Тевтоны. Их оригинальное не наследие

admin Газета, Статьи из газеты №45 (2016)

Едва попав на Исаакиевскую площадь, сразу с неизбежностью восхищается ее цельностью и величием, и, прежде всего, глядя на Исаакиевский собор, как органично обрамляют его: справа — знаменитые «Астория» и «Англетер», а слева — монументально-колоннадное гранитного окраса трехэтажное здание, гармонично переходящее в трехэтажное окраса уже светлого. Здание светлое (Исаакиевская пл., д.13) — это «дом Мятлевых», богатейших людей России XIX в. и сейчас в нем Прокуратура СПб, а вот история дому 11, точнее даже территории, на которой он находится, выпала сложной и необычной, и состоит как бы из двух частей. Первой — относительно простой русской, и второй — оригинальной германской. И это сейчас здесь Управление Министерства юстиции и Главная техническая комиссия при Президенте РФ по Северо-западному федеральному округу, а начиналось ведь все с того, что на этом участке неизвестным автором в 1740-х гг. был возведен довольно обычный 2-этажный каменный дом, хозяевами-владельцами которого были потом люди, в основном, русские. В 1815-1820 гг. Василий Стасов перестроил его с торжественным фасадом в стиле ампир, а в 1871г. по проекту архитектора Фердинанда Миллера фасад со стороны Большой Морской улицы был оформлен еще и в стиле эклектики. И на этом русская часть истории заканчивается, и начинается, после того как в 1871г. была провозглашена Германская империя, часть ее уже немецкая.

И началась тем, что в 1873г. посол Германского императора заявил о необходимости приобретения именно этого, учитывая его местоположение, дома для Германского посольства. На что император Российский пошел, приобретение было сделано, и дом несколько перестроили, нарастив второй этаж. Однако германские запросы продолжали расти, дом этот для посольства стал тесен, и германцы в 1911г. владение это свое решили вообще снести, а новое, более вместительное на его месте построить. Разрешение от Николая II было получено, немцы на некоторое время переселились
на Мойку, 122, а проектом уже монументально-трехэтажного и в формах неоклассицизма здания занялся немецкий архитектор Петер Беренс. Фасад его, чтобы выровнять со следующим «домом Мятлевых», на 15 от Исаакиевского собора сразу отодвинув. Самим строительством руководил Людвиг Мис ван дер Роэ, фасады на всю высоту были облицованы мощными плитами темно-красного финского гранита, главный из которых обработали еще и прилегающими колоннами, а боковые — пилястрами. Оконные проемы высотой 8 м под 44 оконных блока высотой 4 м каждый были поистине уникальными, а фактура этажей была следующей. Первый этаж — комнаты атташе, канцелярия и квартира одного из служащих; второй — немецкими мастерами оформленные росписью, скульптурой и резьбой залы для приемов, канцелярия, подсобные помещения и квартира посланника; на третьем — жилые и служебные помещения сотрудников.

К началу 1913г. строительство этого монументально-мощного здания завершалось, леса снимались, и становилось очевидным, что портал его с выходом на Собор готовится украсить скульптурная группа «диоскуры» (герои древнегреческой мифологии) скульптора Эберхарда Энке. Из двух мощных, под 5м ростом молодых мужчин (при всем здании в 30 м) с германскими щитами, ведущих под уздцы двух мощных коней и символизируя собой мощь и напор Германии. И главное (внимание!) — обнаженных! Что чувства верующих, ибо Исаакий Далматский (область Хорватии), в чью честь близстоящий Собор назван — оскорбляло, ибо ведь это же прославленный в лике преподобного Христу святой, раннехристианский, IV века
монах. И если двух других обнаженных юношей-диоскуров с конями от главного фасада Конногвардейского манежа Джакомо Кваренги (соседствовавшего со
строившимся тогда Собором) в 1840г. по настоянию духовенства перенесли к фасаду на его задворках (на место исходное вернули только в 1954г.), то почему появились германские, тем более что император утвердил здание без скульптур?

На что «голых тевтонов» на три недели «зашили» досками, чтобы вроде как чем-то «прикрыть», но когда к открытию, 27 января (даты по новому стилю), в день рождения императора Вильгельма II, под поднятым германским флагом леса убрали и здание открыли — все увидели, что прикрыли фиговыми листочками только самую малость. И, значит, борьба с «тевтонами» этими будет продолжена. Чего ждать пришлось совсем недолго, ибо на следующий же, 1914 г., Австро-Венгрия 28 июля объявила войну Сербии, а 1 августа Германия — несогласной с этим России, и началась Первая мировая война. Именно Мировая, поскольку 2 августа Николай издал Высочайший Манифест об ответном вступлении в войну и России, несмотря на то, что прежде отношения между двумя империями были вполне дружественными, даже родственными: Николай был троюродным племянником кайзера Вильгельма II, и они встречались, виделись и в переписке называли друг друга не иначе, как только Ники и Вилли. Но война была объявлена и «от любви до ненависти один шаг».

31 августа указом против «немецкого засилья» Николай переименовал Петербург в Петроград, а много раньше, уже на следующий после объявления войны Германии день, 3 августа, к зданию германского Посольства стал стихийно стекаться радикально настроенный народ. Что сотрудников дипломатического представительства заставило оперативно собраться, и здание и Россию срочно покинуть, а далее, 5 августа произошел апофеоз этого «перехода к ненависти». И толпы разъяренных манифестантов начали разгром уже пустого здания Посольства — уж слишком нордическую мощь Германии оно символизировало, и, смяв находящийся рядом небольшой наряд городовых и жандармов, внутрь «на ура» проникли, здание подожгли, и его винные погреба разгромили. А на крышу взобравшись, германский флаг сорвали, расправу с «голыми тевтонцами» начали, и, поскольку сбросить все вместе не получалось — пошли по частям. Лошадей несколько «пожалели», крепления расшатав, сдвинули, а потом и просто «препроводили» на дно то ли Невы, то ли Мойки. А «тевтонцы» с их щитами германскими вниз полетели сразу, причем один, даже зацепившись за карниз, и внизу были успешно «добиты» и по фрагментам раскиданы.

Таким был переход «от любви к ненависти» тогда, в августе 1914г., в Петрограде, на том закончилась судьба «тевтонов», и здание приняло свой окончательный, какой мы сейчас и видим, вид. В 1922-1941гг. в нем размещалось немецкое консульство, в блокаду — военный госпиталь, после Великой Отечественной — Институт полупроводников, затем АО «Интурист», а сейчас то, о чем уже говорили. Ну а куда по фрагментам делись «тевтоны» — не знает никто, судьба их падением с расщеплением тогда закончилась, и такие они в наследие нам не нужны никогда.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!