в Брест-Литовске

она вступила в переговоры с Германией о временном перемирии

с целью подготовки и подписания Договора о мире. Прослышав

об этом, «нэзалэжники» УНР к переговорам об этом решили тоже

незамедлительно присоединиться, но только вести от себя, сепа-

ратно. Что очень устраивало и немцев с австро-венграми, ибо Рос-

сию позволяло загнать представлять не территории всех бывших

имперских пределов, а ее полномочия ограничить исключением

из компетенции всех новых национально-государственных и тер-

риториально-административных образований, формирующиеся

на территории прежней Империи. Причем УНР в первую очередь,

ибо военные действия Германии и Австро-Венгрии в значительной

степени проходили именно на украинских территориях и интересы

обеих сторон в этом вопросе: и УНР-овской, и немецкой — совпали

полностью. Причем совпадали еще и в том, что за то, что немцы во-

енные действия на территории Украины обязывались прекратить,

Центральная Рада Германию и Австрию, обязалась накормить,

поставляяя им продовольствие в значительных количествах. В Ав-

стрии был настоящий голод, а ситуация в Германии была немногим

лучше, и «хлебный мир» — под таким он там и вошел в историю.

РСФСР, естественно, с таким подходом согласна не была, но

на что немцы к «радовцам» УНР с предложением прибыть обра-

тились сами, и на начавшиеся 22 декабря в Брест-Литовске пере-

говоры их делегация прибыла. С Советской стороной никаких ко-

ординированных действий не ведя, а с немцами переговариваясь

закулисно и тайно. На что те, чтобы уровень переговоров этих по-

высить, от УНР потребовали ее полноценной юридической неза-

висимости, почему Рада 11 января Универсал «О независимости»,

приняла, 18 января государственность УНР официально провоз-

гласила, а 25-ого еще один Универсал о независимости объявила.

Однако в УНР противостояние с большевиками усугублялось,

28 января в Киеве на заводе «Арсенал» вспыхнул, вошедший в

историю как «январское восстание» в поддержку советской вла-

сти — мятеж. А сил у Рады было немного, всего несколько сотен, и

небольшой отряд, в основном из студентов и гимназистов, 30 -ого

(не 29-ого, как сейчас отмечают) января у станции Круты вступил

с наступающими большевиками в бой. Силы были неравны, сту-

дентов: кого убили, кого взяли в плен, далеко не всех расстреляли,

а некоторых и вообще потом отпустили. Бой был незначительным

эпизодом, собрать необходимые силы Рада смогла, и восстание, с

массовыми, свыше тысячи расстрелов — было подавлено.

Однако Киев от войск Рады ударами Красной гвардии был к 8

февраля очищен, порядка тысячи ее сторонников тоже было рас-

стреляны, а сами «радовцы» просто вынуждены были бежать в Жи-

томир. И именно это и заставило их, «бегущих» — никого потому

не представляющих, но все это тщательно скрывающих — на следу-

ющий же день, 9 февраля, Договор свой сепаратный с Централь-

ными (Германской, Австро-Венгерской и Османской) державами

подписать. Аврально и любой ценой, но только чтоб против (как и

сейчас) России, по которому Германия и Австро-Венгрия вводить

войска свои на территорию УНР, если она об этом попросит, обя-

зывались. Границы оставлялись такими, какими были они между

Российской империей и Австро-Венгрией до войны 1914г., а УНР

с Польшей должна определить была позднее смешанная комиссия.

За все это УНР поставить должна была 1 млн. тонн хлеба, до 50 ты-

сяч тонн живого веса рогатого скота и 400 млн. яиц. Однако поскольку

по выполнению этих условий у немцев с австрийцами возникли со-

мнения, то уже с 18 февраля, согласия на то никакого не спрашивая,

они войска свои численностью до 450 тыс. на территорию УНР ввели —

всю ее, почти полностью, вместе с Киевом, оккупировав. А поскольку

выдвинули еще и ультиматум принять германские условия с отказом

от прибалтийских областей до линии Нарва — Псков — Двинск, то во

второй половине февраля немцы дошли и до Нарвы.

Сил, чтобы воевать, у большевиков не было, боеспособной

Красной армии еще не существовало. И потому — с «благодарно-

стью» за все, УНР и «нэзалэжниками», против себя содеянное — Со-

ветская Россия просто вынуждена была свой «позорный», «похаб-

ный», чудовищно-кабальный Брестский мир 3 марта заключать.

Иного варианта не было, и по нему от прежней территории Рос-

сийской империи отторгались огромные территории в 1 млн. 267

тысяч кв. км (75% угольных и железнорудных районов, 32% обра-

батываемых земель) с численностью населения 62 млн. В том чис-

ле в пользу Германии отторгались: на тот момент — Польша; Литва;

часть Белоруссии и Латвии, а в пользу Турции — армянские и гру-

зинские земли Кавказа. И одновременно советские войска должны

были быть выведены из Латвии, Эстонии, Украины, где они еще

оставались, с одновременным вводом на освобожденные террито-

рии войск немецких и австро-венгерских.

Вот тем и так закончились действия тогда УНР и Германии

против РСФСР. Что с радостью и готовностью «незалэжники» вку-

пе со США и ЕС делают и сейчас. Но только чтоб против России.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!