У каждого свой Данелия

dadmin Газета, Статьи из газеты №11 (2019)

19 марта умер Марлен Хуциев, а 4 апреля – Георгий Данелия. Друг за другом ушли великие режиссёры. Пожалуй, действительно последние из могикан. Сам же Данелия в своих мемуарах писал, что его часто путали с Хуциевым.

С присущей ему иронией Данелия описывал, как узнавали на фестивалях и обращались к нему Марлен Мартынович. Однажды даже поместили не то фото в газету. Какой-то мистический символизм.

Нет сейчас ни того, ни другого. До сих пор не верится. Хотя последние несколько лет Данелия не появлялся на публике, не давал интервью. Про его состояние было известно лишь узкому кругу людей. Однажды, оказавшись в одной компании с Юрием Ростом – журналистом, фотографом, близким другом и соседом Георгия Николаевича, поинтересовался, как дела у мастера. «Болеет», – грустно ответил Рост. Не поправился.

Это было в 2017-м. Тогда прошло уже практически пять лет с момента выхода последней работы – «Ку! Кин-дза-дза». Данелия в «нулевых» практически ничего не снял. Все его главные работы остались в Советском Союзе. В том времени, где молодой парень гуляет ещё по «оттепельной» Москве, лётчик из далекого грузинского села хочет стать пилотом международных авиалиний, переводчик разрывается между двумя женщинами, сантехник ищет своё счастье, прораб и скрипач попадают на далёкую планету.

Любой из этих сюжетов, кажется, всегда был с тобой, кажется, ты всегда знал наизусть фразы из данелиевских фильмов. Они больше, чем крылатые. Они настолько прочно ушли в народ, что теперь это неотъемлемая часть культуры. Перечислять их можно бесконечно. У каждого свой любимый фильм, свой любимый герой, своя фраза, свой образ.

У каждого и свой Данелия. При том, что все его фильмы невероятно разные. Данелия по-разному чувствовал ту или иную ситуацию. Так тонко, так легко менял тон от смеха до слёз – интонации у горя и счастья порой были так у него схожи. Данелия был едва ли не единственным в советском кино трагикомическим режиссёром. Тонко лавировал между запросом власти и личным чутьём. Однажды и сам Данелия это подтвердил, обмолвившись: «У меня нет врагов».

Его фильмы, состояние и настроение, описанные в них, часто соотносились со сценой из фильма «Осенний марафон»: вот коробка из-под торта, а внутри кирпич. Картина эта может даже и получила бы «Оскар», но из-за войны в Афганистане СССР бойкотировал премию.

Едва ли не каждый фильм Данелии отражал время, в которое он создавался. Судите сами: «Не горюй» 1968 года, по сути, о свободе, как и «Я шагаю по Москве». Более поздний «Афоня» (1975) – об одиночестве, любви. Уже  снятый в полном застое «Мимино» (1977) – о патриотизме и поиске себя. «Осенний марафон» 1979 года – о неустроенности семьи, предательстве, разочаровании и вновь поиске. Работой «Кин-дза-дза» (1986) Данелия словно ставил точку – антиутопия об обществе, где нищета сочетается с культом штанов, а спичка – основная валюта. Это самая главная картина заката СССР.

Георгий Николаевич сотрудничал и работал в кино с лучшими мастерами своего времени. Если это были актёры, то только самые лучшие – Евгений Леонов, Никита Михалков, Вахтанг Кикабидзе, Олег Басилашвили, Леонид Куравлёв, Фрунзик Мкртчян и многие другие. Операторы – Вадим Юсов, Анатолий Петрицкий, Павел Лебешев. Композиторы – Борис Чайковский, Моисей Вайнберг, Андрей Петров, Гия Канчели. Сценаристы – Резо Габриадзе, Александр Володин, Виктория Токарева. Про работу с каждым из них можно написать отдельную книгу, если не несколько. Но лучше в очередной раз посмотреть какой-нибудь фильм, где Данелия бесконечно искал человеческое, доброе в каждом своём герое. Где рассматривал человека, а не обстоятельства, где в конце туннеля всегда был свет, и даже с другой, злой планеты можно было улететь домой…

Как Данелия делал план расселения Красноуфимска

В 1955 году Георгий Данелия получил диплом Московского архитектурного института и устроился на работу в Государственный институт проектирования городов («Гипрогор»). Архитектором Данелия проработал недолго, уже через год поступил на Высшие режиссёрские курсы, но успел поучаствовать в проектировании Красноуфимска и  Сысерти и даже побывал на Урале в служебной командировке. Подробности своего вклада в уральскую архитектуру Георгий Данелия с присущим ему юмором описывает в своей книге «Безбилетный пассажир»:«Месяцев шесть тому назад в ГИПРОГОРе появилась китаянка, которую прислали к нам на практику. Звали ее Ы-Фынь… Я подумал и поручил Ы-Фынь перечертить детальный план города Красноуфимска, схемой расселения которого занимался в то время. Думал, со всеми коммуникациями и сараями ей месяца на два работы хватит. Она предъявила мне чертёж через десять дней. Через некоторое время я должен был ехать в командировку… Когда вернулся в Москву и сдал чертежи, сообразил, что забыл исправить названия. У меня на синьке плана города Нижняя Сысерть (по всей видимости, Данелия имеет в виду город Сысерть, который располагается ниже по течению, чем Верхняя. – Прим. «ОГ» ) почему-то было написано: «Красноуфимск», а на синьке Красноуфимска – «Нижняя Сысерть». Кто-то до меня напутал. Я попросил вернуть мне бумаги, но мне отказали: «Нельзя». – «Почему? У меня же есть допуск». – «У тебя простой. А здесь «Ольга Павловна» (особая папка) . – «Так там то, что я нарисовал!» – «Нельзя». Так и не дали мне исправить названия. Надеюсь, в дальнейшем не построили на кладбище в Красноуфимске спортивный комплекс».

Пётр Кабанов             Опубликовано в №61 от 06.04.2019 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!