Трагедии рождают Гениев

dadmin Газета, Статьи из газеты №40 (2019)

К155-летию В. Комиссаржевской

Кто такая Вера Комиссаржевская,  знаю все. Великая неординарная русская Актриса конца XIX – начала XX веков, имя которой в Петербурге носит даже Театр (с 1959), ею в свое время созданный. Но вот первопричины, почему Она такой стала, почему так обострился Талант – знаю только специалисты. Далеко не всем это нужно, хоть и полезно Знать. Только воспринимать, как есть – и Все. Автор же предлагает к тому прикоснуться, чем-то лично Духовным в том обогатиться.

Итак, 155 лет назад, 8 ноября (27 октября) 1864, в С. Петербурге, в семье знаменитого тенора – солиста Императорского Мариинского театра Федора Комиссаржевского и дочери генерала Марии Шульгиной родилась дочь Вера. В 1868 еще Надежда, а в 1869 – Ольга. Обстановка в доме была возвышенная, театральная, часто собирались известные петербургские артисты, певцы, композиторы. И Вера потому с ранних лет принимала участие в интересных домашних спектаклях, пела – обладала красивым контральто, прекрасно танцевала, исполняла разные роли.  Причем способности были еще и такие, что с отличной памятью любое стихотворение могла выучить с первого же прочтения. Отец часто ее с собой в Мариинский театр, Верочка часами простаивала за кулисами, наблюдала за работой оперных певцов или балетных артистов – и уже тогда твердо решила стать такой же. Артисткой. Когда повзрослеет.

Но, по мере взросления, стали приходить «но» и характера совсем другого Способности которые только обостряли, возвышая его до Таланта.  «Но» первое – разлад в тихой уютной домашней, такой спокойной – с матерью, отцом и младшими сестрами, жизни.  Разлад. Разрыв. Расставание. С Отцом. Под Вильно на очередных гастролях познакомился с юной литовской прекрасной княжной Курцевич – и развод. Готовил в Певицы – и уходит. Все рушит. В семью другую. И какая уж тут карьера? Как вообще жить? У матери три дочери, положение финансовое непростое, пришлось даже продавать имение. Отец хоть и не переставал общаться, но у него была уже новая жизнь, молодая супруга родила сына – и так ли уж материально поможет

Все в тонко чувствующей Вере обостряется, ищет выхода, чтобы матери и сестрам помочь избежать нищеты.  Но тем и приближается к своему «Но» второму – Главному. Всю жизнь ее уже скоро в Безумстве перевернувшему, но потому и к Таланту, Дару Актрисы Великой, приблизившему. А выход был традиционен, прост: найти выгодного супруга – и выйти замуж. И в ее 19, в 1883, Вере, казалось, выпадает удача. Могла ли не выходить? Могла. Но время, обстоятельства – у матери еще две сестры помладше – торопит, и решение принимается. Красивый мужчина граф Владимир Муравьев тоже имел отношение к миру искусства, успешно занимался живописью, слыл модным художником. Вера юна и талантлива – и Венчание. Счастливые, казалось, берега все впереди.

Но ненадолго. Граф для семейной жизни явно не подходит: эгоистичен и самовлюблен, имел слабость к женскому полу и выпивке. Юная супруга изо всех сил старалась наладить семейный быт, хотела быть всегда и во всем поддержкой для своего мужа, но тот вскоре стал вообще надолго пропадать. И потому все чаще скандалы. Во время, которых Муравьев мог не только оскорбить, но даже и ударить (ударить!) Комиссаржевскую. Все, казалось, после 3 лет такой семейной жизни, идет к катастрофе разрыва, но никто и представить не мог, что масштаба Трагедии. У Веры ведь была и младшая, расцветавшая сестра Надя, которой уже тоже стукнуло 18. Муравьев все это видел, стал, открыто ухаживать, Надя ответила взаимностью – и скоро от него забеременела. Родная сестра. Рядом. И забеременела! И  – после развода, вышла за Муравьева еще и замуж. Есть ли Удар страшнее?!

С Надеждой Муравьев, кстати, вел себя точно, как и с Верой. Как она потом – тоже после развода, писала: «…в меня целились из револьвера, меня жгли нагретыми щипцами для волос или, приставляя кинжал к груди, грозили зарезать». Вот таким «мужем» был «джентльмен»- офицер Муравьев. Сестры потом, через какое-то время, все-таки помирились, и старались никогда не вспоминать о жизни с этим «бесом». Надежда тоже, как и Вера, стала потом русской и советской актрисой театра Н. Ф. Скарской (1868 – 1958). Но все это потом.

А Вера тогда впала в состояние сильнейшего потрясения, душевного помешательства – двойное Предательство близких людей разрушило психику. Выйти из этого состояния самостоятельно она не могла, ее положили в психиатрическую клинику, где пробыла целый месяц. Все эти события очень сильно повлияли, вышла она из клиники психически совершенно другим человеком – обостренно Талантливым. Трагизм привел к этому, и, кто знает, не пережила бы Она такую глубокую личную травму, возможно, театральный мир никогда бы и не пополнился столь могучим Ее Актерским дарованием. Но он пополнился. Правда, чуть-чуть не сразу. Родные, прежде всего сестра Ольга, которая очень заботилась, чтобы от жизни петербургской отвлечь – способствовала вывозу Веры на какое-то время в Липецк, для лечения на водах.

И там, в 1887, она познакомилась с Сергеем Зилоти – морским офицером, страстным почитателем театра и музыки, находился в родстве с Рахманиновыми.  Они обручились.

Когда Сергей потом летом ездил в Тамбовскую губернию в родовое имение Рахманиновых «Знаменку», чтобы встретиться со всеми родственниками – на правах жениха привозил с собой и Веру. Ее у Рахманиновых очень полюбили, и, хотя замуж за Сергея она не вышла (сильно обожглась браком первым), в этой семье встретила подругу на всю жизнь – сестру Сергея, Марию.

И о Театре, его Роли в биографии Комиссаржевской. Ибо доктора из клиники для душевнобольных советовали Ей заняться каким-нибудь делом, чтобы отвлечься от проблем в личной жизни, победить депрессию. А Сергей, помимо того, что был морским офицером, организовал любительскую театральную труппу, проводил популярные в городе литературно-художественные вечера. В дни спектаклей зал Морского собрания на Крюковом канале был набит до отказа, зрители были в восторге. Продолжая дружить с Марией Зилоти, Комиссаржевская часто гостила в семье близких родственников Зилоти и Рахманиновых – Прибытковых, здесь снова встретилась с Сергеем, а он пригласил ее участвовать в его концертах и театральных постановках.  И она потому, по совету медиков, стала еще брать уроки у артиста Александринского театра Владимира Давыдова.

А в труппе Сергея Зилоти в 1891 Вера Комиссаржевская впервые выступила на любительской сцене в Морском собрании Флотского экипажа в роли Зины (пьеса «Горящие письма» П. Гнедича). Одновременно часто посещала отца – он жил уже в Москве, помогала в его педагогической работе с учениками, одним из которых был только начинающий в Обществе искусства и литературы, свой творческий путь, как руководитель,К. Станиславский. Как-то, встретив Веру в доме учителя, попросил ее заменить в одной из театральных постановок заболевшую актрису. Она, с радостью согласилась, и исполнением роли Бетси (под псевдонимом Комина) в «Плодах просвещения» (1891) обратила на себя внимание деятелей профессионального театра, была приглашена в Новочеркасск в антрепризу Н. Синельникова уже профессиональной актрисой. Т.е., хотя отец мечтал об оперной карьере для своей дочери – у нее было чудное контральто, и, когда пела, это всегда производило сильное впечатление. Но Вера выбор свой сделала. Во-первых, после простуды, хронический катар горла навсегда лишил актрису возможности петь. А во-вторых, драматический Театр – это просто Главное! Так проще, ближе, естественнее выразись все – так сильно ее переполнившие, накопившиеся Чувства, Переживания.

Затем начала принимать участие. В этот период у нее через каждые несколько дней была премьера, иногда бывало так, что за один вечер играла ведущие роли сразу в двух постановках. За 5 месяцев актриса сыграла в 58 различных пьесах! Теперь ей некогда было думать о личной жизни, отныне и навеки вся ее душа всецело принадлежала искусству. Театр Новочеркасска процветал благодаря Комиссаржевской, каждый день там был аншлаг. В дальнейшем Вера Комиссаржевская начинает гастролировать. В 1894 участвует в постановках дачного театра в пригороде С.-Петербурга, на этих скромных подмостках всего лишь за одно лето отыграла 14 сложных драматических ролей. В Виленском театре актриса Вера Комиссаржевская играла в постановке по пьесе Немировича-Данченко роль Оли Бабкиной  – эта актерская работа буквально завораживала всех зрителей. Критики писали, что этой актрисе удается показывать сложные внутренние переживания героини скупыми средствами, без пошлых слез и стенаний. Однако, несмотря на то, что много работала, ее материальное положение в то время нельзя назвать стабильным, ей постоянно приходится влезать в долги.

Помощь пришла от давнего друга, много лет влюбленного в актрису. Историк и дипломат старинного дворянского рода, старше Веры на 18 лет,  Сергей Татищев помогает ей поступить на службу в труппу знаменитого Александринского театра. Вера принимает дружескую помощь, но одновременно отказывается от предложения руки и сердца со словами: «Искусству… я принадлежу безвозвратно, бесповоротно, всеми помышлениями, и чувству этому не изменю никогда ни ради кого и ни ради чего – разве сама в себе получу полное разочарование”. Такова была великая Вера Комиссаржевская! Личная жизнь была у нее уже далеко не на первом месте.  В Петербурге обустроилась, и в 1896 на сцене Александринского театра дебютирует в роли Рози в спектакле «Бой бабочек». Это был поистине блистательный дебют! «Как чествовали вчера госпожу Комиссаржевскую, так чествуют только воина-героя, любимого писателя, уважаемого профессора, заслуженного общественного деятеля», – писала одна из газет после ее бенефиса.

В том же году в октябре в Александринке была впервые поставлена «Чайка» по пьесе Чехова, Вера Комиссаржевская играла Нину Заречную. Чехов писал тогда, что эта актриса как никто другой понимает драматургию его пьесы и что ее игра отличается правдивостью и глубиной. Более того, познакомившись с ним в Театре, Вера несколько увлеклась знаменитым писателем. Правда, скорее, платонически. А одни из самых любимых и удачных ролей ее, сыгранных в Александринском театре: Лариса в «Бесприданнице», Маргарита в «Фаусте», Марикка в «Огнях Ивановой ночи». В течение трех сезонов Комиссаржевская выходила на сцену практически ежедневно и играла блистательно.  О ней писали, что она не просто актриса, а «особое движение в искусстве»

После первого страшного брака с Муравьевым, актриса больше никогда не выходила замуж, однако в ее жизни было несколько ярких романов, которые были неразрывно связаны с театром. В Александринском сложились особые любовные отношения с главным режиссером Евтихием Карповым, хотя и были большие разногласия в фундаментальных взглядах на искусство. В 1898 в театре появился новый талантливый актер Николай Ходотов. Между ним и Комиссаржевской возник бурный роман, который продолжался несколько лет. Но он был моложе почти на 14 лет, актриса понимала, что их отношения обречены, постепенно и это пламя любви угасло.

Постепенно Комиссаржевской становится тесно на Александринской сцене, она мечтает о свободе, о возможности проявить себя в качестве режиссера. Мечтала создать собственный театр, «театр души», где говорилось бы «только о вечном». В 1904 уходит из Александринки и организует свой театр в здании петербургского пассажа (ныне театр ее Имени, Коммисаржевской, Итальянская,19). Ее театр открылся премьерным показом спектакля «Дачники» по пьесе Горького. Постановка с треском провалилась. Но актриса не спасовала и взялась за постановку еще одной пьесы писателя – «Дети солнца». На сей раз, публика тепло приняла новую театральную работу. В театре Комиссаржевской было поставлено много талантливых спектаклей. Особенно среди них выделялся «Кукольный дом» Ибсена, где главную роль Норы играла сама Комиссаржевская.

Однако и наличие собственной труппы не приблизило ее к осуществлению мечты. Она продолжала искать, металась и терзалась, загорелась новой мечтой – создать театральную школу. Косвенно и участвовала в революционном движении, финансировала работу нелегальной типографии в Баку, в которой с 1901 по 1906 подпольно издавались брошюры и листовки социал-демократической партии большевиков. Недолгое сотрудничество с Мейерхольдом и страстный роман с Валерием Брюсовым – вот вехи этих ее мятущихся лет. Роман был недолгим, их переписка полна нежности и лиризма. «…Сейчас во всем мире один мне нужен ты. Не ты – твои глаза, которые выслушают меня, пусть молча. Ты придешь, услышишь слово и уйдешь… Я жду», – писала она поэту.  А  Он для своей любимой сделал перевод пьесы Метерлинка «Пелеас и Мелизанда» (После смерти актрисы написал стихотворение «Памяти Комиссаржевской», в котором были использованы образы Метерлинка).

Однако от всей этой супер активной жизни, от психологических надломов, переутомления, и в жизни, и в ролях, в здоровье, в 1909, когда вместе с труппой своего театра Комиссаржевская гастролировала по Дальнему Востоку и Сибири – наметились серьезные ухудшения. Актриса стала чувствовать сильные головные боли. Через некоторое время театр оказался в Ташкенте, где несколько человек из труппы заразились черной оспой, среди которых была и Она. Тяжелая болезнь все тело Актрисы превратила в сплошную язву. Ее страдания были безмерны, болезнь прогрессировала. За несколько дней до кончины, увидев во сне Антона Чехова, она сказала: «Хорошее предзнаменование». Но ошиблась с толкованием сновидения. Отказали почки, затем наступил паралич сердца, и 23 (10) февраля 1910, Легенда русского Театра, Великая Вера Комиссаржевская, в возрасте всего 45 лет,  в Ташкенте скончалась. Через 10 дней была захоронена на Никольском кладбище Александро-Невской лавры на родине, в Петербурге, а в 1936 перезахоронена в Некрополь мастеров искусств Тихвинского кладбища Лавры. Приходите, поклонитесь. Помяните. Чаще ходите и в Театр Ее, по ступеням которого она долго и много ходила. Вдохните Дух Ее. Женщины столь Трагичной, но потому и Великой Судьбы. Трагедии испытаний рождают  Гениев их преодоления.

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!