Сталин в Питере

dadmin Газета, Статьи из газеты №40 (2019)

запоминайте адреса

   В одном из своих материалов я писал, как Хрущев уничтожал все памятники – а их было в Питере не так и много: 4 бронзовых монументальных, и один бюст – И. Сталину. Но не «дошли руки» уничтожить Память, Дух Сталина в Питере, ибо тогда пришлось бы взрывать дома и перепланировать улицы, до чего дубинноголовый «кукурузник» дойти просто не смог, не предвидел. И вот для тех, для кого не смог, назову 5 таких адресов в Центральном районе СПб:  Гончарная, 3, Шпалерная, 44б, 8-я, 41, 9-я, 39, и 10-я, 17 Советские, все они с живым, а не памятником – Сталиным связаны ( хотя есть и несколько больше, но их запоминать не надо).

Кто живет далеко, но интересуется, пусть просто, в рамках этой как бы виртуальной экскурсии, запомнит адреса, может, когда и пригодится. Ну, а кто ближе к Суворовскому проспекту, вполне может пройтись и просто прогуляться, вдохнуть воздух всех тех домов, улиц, по которым 100 лет назад ходил, и ступала нога – тогда Кобы, а потом, ставшего Великим, Иосифа Виссарионовича Сталина. А впервые вообще попал он в столицу Империи в декабре 1905. Но проездом. Когда был делегирован на конференцию РСДРП в финский Таммерфорс, где познакомился  с Лениным.

Далее активная революционная борьба, в основном, на Кавказе, в Баку, во время, которой дважды, арестованный: с 27 февраля 1909 и 23 марта 1910 высылался в Сольвычегодск Вологодской губернии.  После своего первого, 24 июня 1909 побега в Баку, был назначен ЦК РСДРП (б) ответственным по этому региону, однако срок второй, с 29 октября 1910 по 6 июля 1911 пришлось «досиживать», бежать вторично оттуда не удалось. Более того, после «досидки» получил разрешение на проживание только в Вологде, без права выезда в столицы, и под надзором полиции.

Но Коба был Сталиным, имел уже большой политический вес, и, чтобы от надзора этого избавиться, принял решение скрыться в большой Столице. 6 сентября 1911 сел в вечерний поезд из Вологды, и около 9 утра следующего дня в Петербург с паспортом своего вологодского знакомого Петра Чижикова прибыл. Выйдя с Николаевского (Московского) вокзала, по паспорту Чижикова зарегистрировался в ближайшей, расположенной на прилегающей к вокзалу Гончарной улице, д.3, гостинице «Россия», и пусть ищут – если найдут. (Сейчас гостиницы нет, а надписи на сохранившемся доме БИСТРО ROYAL FOOD. Приходите, посмотрите, здесь был Сталин).  Но ему очень не повезло. 5 сентября в Киеве был убит П. Столыпин, петербургские улицы буквально кишели полицией и агентами в штатском. И к нему, приехавшему скрыться, и не успевшему даже вникнуть в дела питерских большевиков, утром 9 нагрянула полиция.

И переместила по адресу Арсенальная наб., 7, где здесь, в «Крестах» (вот навещать которые и не надо) Кобу продержали 3 месяца, опознали, и 14 декабря 1911 транспортировали обратно в Вологду. Однако он снова не был бы Сталиным, если бы через 2 месяца снова не бежал. Только на этот раз, 29 февраля 1912, чтобы запутать полицию, отправился в Петербург через Москву. Приехал в Столицу 2 марта, и с этого момента жизнь его примерно 1,5 месяца была связана с тоже близлежащими к Николаевскому вокзалу Рождественскими (ныне Советскими) улицами. Которые, к тому же, были изрезаны переулками и проходными дворами, что идеально подходило для революционера-подпольщика.

Поскольку опасность оказаться под наблюдением «наружки» все равно оставалась, Коба, переодетый студентом-медиком, постоянно менял явки, порой до утра отсиживался в круглосуточных извозчичьих трактирах. Однако постоянно находился всего на двух адресах. 9-я Рождественская, 39, кв. 23, где проходили заседания думской фракции социал-демократов (в составе III-ей, 1.11 1907 – 9.06.1912, Государственной Думы было  19 социал-демократов, из которых 4 большевика и 4 сочувствующих).  А оттуда шел в соседний дом: 8-я Рождественская, 41, кв. 17, где остановился у руководителя- депутата от большевиков Николая Полетаева. Дома эти – только по 8-й и 9-й Советским сохранились, и выглядят сейчас так. Запоминайте! Угловой, с Мыткинской, 24 – потому с полукруглым углом дом – это 9-я Советская, 39/24, с надписями внизу: БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ и УНИВЕРСАМ. А другой угловой, с Мыткинской, 20 – это  8-я Советская, 41/20, с надписью внизу РЕСТОРА – CARPISA.

Находясь в Петербурге, Коба становится членом Русского бюро ЦК (главные политические лидеры большевиков по-прежнему находились в эмиграции), способствует «сплочению и укреплению большевистских организаций». Принимает определенное участие и в организации первой легальной большевистской газеты «Правда», первый номер которой с его статьей «Наши цели» вышел 22 апреля 1912. Однако в тот же день, по совпадению, полицией был арестован и на 2 месяца препровожден в Дом предварительного заключения, Шпалерная, 25 (навешать который тоже не надо, сейчас там Следственный изолятор ФСИН). Откуда 2 июля по этапу в Нарымский край под гласный надзор полиции был на 3 года выслан, однако Коба опять был Сталиным, совершил побег и оттуда.

12 сентября вернулся в Петербург, возобновил работу по изданию «Правды», участвовал в организации участия большевиков в выборах 15.11.1912 в IV -тую Государственную Думу Их там, в выделившейся от 14 социал-демократов фракции было 6 человек: А. Бадаев, Г. Петровский, М. Муранов, Н. Шагов, Ф. Самойлов, с председателем, о котором отдельно, Романом Малиновским.  Коба 29 октября выехал в Краков на совещание членов ЦК РСДРП (б), на котором на него было возложено руководство, и координация действий этой фракции. А на совещании в Кракове, с его участием, с конца декабря 1912 по начало 1913 было принято решение о реорганизации Русского бюро ЦК. В котором Джугашвили, в связи с тем, что имел большой революционный опыт и сложившиеся уже в Петербурге связи, должен был занять руководящее положение.

В силу того, что в Вене был занят еще и написанием статьи «Марксизм и национальный вопрос», подписал которую, уже по аналогии с подписанием 12 января 1913 в «Социал-демократе» статьи об участии рабочих в думских выборах – «К. Сталин», выехал только 14 февраля. 16-го был в Питере, и поселился на этот раз – Н. Полетаев уже не был избран, в квартире депутата-большевика Алексея Бадаева на Шпалерной улице, 44б. (В честь его потом назовут ленинградские продовольственные склады, уничтожение которых германской авиацией в сентябре 1941 станет одним из символов начала блокады). Однако руководителем фракции был – также входивший и в состав Русского бюро ЦК – работавший на охранку Роман Малиновский. И вот, узнав от него, что для руководства Русским бюро ЦК РСДРП (б) прибыл  Иосиф Джугашвили, полиция, почти сразу же, приняла решение Кобу арестовать.

Но как «вытащить» в удобное место? А с помощью того же Малиновского, который Кобу на воскресенье 23 февраля стал приглашать на благотворительный вечер, организованный пока объединенной социал-демократической фракцией в здании Калашниковской хлебной биржи: Харьковская ул., 9 (ныне Культурный центр при ГУВД)

Сталин идти не хотел, однако Малиновский уговорил, дал даже ему свой шелковый галстук, и Коба из Шпалерной, 44б (запоминайте!) вышел последний раз. И пошел. Идти не близко, условно, в район ст. метро  «Александра Невского», но несколько ближе перейдя Староневский пр. (Автор специально приезжал, чтобы посмотреть, откуда Сталин мог выйти. Где, как, по Потемкинской улице шел. Пытался прочувствовать, о чем он мог тогда думать. Идя в свой последний, перед долгим арестом путь).

И Сталин пришел. Сел за столик. А завтра газета «Луч» сообщила, что «24 февраля, в 12 ч. ночи в помещении Калашниковской биржи во время проводившегося там концерта» полиция задержала «неизвестного, сидящего за столиком, занятым группой лиц, среди которых находились члены Государственной Думы». «Неизвестным» был И. Сталин, задержанный по доносу Р. Малиновского. И после нескольких месяцев предварительного заключения в том же Доме, Шпалерная, 25 (куда приходить и второй раз не надо) «крестьянин Тифлисской губернии Иосиф Джугашвили» был выслан на 4 года в Восточную Сибирь, Туруханский край», 10 августа 1913 прибыл в краевой центр – село Монастырское.

Фракция большевиков 4 ноября 1914 была арестована. Р. Малиновский,  предзнаменуя сие, еще в мае 1914 сложил депутатские полномочия, и выехал заграницу. (Но как доносчик- провокатор был изобличен, и 5 ноября 1918 расстрелян). А И. Сталин в марте 1917 вернулся в совершенно другой, охваченный революционной эйфорией Петроград, готовить Революцию Октября.  Где, пожив какое-то время по разным, «беглым» адресам, с августа стал постоянно проживать по наиболее доступному и привлекательному на тот момент адресу – в квартире Аллилуевых на последнем этаже дома 17 по 10-й Рождественской, кв. 20. Дом был последним по улице, которая – единственная из Рождественских, не выходила на Суворовский бульвар, что позволяло затеряться в переулках и давало больше шансов скрыться.

После Революции, квартира 20 лет оставалась жилой, затем в ней открылся действующий и посейчас Музей. Ну, а Сталин, уже в качестве члена правительства, в марте 1918 навсегда уехал в Москву. Более его с Петербургом – Петроградом – Ленинградом ничего не связывало, а вот все дома, улицы остались. Кто заинтересовался, съездите, сходите, посмотрите. Вдохните воздух тех же улиц, вдыхал которыми когда-то и Вождь. Адреса все указаны. Ориентирующие вывести тоже. В Путь! К Памяти И. В. Сталина – Кобы. Хрущев все  Памятники уничтожил. Но не Память, она – Вечна.

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!