Убийство Есенина и Ганина. В продолжение темы.

admin Газета, Статьи из газеты №31 (2017)

 

 

Не вхож я в сообщества советских (российских) писателей, незнаком с этой средой. Вот, и рассказ о Нике Турбиной [НП 10.08, С.7], оказывается, дожившей до 2001, пережив мою матушку на три года, прозвучал для меня новостью. Знав о художнице и поэтессе из пересказа ею лекции К.П.Бутусова о выдающихся детях (долго не живущих), слышав пластинку со стихами, я знал протеже Юлиана Семенова, как скончавшуюся в 16 лет, числя покойницей все 90-е гг. А она, оказывается, попросту выскочила замуж за богатенького буратину. Что ж, большому кораблю (предоставлялось) большое плавание… И у меня нет никаких суждений, по поводу публичной переписки Николая Астафьева и Бориса Орлова, ставшей достоянием читателей, в т.ч., и со страниц НП [там же]. Кое о чем, однако, говорить приходится.


 

В последней статье диалога сообщается о государственной комиссии, которая состояла, «…кроме писателей, из медэкспертов». Де, «…Подобных «сенсаций» во время горбачевской перестройки появилось немало… — но, — Она пришла к выводу, что Есенин руки наложил на себя сам». И вот это – отсылка к одиозной персоне генсека Горбачева, не самый достойный ход, Борис Александрович! Следователь по особо важным делам Эдуард Хлысталов так рассказал о письме, поступившем в столичные органы из Рязани в далеких 60-х: «…На втором снимке поэт лежит в гробу. Рядом стоят его мать, сестры, жена Софья Толстая. Лица у всех напуганы. Позади 1-я жена — Зинаида Райх, в истерике уткнувшая лицо в грудь 2-му мужу, режиссеру Всеволоду Мейерхольду. И здесь, под увеличительным стеклом, все травмы явно видны на лице покойника. Значит, они действительно были, и это не дефект изготовления фотокарточек. Кто же причинил эти травмы? Почему никто никогда не писал о них? Почему в наших изданиях эти фотографии не публиковались? Аноним не сомневался, что я увижу на снимках признаки насильственной смерти и дам ход полученной информации, а он сам останется неизвестным. В стране хозяйничал КГБ, всякого «критика», сомневавшегося в «светлом будущем», отправляли в лагеря или спецпсихбольницы. …Я показал фотографии друзьям – криминалистам, экспертам. Все сходились…» [Э.А.Хлысталов «13 уголовных дел Есенина», 2006].

 

Родные, женщины, братья-писатели, хоронившие коллегу — все они прекрасно знали, своими глазами видели причину смерти. Элитарный дореволюционный фотограф Моисей Наппельбаум ухитрился сохранить и издать на Западе неретушированные оригиналы фотографий. О них знали (Ида Моисеевна Наппельбаум впоследствии репрессирована)! Об убийстве поэта вполне откровенно писали Василий Сварог (видевший тело на месте преступления), Борис Лавренев (письмо в «Красную газету» «исчезло», но сохранилась авторская копия), Зинаида Райх (частное письмо И.В.Сталину сохранилось), духовенство служило панихиды по покойнику, не восприняв государственные коммюнике, заявлявшие о суициде… Но причиною смерти официально называется ныне, и все это время, самоубийство (зри Википедию), заверяемое государственными экспертами и писательскими чиновниками.

 

Наш народ так и не научился трезво смотреть на «государственные комиссии» и т.п. шаражкины конторы, без придыхания, сопровождаемого ломанием шапки. И вердикт этой, с позволения сказать, комиссии [«Смерть Есенина…», 2003] — многим внушит доверие. О том же, что в действительности происходило там, какова цена «заключениям», не вхожие в литературные сферы читатели могут узнать. Об этом рассказал свидетель ее работы: рязанский краевед и литератор А.Н.Потапов [«Главная тайна Есенина», Рязань, 2015 (подп.\печать еще в янв.2014)]. Глава названа самоговорящее: «Убийство после смерти».

 

Но Б.А.Орлов предоставил и свой, логически выверенный вопрос: «Зачем было чекистам вести какие-то заговоры против Есенина? Его, попросту, могли бы пьяного убить в подворотне кирпичом или пырнуть ножом «в кабацкой пьяной драке»? …Я допускаю возможность убийства Есенина. Но об этом стопроцентно можно будет говорить только после эксгумации. Пока же мое мнение: 50 на 50»…

 

Эксгумация (государственная) – далеко не бесспорный свидетель! Оная предлагает, вот, на роль царского, череп, якобы, выкопанный писателем Рябовым и следователем Соловьевым, лишенный костной мозоли (должной нарасти на месте заживленного сабельного шрама). И что? Был цесаревич Николай ранен в голову, известно это достоверно, осталась повязка с его кровью, хранимая как реликвия, а вот, поди ж ты… Но на данный Б.А.Орловым вопрос можно ответить. Не полагается убивать того, кого берут, дабы выжать (методами ГПУ) показания – о соратниках по борьбе. Потому, эта сторона биографии С.А.Есенина – политического бойца, боевика Русской партии, возникшей внутри разношерстного революционно-демократического движения, тщательно отрицается, как и факт его убийства. В т.ч., с помощью скандальных «воспоминаний» и «медицинских» заключений (которые впору возвращать в <…> их авторам). Эту картавую «историографию» мы хорошо знаем!

 

Когда я показал Ф.Ф.Махонину, прежде убежденному в самоубийстве разгульного земляка, зарисовки трупа с прижизненными травмами, выполненные художником Василием Сварогом, он сразу признал в рисунках коллеги подлинник, выполнявшийся с натуры, отступив от официоза. Оказывается, профессионалы-графики определяют это!


 

В ИМЛИ хранится выписка документа ЗАГС о бракосочетании Есенина (копия с копии), где указывается метрическая дата: 04 августа 1917 года. Долгое время она господствовала в литературе, она называется даже в книге Ст. и Серг.Куняевых «Жизнь Есенина», вышедшей в 2002 (хотя в календаре дат жизни и творчества, завершающем эту же книгу, дата названа правильная). Для людей, заставших дореволюционные времена, это было нелепостью: акты гражданского состояния вела Церковь, а в Успенский пост венчания не совершались. Но, однако, для современников, рожденных после 1-й\4 ХХ в., очевидная туфта сходит. И возможные биографы (гласные и негласные) — этой справкой вводились (намеренно?) в заблуждение.

 

В прозаических автобиографиях и письмах, даже разведясь с Зинаидой, С.А.Есенин неизменно скрывает поездку в Вологду: «1917 произошла моя первая женитьба на З.Н.Райх. В 1918 г. я с ней расстался <на самом деле не ранее 1920. – Р.Жд.>, а после этого началась моя скитальческая жизнь, как и всех россиян за период 1918-1921. За эти годы я был… на Мурманском побережье, в Архангельске и Соловках» (автобиография от 20.06.24). О Вологде ни слова! Хотя, отплывая в Соловки Архангельском, там приходилось быть! Есенин прячет это, подобно тому, как скрывал после 1917 тесную свою юношескую дружбу с Леонидом Канигиссером (известную лишь из писем Марины Цветаевой): в нач. 1918 г. державшим связь Петрограда с боевой организацией Вологды. А в 1970-х ленинградский краевед Н.Н.Парфенов открыл в Вологодском областном архиве и метрическую запись.

 

Описание документа:

   Название: Метрическая книга записи родившихся, бракосочетавшихся и умерших по приходу Кирико-Улитовской Толстиковской церкви Вологодского уезда Вологодской губернии за 1917 год с записью о бракосочетании 30.07.1917 Сергея Александровича Есенина и Зинаиды Николаевны Райх

   Вид документа: Метрическая запись

   Автор документа: Священник Виктор Певгов

   Дата документа: 30 июля 1917 г. <день св.Валентина в русских святцах>

   Век: 20

   Язык документа Русский

   Аннотация: Метрическая запись N 1 в метрической книге Кирико-Улитовской Толстиковской церкви Вологодского уезда Вологодской губернии о бракосочетании сына крестьянина Рязанской губернии и уезда Кузьминской волости села Константиново Сергея Александровича Есенина, 22-х лет, и мещанки г. Ростова-на-Дону Зинаиды Николаевны Райх, 23-х лет. Оба православного вероисповедания, первым браком. Поручители: по жениху: Спасской волости деревни Ивановской крестьянин Павел Павлович Хитров и Устьянской волости села Устья крестьянин Сергей Михайлович Бараев; по невесте: Архангельской волости деревни Коншино крестьянин Алексей Алексеевич Ганин и сын вологодского купца Дмитрий Дмитриевич Девятков. Таинство совершал священник Виктор Певгов. Подлинник

   Историческая справка: Есенин Сергей Александрович (1895-1925) — русский поэт; Райх Зинаида Николаевна (1894-1939) — российская актриса; Ганин Алексей Алексеевич (1893-1925) — русский поэт и прозаик. Документ поступил в Вологодский губернский архив из Вологодской духовной консистории в 1919 году

   Наличие драгоценных камней и металлов: Нет

   Палеографические особенности: Нет

   Печати: Нет

   Художественные особенности оформления: Нет

   Собственность: Государственная, субъекта Российской Федерации»


 

Известно имя и псаломщика церкви – Алексея, из рода кадниковских священнослужителей Кратировых [Вдовин, 2007, с.140]: родственника свщ.-мч. катакомбного еп.Старобельского и Харьковского Павла (возглавлявшего православное подполье УССР).

 

Не сохранись этих записей, историки доныне перебирали б молчаливые архивы Соловков, гадая о причинах отсутствия записей о женитьбе Есенина, сообразных его словам, по рассказам мемуаристов: Мины Свирской, Катерины Эйгес, Владимира Чернявского, биографическим стихам «Небо ли такое белое».


В мемуарах подлинное место мероприятия не было названо никем! И Сергей, и Зинаида тщательно скрывали место венчания, шедшего на родине Ал.Ал.Ганина — инициатора поездки на Север [«Русское Зарубежье о Есенине», 1993, т. 1, с.146], сообразно правилу народовольческой и эсеровской конспирации: находясь на нелегальном положении, не упоминать подлинных адресов. Кирико-Улитинская церковь была в нач. 1930-х закрыта, клирики репрессированы, сгинув в недрах НКВД.


 

В дореволюционном паспорте З.Райх местом рождения, как следует из документа, указывался Ростов н\Д — не Одесса, как писала она в советских анкетах и как принято считать доныне. Родина Якова Блюмкина и Сиднея Рейли, Мишки Япончика и Соньки Золотой Ручки, Исаака Бабеля и Эдуарда Багрицкого, — столица т.наз. «Русского мира» обладала в глазах советского чиновничества огромной революционной харизмой. Указание ее в анкете — само по себе, автоматически – уже именем оного, содействовало движению ходатайств просителя. Это первое объяснение подлога. Но не покидает ощущение, что, кроме этого, и Зинаида Николаевна после 1917 не слишком-то желала, чтоб метрическая книга, — по закрытии церкви должная попасть в госархив, — помогала б отождествлять дореволюционную православную путешественницу, уроженку Области Войска Донского — с преуспевающей столичной еврейкой 1920-х — 1930-х гг.

 

Главное мы узнали недавно, благодаря «Мемориалу». ВСЕ участники и свидетели матримониального мероприятия, не только поэты и клирики, но и все эти провинциальные «крестьяне», погибнут, обвиняемые в контрреволюционной террористической деятельности, в 1920-е — 1930-е гг., в 3 столичных городах: Москве, Ленинграде, Харькове (столица УССР). Вопреки правилу НКВД: казнить (мелких) осужденных только по месту их доарестного проживания!

 

А С.М.Бараев — это вам не какой-нибудь «крестьянин» (по занятиям), каким он числится даже в Есенинской Энциклопедии. Среди потомков Филиппа Васильевича Быстрова бытует семейное предание о предке, сотруднике редактора «Вольного голоса Севера» (3-й по значимости в России эсеровской газеты!) Сергея Михайловича Бараева, заместителя Питирима Сорокина. По преданию — передававшемуся в годы, когда о женитьбе Есенина в Толстикове не было известно ничего, — венец над головой жениха, вместо уставшего шефа, держал корректор газеты: вологодский поэт Филипп Быстров. И он — тоже, погибнет в тюрьме в 1938 г., не признав вину и не сдав соратников. Его внук рассказывает: «…Моего деда арестовывали  в Москве в 1931 и 1933 гг., после этого выслали обратно в Вологду, а в 1937 г. арестовали, предъявив абсурдные обвинения в организации контрреволюционной деятельности. Следствие длилось с июня по октябрь, но палачи так и не смогли добиться признания вины. Мой дед был полностью реабилитирован в 1976 г. усилиями старшей дочери Виринеи. В постановлении Вологодского областного суда так и сказано: «…Быстров Ф.В. виновным себя в антисоветской агитации и организации контрреволюционной деятельности не признал». Какой силой духа надо было обладать, чтобы выдержать эти испытания, можно только догадываться. По воспоминаниям близких, Филипп Васильевич мог в лицо энкавэдэшнику пропеть злую частушку про Сталина. Он умер в тюрьме в 1938 г. от жестоких побоев и пыток. Дата смерти не известна, место захоронения не известно. Памятью о нём остались только два камня, один на месте церкви Кирика и Улиты, а другой –  памятник жертвам политических репрессий в Вологде» [http://www.proza.ru/2014/08/12/1980].

 

Его шеф был арестован 14.08.37, казнен 08.02.38, Москва (погребен в Бутово). Обвинение: участие в контрреволюционной террористической организации [http://www.sakharov-center.ru/asfcd/martirolog/?t=page&id=3852]. Так тогда определялась – и действительно была таковой, ведя вооруженную борьбу против коммунистов, Трудовая Крестьянская партия, основанная членами партии социалистов-революционеров, во главе с Сергеем Масловым и Питиримом Сорокиным — дореволюционными вологодскими ссыльными, отколовшимися от гнувшей большевицкую линию Марии Спиридоновой. В 1918 Маслов и Сорокин, вместе с Николаем Чайковским (последний народоволец и первый русский национал-социалист) и Григорием Алексинским (ренегат юдо-большевизма, с 1914 г. оборонец, разоблачивший германскую кормушку Ульянова, а прежде – автор афоризма о назревшей необходимости в РСДРП еврейского погрома), возглавили свержение Сов.власти на Русском Севере. ТКП мало известна, поскольку литература о воевавших с большевиками писалась теми, кто с ними боролся – чекистами. Они, вплоть до оккупации в 1945 г. Чехословакии, так и не смогли достичь успехов, воюя с ТКП (как с РОВС и с савинковцами). И соответственно, она не попала на страницы советской и постсоветской литературы…


(Фото. Е.А.Ганина: 3-я к центру)

 

Станислав Куняев в 1989 г. записал воспоминания сестры Алексея Ганина, Елены, о поездке петроградцев в деревню Коншино: «Помню, как Есенин и Райх, и с братом, приехали к нам. Она в Вологде работала у Клыпина, был такой краевед с частным издательством. Райх секретарем была у него <в бытность заведующим Вологодской типографией. – Р.Жд.>… Приехали, когда рожь клонилась, стучатся в наш дом: «Хозяйка, нельзя ли переночевать?» А мать в ответ: «Сейчас скажу отцу, он пустит!» Брат рассмеялся — она его и признала. Вошли… Утром, я помню, жду не дождусь, когда проснутся. Как раз они на праздник попали после Петрова дня, на престольный праздник нашей деревни» [http://www.booksite.ru/lichnosty/index.php?action=getwork&id=336&pid=178?=workabout]. 15 (28) июля – престольный праздник церкви свв.Кирика и Улиты (не ближайшей Михайло-Архангельской!). Годом раньше, и тоже к этой дате, отпросившись в отпуск(!), лишь задержанные на неск.дней службой в воен.госпитале — потоком раненых с Брусиловского прорыва, Ганин и Есенин ездили в Вологду. По свидетельству С.В.Клыпина (со ссылкой на запись в дневнике, в письме 23.01.62 к Ю.Л.Прокушеву), поэты явились у него 18 июля.

 

Татьяна Сергеевна Есенина, даже имя Ганина раскрывшая лишь в 1980-х, после того, как журналистом Красовским в фонде Мейерхольда в ЦГАЛИ был обнаружен план-конспект ненаписанных (исчезнувших?) мемуаров Зинаиды Райх, с указанием на путь туристов в мурманской тундре, засвидетельствовала: «Слишком уж отчетливо я помню такие слова матери: «Все трое были ко мне немного неравнодушны», или такие: «Мы все четверо вышли в Вологде». Кто был четвертым — об этом пока ничего неизвестно«… Этот рассказ проверяем. Есениным написано (об этом, четвертом?):

 

Не встревожен ласкою угрюмою

загорелый взмах твоей руки,

Всё равно, Архангельском иль Умбою

проплывать тебе на Соловки.

 

Стихи, опубликованные в 1924, но снабженные датой 1917, «заверены» Алексеем Ганиным, откликом на них написавшим осенью 1917 г. (до полярной ночи) «Русалку». Они оспорили частность (кокетство Зины), но подтвердили главное. Умба – село на берегу Кольского п-ва, путь туда вел только морем (от Колы, либо ОТ Соловков). А вот ветки, связующей Мурманскую и Архангельскую дороги, тогда еще не было! И решали, следовать на Мурман через Вологду и Архангельск, либо через Петрозаводск, еще в Петрограде – вчетвером, откуда и проследовали в Вологду. Цель четвертого, чуждого археологических интересов поэтов на Печенге и Коле [см. Ю.Потапов «Небо ли такое белое…»\ «Рязанский комсомолец», 14.06.86], была связана только с Соловками. Однако, гостевая паломническая книга, сохраненная монастырскими архивами, НЕ ГОВОРИТ о посещении Соловков Ганиным А.А., Есениным С.А., Райх-Есениной З.А.: от официального учета путников группа была укрыта.

 

Рассказ Елены Ганиной открыл совершенно неизвестную страницу Зинаидиной анкеты: она, оказывается (если, разумеется, верить Елене), также служила в Вологде, что успешно скрыла впоследствии.

 

В 1938 2-й свидетель со стороны жениха, вологодский крестьянин Павел Хитров был осужден в… г.Харькове [http://stalin.memo.ru/names/p396.htm], — там, где начиналась революционная деятельность С.С.Маслова, где издавался, в том числе, С.М.Бараев (псевдоним Я.И.Чижов) [http://www.nlr.ru/e-case3/sc2.php/web_gak/lc/106055/27], и где бывал Есенин. В Ленинграде тогда же погибнет Дм.Девятков [http://rosgenea.ru/?alf=5&serchcatal=%C4%E5%E2%FF%F2%EA%EE%E2&r=4].

 

Алексей Ганин погиб под пытками в Бутырской тюрьме (добит выстрелом в затылок 30.03.1925 г.). Сергей Есенин убит в декабре т.г. По предположению Н.Н.Брауна (основываясь на свидетельстве отца), не свежий, с уже слежавшейся складкой, листок с декадентскими (не похожими на Есенина) стихами «До свиданья» — был изъят Блюмкиным из материалов дела «Ордена Русских фашистов», приписанный Сергею задним числом, дабы удостоверить «самоубийство».

 

Наконец, после непонятного выезда 14.07.39 на родину отца (хотя наступал день рождения матери) Константина Сергеевича Есенина [сообщено им в письме Давиду Матвеевичу Ройзману], оставаясь лишь с домработницей (осведомительницей?), была зверски убита Зинаида Райх (или, скорей, погибла во время пыточного допроса без протокола, т.наз. «момента истины»). Тайну масловского подполья они унесли с собой.

 

Роман Жданович

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!