Трагедия 90-х. Оценка и выводы. ( Продолжение, нач. см. №4 НП)

dadmin Газета, Статьи из газеты №5 (2020)

В прошлом номере я напомнил вам о трагических событиях девяностых, так и не получивших правовой оценки и не осмысленных нашим обществом. Особенно пришлось остановиться на личности первого президента РФ (лично я считаю, что совершив переворот в октябре 1993 года, он перестал быть легитимным президентом, а «честность» выборов 1996 года также заслуживает отдельного рассмотрения). Но вернемся в девяностые…

Многие люди до сих пор вздрагивают от ужаса, вспоминая дефолт 1998 года, ужасные теракты и наступление чеченских бандитов в Дагестане, которыми «ознаменовался» финал правления Ельцина. В этой обстановке выдвинулся второй Гарант, будущий преемник Ельцина. На самом деле, уважаемые читатели, вы прекрасно понимаете, почему состоялся «феномен преемника», но не все из вас готовы спокойно и без эмоций сформулировать, что все-таки произошло, ведь в этом заключается корень событий следующих двадцати лет и понимания дальнейшего пути России.

Несмотря на все наши усилия, в том числе трудную победу над одним из самых страшных перестройщиков и либералов – Собчаком, олигархат, ценой неимоверной наглости и немалых затрат сумел протащить Ельцина на второй срок. Признаюсь, это вызвало отчаяние у многих, включая и меня, и не зря. Преступная политика «демократов» – неолибералов  привела к новой стадии разрушения не только экономики, но и самой российской государственности, в интересах олигархата и западных «друзей».

Пресловутый дефолт окончательно подорвал доверие населения к «капитализму по гайдаро-чубайсам», но в обществе еще оставались антикоммунистические настроения, остатки антисоветской истерии усиленно поддерживались СМИ и рядом политических и общественных организаций, особенно либеральных и «правозащитных», действовавших на западные гранды.  Кроме того, часть активной оппозиции решила, что Зюганов и его соратники проявили слабость в 1996 году, не прекращалась и критика КПРФ слева, по догме правильная, но несколько оторванная от реальности. Позволю себе заметить, что беда всех догматических критиков, с которыми я принципиально во многих вопросах согласен, именно в том, что они не способны предложить реалистичные сценарии и действия.  Сталину приписывают слова « Недоволен – предлагай, предлагаешь – делай». Если он и не говорил это буквально, то по сути, мне кажется, Иосиф Виссарионович был бы согласен. А критика без реальных предложений превращается в критиканство.

Дефолт был логическим и неизбежным следствием экономической политики режима, осуществлявшейся по «ценным указаниям» МВФ, ВТО, «всемирного банка» и прочей глобало-фашистской  шушеры, той самой, которая сейчас занимается уничтожением Украины. Одновременно усилилась угроза со стороны «набравшей суверенитета» региональной сепаратистской элиты, готовой пойти на открытое расчленение страны. Да и неспособность Ельцина исполнять обязанности президента становилась очевидной даже для олигархов и верхушки чиновничества.  Откровенный ельцинизм пришел к своему логическому краху, притом главной задачей новой псевдоэлиты было сохранение «достижений» чубайсовской приватизации, то есть удержание награбленного, а также желание заставить Запад, привыкший к унижению России, считаться с олигархическими интересами. Патриоты же надеялись разорвать порочный круг, популярность их в обществе росла, но им не хватало сплоченности и организованности. Число «красных директоров», типа нынешнего Грудинина, оказалось крайне невелико, «национальная буржуазия» слаба, да и тяготела она больше к националистам, которые традиционно не любили коммунистов и т.д.  Больше надежд было на генералов, многие всерьез ожидали патриотического военного переворота. Но когда эфемерные надежды недалеких «патриотов без коммунистов» на генерала Лебедя растаяли, как дым, а героический Рохлин был убит, опять вернулось чувство безысходности.  Шанс сдвинуть Россию ближе к «китайской модели», тоже далеко не идеальной, был безвозвратно упущен в 1996 году.

В этих условиях чиновничья элита, при вынужденном согласии олигархата приводит в премьерское кресло ловкого политика и «частичного патриота» Примакова, фигуру явно компромиссную, притом компромисс этот был вынужденным, и при первой же возможности криминально-буржуазные силы и олигархи новое правительство «сожрали».

Недолгий век правительства Примакова ознаменовался не только рядом грамотных мер в экономике и финансах, позволившим стабилизировать ситуацию, но и существенной сменой вектора внешней политики, предвосхитившей будущую Мюнхенскую речь Путина. После многих лет полного унижения и холуйства перед внешними врагами, разворот самолета над Атлантикой и десант в Приштине, при всей своей незначительности в общей политической картине, явились первой ласточкой новой весны. Интересно также участие в правительстве Примакова Ю.Д. Маслюкова, выдающегося экономиста, представителя КПРФ, кстати, выпускника Ленинградского Военмеха. Мечущийся в пьяной истерике Ельцин, мыслями и вниманием которого целиком завладели Чубайс и Немцов, а также резко возвысившийся на политическом олимпе Березовский, в момент краткого просветления предложил даже возглавить правительство Маслюкову, типичному «красному директору», в прошлом – опытному советскому хозяйственному руководителю, поработавшему и в Политбюро, и в Совмине СССР. Однако Маслюков потребовал возможности самостоятельно сформировать коалиционное, по сути, правительство, с активным участием коммунистов и патриотов. Такого не гайдаро-чубайсы, не Березовский, не западные «кураторы» допустить не могли, и Ельцин это условие отверг.

После отставки правительства Примакова бессилие Кремля стало очевидным, началась чехарда кадровых назначений и перестановок, самым влиятельным в окружении Ельцина неожиданно стал олигарх Березовский, известный «залоговый приватизатор» и расхититель, масштабно громивший отечественные автомобильную и авиационную отрасли. Окопавшись в ельциновском Совбезе, этот циник и властолюбец уверовал в свое всемогущество и открыто издевался над «демократическими институтами власти». Именно этому деятелю принадлежит фраза «Дайте мне миллиард долларов, и я сделаю президентом России хоть обезьяну».

В таких условиях новая псевдоэлита  стремилась обеспечить стабильность, правда, своих интересов, а не народных, и началась операция «Преемник», приведшая к власти «второго Гаранта».

Про биографию Путина, я полагаю, все наслышаны, особенно это касается нас, ленинградцев, его земляков. Но кое-что все-таки напомню.  Путин Владимир Владимирович родился 7, 10. 1952 года в Ленинграде, выпускник юрфака ЛГУ, с 1977 по 1985 год работал в следственном отделе Ленинградского управления КГБ, с 1985 по 1990 – в советской резидентуре в ГДР, формально – директором Дрезденского дома дружбы народов СССР-ГДР. 20 августа 1991 уволился из КГБ в звании подполковника, В 1990-91 годах работал помощником ректора ЛГУ по международным вопросам и советником председателя Ленсовета, небезызвестного господина Собчака.  Д алее становится главой Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, несмотря на скандальное расследование, затеянное депутатами Петросовета (был оправдан при активном участии юрисконсульта Д. Медведева), занимал эту должность с 1991 по 1996 год, был также советником мэра и первым замом председателя правительства нашего города. После падения Собчака переехал в Москву, где получил должность заместителя управ. делами президента РФ (с августа 1996 года). В 1998 году начался стремительный карьерный взлет Путина, явно ведомого мощными кремлевскими силами – он стал главой ФСБ, а в августе 1999 года – председателем Правительства РФ. В новогоднюю ночь с 1999 на 2000 год Ельцин уходит в отставку (до сих пор спорят, добровольно или вынуждено) и объявляет Путина исполняющим обязанности Президента. 26 марта 2000 года, Путин становится Президентом официально, переизбирается в 2004 году, в 2008 году уступает пост «местоблюстителю» Д.А. Медведеву, а сам взамен него на 4 года становится премьером, в 2012 году возвращается на  «трон», притом уже на 6 лет, в соответствии с «поправками к Конституции» (хотя их принятие до сих пор вызывает юридические сомнения), в 2018 избирается еще на 6 лет, и я не уверен, что этот срок последний…

Причины феноменальных политических успехов Путина, помимо всего прочего, строятся, во многом на контрасте с Ельциным. Впрочем, это не помешало Владимиру Владимировичу первым же указом гарантировать неприкосновенность бывшему «гаранту», оставившему после себя развалины и пепелище на месте великой державы. Не обижена оказалась и ельцинская семейка, тесно связанная с рядом олигархических кланов. Мы не будем пока разбирать версии о соратниках Путина, его мнимых или подлинных обязательствах перед «семьей» и прочее – это тема отдельная. Меня интересует более глобальный вопрос – почему Путин сохранил доверие многих наших сограждан на протяжении 20 лет, несмотря на то, что фактически продолжил курс на капитализацию и ликвидацию завоеваний социализма? Прежде всего, надо отдать должное виртуозной, хотя и бесчестной работе СМИ, прежде всего – электронных, и особо «низкий поклон» олигархат и кремлевская элита должна отдать телевидению. Роль информационной обработки  была огромна на протяжении и перестройки, и кровавых девяностых, но именно при Путине мэтры «зомбоящика» достигли невиданного мастерства в своем грязном деле.

Но контраст между Ельциным и Путиным, как бы его не ретушировали то в одну, то в другую сторону проправительственные СМИ, действительно был. Относительно молодой и физически здоровый, не лишенный своеобразного обаяния, окруженый ореолом «кгб-ной таинственности», притом если у лерочек новодворских и прочей дем. шизы  слово «КГБ» вызывало приступ беснования, то у многих в народе вызвало надежду на «сильную руку» и конспирологические версии с «мирным и постепенным возвратом к социализму». Как не сильны были надежды, а кое-кто даже из непримиримой оппозиции, например, Сажи Умалатова со своей «Партией мира и согласия», со щенячьим восторгом бросились поддерживать Путина. Но я и мои товарищи никогда этих заблуждений не разделяли. Для нас Путин всегда был преемником Ельцина и продолжателем его дела, более умным и изощренным в политических искусствах, имеющий своеобразный патриотизм (хотя и Ельцин считал себя «русским»), но выражающим интересы не широких масс народа, а господствующего класса. А это класс представлял из себя конгломерат номенклатуры, нуворишей и примкнувшего к ним генералитета и обслуги.  Сколько не изобретай «бесклассовые общества» и «надклассовые интересы», а от классового подхода никуда не уйдешь!

Но в некоторых моментах надо отдать должное Путину и тем, кто за ним стоял. Им досталось ужасное наследство, и ряд вопросов приходилось решать быстро. Путин сумел частично подавить сепаратистов, частично договориться с ними, хотя вопрос, сколько стоит содержание той же Чечни, отнюдь не праздный.

Путин вступил в борьбу с Березовским, который не разглядел вовремя опасного противника и поплатился за это бегством в Лондон. Не вдаваясь в подробности, коротко напомню и аспект создания «Единой России», которая не любит вспоминать, что первыми успехами обязана Березовскому. В 1999 году, в обстановке ожидаемой победы левых – КПРФ и центристов  «Отечество – вся Россия», партии региональных элит, сумевшей привлечь к себе Примакова, в лагере, поддерживающем Путина, царило уныние – Кремль не располагал сильной партией власти. Но желание ее создать было.  В октябре 1999 года Путин создает предвыборный «консервативный» блок «Единство» («Медведь»). В него вошли: Российская христианско-демократическая партия, движение «Рефах» (Благоденствие), Народно-патриотическая партия (Ф. Клинцевич), движение «Моя семья», Всероссийский союз в поддержку развития малого и среднего бизнеса, движение «Поколение свободы» и движение «В поддержку избирателей» (Евгений Федоров, нынешний лидер НОД). Список возглавил Шойгу, притом вместо ожидаемого третьего места на выборах, благодаря медиа-империи Березовского, активно «мочившей» коммунистов и центристов, блок вышел на второе место, не сильно уступив КПРФ. Были отняты голоса и у КПРФ, и, особенно, у «Отечества-всей России».  После ряда бурных скандалов и споров Путину удалось сломить этот региональный блок, 1 декабря 2001 года «Единство», «Отечество-вся Россия», остатки черномырдинского НДР и ряд более мелких организаций создали партию-монстра, авторитет которой базировался на высоком рейтинге самого Путина – «Единую Россию». Поддержку Березовского гарант позабыл и не оценил.

За слишком одиозного и зарвавшегося собрата-олигарха не вступились не «семья», не другие крупные кланы. Другой видный олигарх, приватизатор богатейших общенародных месторождений нефти Ходорковский слишком буквально, как говорят, воспринял пророчество, что «к власти в России придет Михаил». Ни ему, ни другому амбициозному Михаилу, премьеру 2000-2004 годов Касьянову, монетаристу и продолжателю дела гайдаро-чубайсов, реализовать пророчество не удалось, наверное, к счастью для России. Ходорковский попал в тюрьму, Касьянов – на свалку истории.

Между тем, Фортуна явно благоволила новому Президенту. Экономическая конъюнктура постепенно улучшилась, начали расти мировые цена на энергоносители, упавшая на самое дно по всем показателям промышленность стала, наконец то, демонстрировать рост. Попытки  либеральных и иных политических сил разжечь массовое недовольство по поводу некомпетентности силовых структур при пресечении терактов, приведших к ряду печально известных трагедий, были жестко пресечены. Протесты по делу «Юкоса», к которым позже присоединился премьер Касьянов, привели к его отставке. Партия «Единая Россия», состоявшая из сторонников Путина, установила контроль над Государственной Думой, которым не мог похвастаться непопулярный Ельцин со своими «партиями власти – «Демократическим выбором» и, позже, НДР. Мощный блок региональных элит, потенциально склонных к сепаратизму, возглавлявшийся Лужковым, Шаймиевым и рядом других – «Отечество-вся Россия», благополучно растворился в путинской партии, укрепив ее номенклатурную мощь. Пользуясь миролюбием, а порой и недостаточной решительностью КПРФ, победоносный Путин не пожелал привлечь представителей самой большой оппозиционной партии к сотрудничеству в правительстве, или взять на вооружение элементы ее программы. Но, сочетая мощный пиар партии власти и искусную демагогию с отдельными достижениями (по сравнению с ельцинским периодом): некоторым ростом зарплат бюджетников, уменьшением инфляции, посулами и мелкими подачками народу, Путин и его партия сумели переманить часть электората КПРФ, исстрадавшуюся по стабильности и централизации. Это позволило Путину, в ситуации полного контроля над СМИ и Центризбиркомом, обеспечить своей партии большинство в Думе, а себе – покорный и несамостоятельный парламент.

Иван Метелица, председатель Сталинского комитета Ленинграда.

Уважаемые товарищи! Всех желающих приобрести коммунистическую и патриотическую прессу, в  том числе «Новый Петербург», ждем на Гостином дворе (слева от выхода из метро) со вторника по пятницу. Справки по телефону 8-904-603-82-14.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!