Униженные и оскорбленные

dadmin Газета, Статьи из газеты №36 (2018)

Есть в нашей стране самая социально не защищенная, самая обиженная властью и забытая обществом часть населения, это- дети войны.

Дети войны — это те, которым сейчас 73 года и больше, они не являются блокадниками, а значит не имеют хорошей материальной поддержки к пенсии. Но их детство было таким же трудным, а старость омрачена экономическим кризисом и вопиющей бедностью. Им реально приходится делать выбор: или лекарства, или еда.

Власть как-бы не замечает их, хотя в сегодняшней России 12 млн детей войны! Когда Гайдара упрекнули в том, что от его реформ погибнет не менее 15 млн человек, он без колебаний ответил: «Ничего не поделаешь, значит они не вписались в рынок». Неужели можно ожидать, что очень пожилые люди, на хрупкие детские плечи которых, наравне со взрослыми, легла вся тяжесть самой страшной в истории человечества войны, могут и должны вписаться в рынок? Вот и теперь правящая партия «Единая Россия» в 5-й раз отвергла очередной проект Закона «О детях войны», предложенный КПРФ, в котором предлагались очень скромные льготы для последнего поколения Победителей.

Президент Путин и партия «Единая Россия» сегодня всячески проталкивают так называемую «пенсионную реформу». Все понимают, что издержки неработающей экономики власть пытается переложить на плечи самых бедных, на пенсионеров. Но почему же в нашей стране не ограничивают сверхдоходы самых богатых? Мы — единственная страна в мире с плоской шкалой налогообложения: и миллиардер, и уборщица, платят налоги в размере 13% своих доходов. Так где же социальная справедливость? В пенсионной реформе ни слова нет о детях войны. Жестокая власть цинично выжидает, когда вымрет последнее поколение, пережившее небывалую войну и внесшее свой вклад в Великую Победу.

Сегодня своими воспоминаниями поделится с нами сопредседатель Общероссийской Общественной Организации «Дети войны»  Пушкинского района Санкт-Петербурга Шатило Елена Владимировна.

« Я родилась в городе Бобруйске, в Белоруссии. Мне было 10 месяцев, когда немцы, на третий день войны вошли в наш город, поэтому многое, из того, что я расскажу, я знаю со слов мамы. Я пишу о детях войны на оккупированной территории. То, что мы пережили, забыть невозможно, память сильнее времени, а душевная боль намного ощутимее боли телесной. Советские войска героически обороняли наш город, но силы были неравными. После боя в городе остались одни руины: дома, магазины, склады и базы были разрушены или разграблены. В городе поселился хаос, голод и страх. Был введен комендантский час. Фашисты вычищали и вылавливали партизан, евреев, комсомольцев, а потом вешали  или расстреливали их.

Мама рассказала о том, как вначале войны, немцы согнали очень много евреев в деревню Каменка, заставили их выкопать траншею, а потом поставили всех перед этой траншеей и расстреляли. Даже на второй день земля дышала, так как засыпанными оказались не только погибшие, но живые и раненные. После войны на этом месте установили обелиск.

Когда говорят о блокадниках Ленинграда – да! Это трагедия. В оккупации было намного хуже, но об этом почему-то всегда умалчивается. Нас с первых дней войны в оккупации бросили на произвол судьбы и никакой продовольственной помощи мы не получали. Взрослые и дети пухли и умирали от голода и холода сотнями тысяч. В городе очень часто проходили облавы. Взрослое население заставляли расписываться в своей лояльности к фашистам. Кто не соглашался, того сажали в карцер и расстреливали. Мою маму тоже не миновала эта участь. Она была захвачена вместе с другими жителями и до рассвета посажена в полицейский участок. Мама знала, что дома остались малолетние дети: мой братик ( 5 лет) и годовалая я. За ночь она пережила сильнейший стресс: искусала губы в кровь и поседела На утро она подошла к охраннику и как могла объяснила ситуацию, отдала последнее, что у нее было золотые сережки. Слава Богу! Только благодаря  этому, мы не остались сиротами.

Оккупированная  Беларусь  стала партизанским краем. Партизаны подрывали железнодорожные составы, идущие в Германию с награбленным добром. Фашисты вывозили все: скот, оборудование, драгоценности и шедевры музеев, и самое страшное – людей: взрослых для рабского труда в Германии и в концлагеря, а детей для забора крови раненным солдатам Вермахта. Это была дорога смерти, потому что обратно никто не возвращался!

Через все населенные пункты, находящиеся в оккупации, по нескольку раз проходила линия фронта, а это было самое ужасное, что может быть на войне. Во время войны в Белоруссии, из 9 тыс населенных пунктов, более 6 тыс были уничтожены. А 186 деревень не смогли возродиться, так как были уничтожены со всеми жителями, включая матерей с грудными детьми и немощными стариками.

Одной из таких трагедий стала деревня Хатынь. Утром, 22 марта, 1943 года в 6 км от деревни Хатынь была обстрелена партизанами колонна фашистов, и был убит немецкий офицер. Фашисты и их пособники — бандеровцы ворвались в деревню, согнали все население в амбар, и подожгли. Погибло 149 человек, из них 75 детей. Единственный свидетель хатынской трагедии 56 -летний кузнец Иосиф Каминский. Он, обгоревший и израненный, пришел в сознание поздно ночью. Ему пришлось пережить еще один тяжелый удар: среди трупов он нашел своего израненного сына. Мальчик был смертельно ранен в живот и получил сильные ожоги. Он скончался на руках у отца.

В начале семидесятых годов на месте трагедии был открыт мемориальный комплекс – музей под открытым небом. На месте сожженных домов остались лишь печи и дымоходы (трубы ).

Итогом фашистской политики геноцида и «выжженной земли» в Белоруссии стала гибель 2 млн 230 тыс человек,  был уничтожен каждый третий житель.

24 июня 1944 года началось освобождение Бобруйска. Бой шел ожесточеннейший. В ходе бобруйской наступательной операции была окружена и уничтожена 40 тыс группировка фашистов. Эта операция вошла в историю как «Бобруйски котел».

Но перед этим, немцев в спешке согнали народ на станцию и стали грузить в вагоны для отправки в Германию. Налетели наши самолеты и начали бомбить. Началась паника, несколько человек были убиты, но состав все-таки пошел в Германию. В этом эшелоне была наша семья: мама, бабушка, я и братик. Ехали очень долго, с длительными остановками. В Литве и Польше взрослых угоняли работать на хуторах, за это кормили и давали еду с собой и для детей. Так доехали мы до Белостока ( Польша). Помню: ночь, мы лежим во ржи, в небе висят «фонари» ( осветительные бомбы). Светло, как днем. Вокруг рвутся снаряды, идет бой. Казалось, что горит и небо, и земля, Советские войска в этом бою отбили наш эшелон, и мы вернулись домой, не стали узниками. Начали жить с нуля – голые, босые, голодные и нищие. Как выживали – один Господь Бог знает! – СУЩЕСТВОВАЛИ. Вспоминаю детские годы; всегда хотелось кушать. Эти воспоминания идут со мной через всю мою жизнь. После войны Беларусь была вся в развалинах, она очень тяжело и мучительно восстанавливалась. Основная работа легла на плечи женщин и детей. Особенно изнурительным и непосильным был труд в колхозах. Но благодаря белорусскому народу–труженику, Беларусь, как птица Феникс, возродилась из пепла, в прямом смысле этого слова. Благодаря правильной политике Советского Союза в восстановлении Белорусии приняли участие все союзные  республики.  В настоящее время, Россия и Беларусь поддерживают друг друга, невзирая на все сложности нынешнего времени. Мы – два братских народа! У нас одна судьба!»

Шатило Елена Владимировна

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!