Уланова, Плисецкая. И их поклонники

admin Газета, Статьи из газеты №35 (2017)

 

Если предложить назвать самых известных балерин советского периода, сомнений никаких нет: названы будут Галина Уланова и Майя Плисецкая. И… пауза. И именно как прима-балерины. Но никак не подруги, ибо между ними и их поклонниками в обществе всегда было противостояние, и если для одних лицом и вершиной советского балета была Галина, то для других — Майя. Для меня, как и для многих других, вершиной, естественно, была русская советская Уланова — да и как не быть, если с 1929 по 1960гг. станцевав, она стала всеми любима, уважаема, признана. И народной артисткой СССР (1951). И лауреатом 4-х Сталинских (1941,1946, 1947, 1950) и Ленинской (1957) премий. И кавалером 4-х орденов Ленина и 4-х Трудового Красного знамени. И дважды Героем социалистического труда (1974 и 1980). И когда, после 88 лет достойной жизни (8.01.1910 — 21.3.98), с ней прощались, все было по-доброму, сердечно и искренне. Без лишнего эпатажа. И свою вечную тишину она тихо, спокойно встретила и нашла на Новодевичьем кладбище в Москве. И
это, пожалуй, и все, что о ней можно вкратце сказать.

А вот о «великой и несравненной» Плисецкой так не получится. Да и говорить не мне, ибо обожаема, признана публикой она была совершенно другой. Из среды, можно сказать, не народной, а из изысканно-«интеллектуальной», и далеко не всегда русского происхождения. Ибо и Майя в Москве 20.11.1925 родилась в семье Михаила Эммануиловича (Менделевича) Плисецкого и Рахили Михайловны Мессерер. В апреле 1937г. отец за связь со старшим братом Израилем, эмигрировавшим в США в 1932г., был арестован, и на следующий год расстрелян. А мама сослана в Акмолинский лагерь «жен изменников Родины» в Казахстан, откуда в Москву вернулась только в апреле 1941г., и Майю в такой ситуации удочерила тетя Суламифь Мессерер. И вместе со своим братом Асафом — оба были видными танцовщиками Большого театра — начали ее балетное воспитание. Причем такое, что в 1943г. окончив хореографическое училище, Майя была принята в труппу Большого театра, перешла на сольные партии, и с 1948г. стала утверждаться (по 1990г. и утвердилась) в статусе прима-балерины. Становилась все более известной, и в постсталинские времена крепчавшая «интеллектуальная элита» стала ею все более восхищаться: «единственная, несравненная, великая», и ко всяческим, чтобы Уланову хоть как-то затмить или хотя бы с нею сравняться (тем более что та путь свой балетный уже заканчивала) — награждениям и признаниям подталкивать. Заслуженная артистка РСФСР (1951), народная артистка РСФСР (1956), народная артистка СССР (1959). Лауреат премии Анны Павловой Парижской академии танца (1962) и Ленинской (1964). Кавалер трех орденов Ленина (1967, 1976, 1985), медали «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» и ордена «За заслуги перед Отечеством». Почетный профессор МГУ и Герой социалистического труда (1985).

И, все-таки, симпатизировать ей я не стал, и поясню почему. Начиная хотя бы с того, что в 1955г. она — тридцатилетняя прима Большого театра и начинающий двадцатитрехлетний композитор Родион Щедрин (в 1958г. ставший ее мужем) познакомились, как вы думаете где? А в доме близкой подруги Майи — с сомнительной репутацией, но родной по национальности — небезызвестной Лили Брик. Далее, в 1966г. Плисецкая подписала письмо 25 деятелей культуры и науки Л. Брежневу против реабилитации Сталина. Защищала и принимала у себя на даче А. Солженицына. А после распада СССР, как «гражданка мира» — она ведь еще и гражданка Испании (с 1989), Германии и Литвы (с 1991), со Щедриным, в отличие от русской Улановой, жила преимущественно в Мюнхене, заканчивая там свой жизненный путь. И в 2004г. Познеру исповедовалась, что «коммунизм, социализм лично для меня хуже фашизма. Я за свою долгую жизнь наблюдала и то, и то — фашизм был на виду, а коммунизм был закрыт. Что делали в концлагерях — это всем известно. А что в концлагерях и тюрьмах НКВД — никому не известно, это было закрыто. Не думаю, что там было лучше, не думаю, что жертв было меньше. Думаю, жертв было больше».

Вот по совокупности этого симпатизировать ей я никак не могу, и только, пожалуй, напомню, какой она тогда, при «коммунизме-сталинизме» была. И как вела себя. Мало афишируемыми фактами. Как, например, когда в 1950 г., третья (гражданская) жена Василия Сталина, 19-кратная чемпиона СССР по плаванию Капитолина Васильева, однажды приехала домой, в особняк на Гоголевском бульваре, д.7. А там «сидят Евгений Савицкий (дважды Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации, отец будущей космонавтки, 1948г.р., Светланы Савицкой) и Василий. Выпивши. Спрашиваю: «Шалите без меня?» Василий засмеялся и рассказал, как прямо из театра — в балетном костюме и…папахе! — привезли Плисецкую. Я стала укорять Савицкого: «У Вас такая милая жена (Лидия, также летчица). Устал после балета человек, а Вы…». А сын Василия от его первого, еще предвоенного, в 1940г., брака с Галиной Бурдонской, с которым он после развода все равно продолжал жить, ныне народный артист России Александр Бурдонский, вспоминает, как при нем Майя звонила в театр, что опаздывает на репетицию: «Я не приеду. Звоню с дачи Сталина» (у Василия, в Зубалово). А перед самим И. Сталиным Майя неоднократно танцевала, и на его 70-летии в Кремле ему, с улыбкой и, опустив глаза, в реверансе кланялась. Прессу потом уверяя: «Я что, должна говорить, что Сталин — золото? Этого не будет никогда». И также, в отличие от русской Улановой, завещала прах свой (2.05.2015) — не в землю, а, как «гражданки мира», вместе с прахом Щедрина — развеять. Можно и над Россией.

И вот, пожалуй, и все, почему я Плисецкой никогда не симпатизировал и «величайшей из великих» никогда не считал.

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

 

 

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!