Трубу прорвало

dadmin Газета, Статьи из газеты №35 (2018)

О митинге 9 сентября

Неожиданно прорвало трубу на площади Ленина. Неожиданно перед митингом, организованным штабом Навального.  И хотя  в этот день митинги прошли по всей России, именно Петербург, Смольный, отличился неожиданностью решений. Навевает сомнения сама авария с трубой ( может дрель использовали)? Фонтан воды бил долго, последствия аварии почему-то не торопились устранить, хотя знали, что информация о прорыве трубы поступила в « Водоканал» в 5.50 утра 6 сентября. Первоначально митинг был согласован, информация о нем прошла в интернете, но потом что-то пошло не так. Неожиданно начался ремонт трубы на площади Ленина и в последний момент  организаторов послали на три буквы, изменив свое решение. Практически  Смольный нарушил федеральный закон (закон №54-ФЗ не предусматривает процедуру «отзыва» согласования). 

Накануне митинга, вечером  8 сентября  в штаб нагрянула полиция, чтобы провести «осмотр места происшествия» (!)  Им показали  документ о согласовании митинга. После этого полиция изъяла плакаты о митинге против повышения пенсионного возраста, листовку, газету «Правда о России» и фотографию Путина. 9 сентября, ближе к началу митинга, в метро пл. Ленина пассажиры услышали объявление, что с 14 часов «по техническим причинам» будет закрыт вход на станцию. Это уже было похоже на провокацию. На выходе метро уже стояли вооруженные омоновцы и полиция, вход на станцию закрыли. У  входа метро было огромное количество протестующих, которые не знали и не могли знать о переносе места митинга. Гвардейцы сжали людей в кольцо и стали выхватывать из толпы молодых людей, многие из которых были несовершеннолетними. Полетели дымовые шашки. Но, несмотря на  зверства полиции, молодежь вела себя спокойно, скандировала лозунги, пела и провожала аплодисментами задержанных, которых гвардейцы грубо тащили в автозаки.

Позднее, МВД кинет «дезу», что, мол, у задержанных было много оружия, ножей и т.д. Лично я не видела никаких безобразий со стороны протестующих, все провокации начали силовики. Когда к метро на машине подъехал какой-то начальник из МВД и  пытался запугать речью, что последует за нарушением закона, то его послали подальше. На диалог с  молодежью не вышел ни один представитель власти. Их просто не было. Я увидела  в толпе только Бориса Вишневского, поздоровалась с ним. Но тут начался другой прорыв. Молодежь, раззадоренная жестокостью гвардейцев, пыталась вырваться из окружения и пойти по тротуару, но все пути уже были перекрыты. Кое – как основная масса прорвалась через переулок и направилась дальше, и этот поток уже было не остановить.

Войска  перекрывали дорогу, в ход пошли дубинки, молодых ребят со знаменами валили на землю, били по почкам, по голове, бросали в автозаки. Вдоль улиц, где шли митингующие, закрывались магазины и заведения всякого рода, но были и сочувствующие. В одном кафе нас укрыли от полиции, дали воспользоваться туалетом и уборщица со слезами на глазах благодарила нас за митинг. Я была потрясена поддержкой населения. Никто из автомобилистов, попавших в зону «боевых действий» не возмущался митингом, а были мысленно на нашей стороне. Скорая помощь, которую пришлось вызывать несколько раз за день, по мере продвижения, приезжала очень быстро. И когда я вызвала в очередной раз «скорую» пострадавшей девушке, на том конце провода врачи  меня спросили: «Вы на митинге? Спасибо вам большое».

Когда дошли до Пироговской набережной, здесь началось страшное. Полиция стала сжимать протестующих в кольцо: гнали их дубинками, били по головам,  шли с овчарками на людей. Все это напоминало кадры фильма  про фашистов и концлагерь времен второй мировой, только в роли фашистов выступали  гвардейцы. Когда нас сжали в огромное плотное кольцо, то по одному стали тащить в автозаки, которых не хватало на всех. Когда я зашла в автозак, мест уже не было, сидели даже на полу. Передо мной сидели дети, от 15 до 18 лет, возрастных было мало. Везли нас долго, через весь город, так как все отделения полиции были переполнены. За время поездки, что-то стало происходить с автобусом, с колесом, запахло горелым, не хватало воздуха. Какой-то девушке стало плохо, пошли судороги. В автобусе началась паника, стали требовать «скорую» или остановить транспорт. Но охранники четко выполняли приказ и ехали дальше. Наконец доехали до какого-то отдела, оказалось, что это  74 отдел полиции Красносельского района (ул. Доблести,5). Вытащили из автобуса полуживую девушку, которая билась в конвульсиях, подъехала «скорая». Из автозака никого не отпускали очень долго, люди хотели пить и в туалет, но охрана заблокировала двери. Кто-то из местных жителей передал воду через окно. Ночью мне сообщили, что по всему городу людей держали в автозаках по несколько часов у отделов полиции, которые не были готовы к такому количеству задержанных. Еще несколько групп молодежи просидели всю ночь на асфальте в разных  точках города, выражая свой протест.

А теперь о вранье. После митинга  в интернете было много всякого, а правды почти нет. Особенно врет статистика МВД. Указанное число митингующих даже близко не соответствует действительности!  На самом деле, на митинге было несколько тысяч человек, включая людей предпенсионного возраста, пенсионеров и подростков. В основном, конечно, студенты, работающая молодежь. О количестве задержанных  врут еще больше. Сколько  переполненных автозаков было на самом деле! А теперь умножьте и сосчитайте все это, учитывая вместимость  этого транспорта. Я не буду сейчас говорить о продажных СМИ, о телевидении и радио, которые продались за тридцать серебряников и полностью промолчали об этих событиях. Я хочу сказать о вранье, которое царит повсюду. Или действительно власть держит нас за дураков? Ведь шила в мешке не утаишь.  Не только весь Петербург, вся Россия вышла на площадь. Дело, действительно, труба. «Трубу» прорвало, а чинить ее приходится молодым. Что касается  событий  9 сентября в нашем городе, то повторю, что, на мой взгляд, это была провокация со стороны власти, которая могла бы привести к многочисленным жертвам.  Люди оказались в мышеловке, окруженные  войсками,  еще  у входа  в метро. Митингующие вели себя мирно, бесчинствовали только  силовики.

Р.S. Когда-то, в одном из номеров НП, в колонке редактора я написала заметку «Время ландышей». И вот оно наступило, время ландышей. Пришли они, молодые, которые видят вранье. Они больше не верят никому. Они знают, что никто им не гарантирует ни рабочих мест, ни пенсии и на их плечи ляжет вся ответственность за  своих безработных пятидесятилетних и шестидесятилетних  родителей. Их родителей сегодня пытаются лишить пенсии, а на работу брать  не спешат. Они все понимают, наши дети.

Светлана Жильцова

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!