У Лукоморья…

dadmin Газета, Статьи из газеты №31 (2019)

Когда-то генерал Петров Константин Павлович озвучивал правильные мысли. Но генерала в 2009 году не стало, и о Концепции Общественной Безопасности как-то позабыли, а о «мёртвой воде» стали вспоминать, как о некой сказке — пусть и злой, но вымышленной любителями конспирологии.
Не помню точно, то ли в середине восьмидесятых, а то ли уже на заре девяностых, но среди некоторой части нашей интеллигенции по рукам ходила зачитанная до дыр самизда- товская книга, не помню её длинного названия, рассказывающая о тайном смысле поэмы А.С. Пушкина «Руслан и Людмила». Возможно, эта книга появилась много раньше, поскольку по её прочтению у меня возникали ассоциации с брежневским периодом истории. Сейчас на эту тему в интернете можно отыскать множество предположений, версий и даже научных догадок, но я остановлюсь на той самой, которую доводилось читать в неоднократно перепечатанных страницах на портативных печатных машинках восьмидесятых годов двадцатого века. Разумеется, у меня не получится стройного пересказа тех авторских находок. И даже более, мне совершенно неизвестно имя автора (или авторов) того эзотерического, на первый взгляд, анализа бессмертной поэмы Пушкина. Но, сравнивая тот анализ с нынешними временами, поневоле приходишь к мысли, что никакой эзотерики там нет, а есть явное пророчество событий нынешней эпохи.
Вряд ли у меня получится стройный пересказ, но я попытаюсь, пользуясь интернет-подсказками, поведать читателю своё мнение о некоторых особенностях высшей социологии через раскрытые Александром Сергеевичем персонажей сказки о Руслане с Людмилой и злом их гении Черноморе, которому, чтобы победить его, Руслану пришлось мечом отсечь бороду.
Главными героями той самой, до дыр зачитанной книги, являются две, если можно так выразиться, сущности — глобальный и внутренний (для России) предикторы. Для более полной ясности дам здесь небольшую характеристику этому, казалось бы, замысловатому понятию:
Предиктор — это субъект политики, сценарист-планировщик. Автором (или авторами) расшифровки скрытого смысла поэмы-сказки Черномор рассматривается, как глобальный предиктор, а Руслан, спасающий Людмилу, это предиктор внутренний. Но кто тогда Людмила, что её обязательно нужно спасать от чар карлы с бородой, и что за борода у него такая хитрая, что вся сила Черномора находится именно в ней?
Существует версия, что дуэль между Пушкиным и Дантесом была подстроена, чтобы никто не догадался о настоящих причинах убийства поэта, которого многие до сих пор, наравне с Фёдором Михайловичем Достоевским, считают пророком. Многим известно, что Пушкин очень близко был знаком со многими видными российскими масонами того времени, некоторые из них были его близкими друзьями. Хочу напомнить здесь мысль, высказанную здесь ещё до меня. Основным принципом масонов является то, что в их задачу входит «втянуть и заманить в свои ряды самых благонамеренных публично-известных людей, и использовать их в своих грязных и злобных делах так, чтобы те и не догадывались об истинных намерениях вышестоящих по иерархии масонов». Ценность Пушкина заключается в том, что он зашёл в масонство, разобрался в нём, всё понял, и, несмотря на то, что многие его друзья состояли в масонских организациях, осудил масонов и от них удалился. К Пушкину масоны, (и даже его друзья) относились с некоторой подозрительностью, а декабрист Горбачевский писал: “От верхней думы нам было запрещено знакомиться с Пушкиным, а почему? Прямо было указано на его характер”. Но не будем, давайте, вдаваться в «масонские» дебри, а продолжим нашу транскрипцию относительно некоторых героев известной сказки-поэмы «Руслан и Людмила».
Итак, Руслана мы обозначили внутренним предиктором, а Черномора глобальным. А кто же тогда такая Людмила, что в своей поэме поэт обязательно решается спасти? Кроме того, на первый план в поэме то и дело выходят не менее значимые персонажи, как Финн, Наина, князь Владимир, Фарлаф, Ратмир и Рогдай. Есть ещё «подозрительная» голова, в ноздре которой копьём щекочет наш герой.
С Людмилой, однако, просто. Это не просто девица, заточённая в златом обитые казематы Черномора, это люд милый — обманутый русский народ, спящий, как выходит на поверку, до сих пор. С головой тоже особенных затруднений нет. Это правительство, которое, подобно люду милому, частично обмануто, а исполняет волю внешнего предиктора. Где-то из явной трусости, а где-то из меркантильных соображений. И борода колдуна и чародея особых затруднений при расшифровке не вызывает. Это валютно-финансовая система, подчинённая глобальному предиктору, стремящемуся создать мировое правительство.
Некоторые исследователи этих трёх витязей с непривычными для русского уха именами рассматривают, используя мне неизвестные подстрочники. Так, например, Фарлаф — это от far love («далёкий от любви») – дитя, или затянувшееся детство, купающееся во внимании і взрослых «нянек», в их неустанных заботах о его житии-бытии, кормлении-одевании, веселении-развлечении, но дитя и не осознающее, что ответную любовь и в себе нужно учиться выращивать. (Вспомним оптимизацию нашего образования и сдачу экзаменов по принципу «Кто хочет стать миллионером»). Рогдай — это подростковый способ мышления, когда на любое несоответствие, по подростковым понятиям, можно надавать оппоненту по рогам. Ратмир — это уже более зрелый человек, идущий вверх по служебной лестнице, я сказал бы, в нашем понимании карьерист, которого для достижения цели не затмит ничто, и даже прелести Людмилы. Финн же, надо полагать, это спящее и где-то спрятанное знание, которое должен отыскать Руслан.
В начале и середине 1990-ых, казалось бы, старец финн вложил в руки меч-кладенец, но создаётся впечатление, что либо у Руслана его кто-то выбил из рук, либо он до сих пор, увлёкшийся, своим копьём щекочет ноздри голове. Один из современных исследователей поэмы, (имя его мне неизвестно), писал: «Состояние социальных дел очень сильно смахивает на завершение V песни в поэме (а всего их – VI, «плюс» ЭПИЛОГ), когда ФАРЛАФ тремя ударами отнюдь не богатырского меча практически лишил жизни РУСЛАНА (народ и территорию Отечества, поделённую на ТОРы, корпоративные сферы влияния, разорённое крестьянское подворье и навязанное импортозамещение… продуктами сомнительного качества и валом фармакопеи, ГМО-продукцией и т.д.).
Но Пушкин Александр Сергеевич в своих стихотворных сказках любил приговаривать: «Сказка ложь, да в ней намёк». Вот и я, полагаю, что сбудется и другая часть поэмы-сказки «Руслан и Людмила»: «Товарищ, верь! Взойдёт она,/ Звезда пленительного счастья!/ Россия вспрянет ото сна, /И на обломках самовластья / Напишут наши имена!».
И проснётся ото сна люд милый, и защебечут песни радости и счастья птицы над покинутым Лукоморьем, в которое вернется наш народ.

Василий Вейкки

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!