Сталин и наука

dadmin Газета, Статьи из газеты №45 (2019)

Согласно опросам 7-10 апреля 2017, «Левада-Центра», Сталин был признан самой выдающаяся личность всех времен и народов. Что Верно и Истинно – никогда и не при ком Россия (Советский Союз) не достигала такого Величия и Могущества, как при нем. Нежелающие признавать, сразу же будут костерить за жестокость, тиранию и диктатуру – и в чем-то и будут правы. Однако и к ним всегда будет один и тот же контрвопрос: а как бы вы повели себя тогда, оказавшись в ситуации пришедшего к Власти Сталина? Страна в состоянии полной разрухи и с миллионными жертвами в 1922 вышла из Гражданской Войны, была в состоянии «Мы отстали от передовых стран на 50 -100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут» (И. Сталин, 4 февраля 1931). И что делать, чтоб не смяли? «Сказки» про «демократии» и «свободы волеизъявления народа» рассказывать или заниматься Делами?

Сталин выбрал Дела, и мы с ним – пусть и, в каком-то смысле, жертвенно, через жесточайшую Дисциплину, но и массовый трудовой Подъем – к большим Свершениям «побежали». За 13 лет предвоенных пятилеток в самых разных районах страны  были построены десятки новых городов и введены в строй 8070 заводов и фабрик; металлургических и химических комбинатов; шахт, электростанций и нефтепромыслов. Впервые начался массовый выпуск самолетов, грузовых и легковых автомобилей, тракторов, комбайнов, синтетического каучука, различного вида вооружения и военной техники. По объему промышленной продукции вышли на второе место в мире, уступая лишь США, а по темпам индустриального роста превзошли и их показатели

Однако Сталин не был бы Сталиным, если бы еще и не хорошо понимал, что значит для Подъема, Развития всего в Стране – Наука. Причем, обратите внимание, в какой Период  это особенно обострилось. Когда – хоть Советский Союз и достиг до Войны статуса Второй сверхдержавы, сейчас, после 4-х летних ее тяжелейших испытаний, все надо было невероятными трудами Восстанавливать и восстанавливать. В то время как по другую сторону океана бурел и обогащался на ней Главный конкурент  США. И потому, в условиях складывающейся уже «холодной» войны, надо было еще более чем хорошо подумать о долговременной крепкой своей обороне.

Ну, что касалось Восстановления, все было более привычно, за годы четвертой пятилетки (1946 -1950) довоенный уровень промышленного производства был достигнут уже к 1948, к 1950 объем выпуска продукции машиностроения превысил уровень 1940 уже в 2,3 раза,  и по большинству показателей довоенный уровень был достигнут и в сельском хозяйстве. А вот как быть с Наукой, прежде всего, в военно-промышленном комплексе? Ибо определились еще и три основных направления, на долгие годы определивших лицо цивилизации. Атомно-энергетическое (Бомба), ракетно-космическое (Ракеты, ПРО) и электронно-вычислительное (Компьютеры). И как здравомыслие Понимания – Сталин и Наука, Вождь в этих направлениях претворял в Жизнь, расскажем подробнее.

Начав с того, что поскольку решали и определяли у него всегда и во всем Кадры – значительный акцент был сделан и на их подготовку в Науке. Принято было специальное «Постановление о развитии науки и образования», расходы, на которые (1946-1950) увеличились: образование – в 1,5 раза,  наука – в 2,5. Совершенно потрясающе заработала система советских ВУЗов по подготовке отличных кадров для фундаментальной и отраслевой наук. Заработная плата научных работников существенно повышалась, ее научная составляющая основной оклад могла превышать в разы при условии эффективного выполнения НИР, и он него не зависела.  Зарплата некоторых профессоров достигала 20 тыс. р. при основном окладе 4 тыс., ненамного меньше были зарплаты и доцентов, а кандидат наук, получив кандидатский диплом, уже на следующий день становился старшим научным сотрудником с зарплатой в 3 тыс. р., что соответствовало зарплатам директоров крупных предприятий. И особо отличившиеся в достижении выдающихся успехов поощрялись еще и Сталинскими премиями – работников науки, промышленности, транспорта и сельского хозяйства было награждено 8 477 человек.

А теперь о следствиях такого отношения Сталина к наукам комплекса оборонно-технического конкретно, и, прежде всего, конечно, условно, Бомба – применение внутриядерной энергии в военных и мирных целях. С 1942 соответствующие разработки велись в США, и потому в апреле 1943 была создана спец. лаборатория №2 по атомной проблеме и у нас. Однако в тяжелейших условиях войны, что сильно нас притормаживало, американцы, опережая, 16 июля 1945 смогли провести первое в мире испытание атомной бомбы. И что оставалось делать нам? Да только одно: 20 августа 1945 Сталин создает Специальный комитет с чрезвычайными полномочиями по руководству всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана под руководством Л. Берия. И невероятно ударными темпами, с невероятными затратами труда сотен тысяч людей, 29 августа 1949 на Семипалатинском полигоне был произведен первый атомный взрыв советской бомбы РДС-1. («Реактивный двигатель специальный», «Реактивный двигатель Сталина») У нашего государства появился надежный ядерный щит, давший нам безопасность и паритет с Америкой на долгие годы – фактически до сих пор, а далее события при Сталине разворачивались так.

30 июля 1951 – испытание РДС-2 и второй ядерный взрыв в СССР. 18 октября 1951 – авиационная атомная бомба РДС-3 была впервые испытана путем сброса ее с самолета Ту-4 с высоты 400м. Кроме того, поскольку необходимо было еще, и научиться выделять и работать с различными изотопами, по их разделению была создана целая промышленность, и далее все в оружии уже термоядерном пошло так. США взорвали такое устройство 1 ноября 1952, но, фактически, оно не являлось бомбой и представляло собой лабораторный образец. А в СССР разработали именно ее, и 12 августа 1953 была взорвана первая в мире водородная бомба – советская РДС-6. 23 августа 1953 – РДС-4 и четвертый атомный взрыв с ИЛ-28 на высоте 600м, ну а США только 1 марта 1954 взорвали свою водородную бомбу.  Вот таких результатов в «бомбовом» противостоянии Сталину удалось достичь всего за 7 лет после Войны.

Ну, а далее, развивая Успех, из атомных оборонных реакторов родились реакторы и гражданские, летом 1954 став основой первой в мире АЭС, вступившей в эксплуатацию на 2 года раньше США. Оборонный был применен и на первой советской атомной подлодке «Ленинский комсомол», спущенной на воду в 1958, хотя американцам свой «Наутилус» удалось спустить в 1955. В 1959 было создано единственное в мире надводное судно с ядерной силовой установкой – атомный ледокол «Ленин», а далее начался уже переход от процесса деления атомного ядра к синтезу, термоядерной энергетике, управляемому термоядерному синтезу, для которого позднее начали развиваться новые материалы уже и со свойствами сверхпроводимости.

А теперь о сфере Сталинской второй – Ракеты. Еще в сентябре 1931 была создана московская ГИРД (Группа изучения реактивного движения), которая в конце 1933 преобразуется в РНИИ (Реактивный научно-исследовательский институт). Но далее Война, через какое-то время в которой удалось узнать, что в Германии с 1942 разрабатываются ракеты принципиального иного, сугубо военного предназначения: беспилотная крылатая (самолет-снаряд) Фау-1 и баллистическая (баллиста – неуправляемость) ракета Фау-2 – дальнего, до 320 км, действия из 2-х частей. Дающей скорость и направление – разгоняющей, которая потом отваливалась. И далее неуправляемо летящей и несущей смертельный, весом до 1 т,  груз – головной ГЧ.

Во второй половине 1944 эти ракеты активно стали применять против Англии, работы в области отечественного ракетного дела принято было решение интенсифицировать, и сразу после войны, 8 июля 1945, Сталиным была создана специальная научно-техническая комиссия по реактивной технике. Грубо говоря, пока, с одной задачей: в сжатые сроки найти хотя бы одну целую и годную Фау-2 или что-то близкое к этому.  Однако сделать это не удалось, сосредоточились на самостоятельном восстановлении Фау-2, и в мае 1946 принимаются два важнейших Постановления. «О создании нового направления в оборонной промышленности – ракетостроения» и открытии в подмосковном г. Калининграде НИИ – 88, который становится головным предприятием по управляемым баллистическим ракетам дальнего действия на жидком топливе, Главным конструктором которых был назначен С. Королев.

В апреле 1947 создается первая советская модификация Фау-2 – Р-1, 10 октября 1948 происходит ее первый успешный запуск, а 28 ноября 1950 сдается уже на вооружение с дальностью полета – 270 км. Параллельно ведутся работы и по Р-2 с дальностью полета – 550 км: в октябре 1949 проводятся испытания, а 27 ноября 1951 также принимают на вооружение. В марте 1950 состоялась, очевидно, первая в мире конференция по проблемам уже и искусственных спутников земли, 15 февраля 1953 Сталин подписал Постановление о строительстве в СССР межконтинентальных баллистических ракет (МБР). 19 апреля 1953 состоялся запуск Р-5 на максимальную дальность уже 1200 км, а несколько позднее была разработана и Р-7, которая 4 октября 1957 вывела в космос первый искусственный спутник Земли. Советский – американцы смогли запустить только 1 февраля 1958, а 12 апреля 1961 вершиной всех достижений направленной при Сталине советской науки стал полет первого человека в космос. Советского, Юрия Гагарина, что американцам удалось сделать только 20 февраля 1962.

Однако коль были ракеты предназначения военного, то быть, стало быть, против них должны были и ракеты самообороны, и Сталин занялся еще и противоракетной обороной.

Не системами ЗРК и ОТРК (зенитно-ракетными и оперативно-тактическими ракетными комплексами) – а ПРО в принципе, и тесно связанной с ней, практически, одними и теми же комплексами, противовоздушной обороной ПВО. В Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Жуковского было создано Научно-исследовательское бюро спецтехники (НИБС) во главе с Г. Можаровским, задачей, которого была проработка проекта «Анти-Фау» по «возможности противодействия ракетой против ракеты при радиолокационном обеспечении». (Правда, надо отдать должное, подобные работы стали вестись и в США).

Однако возникли технические сложности в промышленном изготовлении, и 14 февраля 1948 задача проработки параметров «системы борьбы с ракетами дальнего действия и дальними бомбардировщиками» с созданием противоракеты ПР была поставлена и перед НИИ-88. Группа РЛС (радиолокации) обнаружения – каждая в своем секторе, должна была  «просматривать» пространство на 1 000 км, обеспечивая  круговой обзор. Далее координаты цели передавались на командный пункт, откуда на нужную  группу станций  точного пеленга,  которые «вели» цель, начиная с  дальности 700 км. Счетно-решающий  прибор этого сектора обороны по получаемым от  РЛС точного пеленга  координатам определял  углы наведения  пусковой установки (ПУ), а на цель  «перехватчик»  должна  была вывести активная головка самонаведения (ГСН). Старт давался с земли на расстоянии  1,5 – 2 км от цели, на дистанции от 75 – 400 м от нее вырабатывалась команда на подрыв боевой части (БЧ) «перехватчика», а это должно было вызвать  детонацию боевого заряда перехватываемой ракеты, чем и достигалось  ее  уничтожение. Таким образом, в определенной зоне обеспечивалась защита (т.е. ПРО) от удара  20 баллистических ракет.

Однако в том же, 1948, появились ракеты с дальностью до 3 000 км и отделяющимися  ГЧ, скорость  которых была значительно выше, а отражающая  поверхность  во много раз меньше – и потому разработку ПРО против таких, 6 февраля 1949 вновь поручили НИБС. Однако сложность тут сразу проявилась вот в чем. Если раньше для  решения задачи отражения удара по ограниченному району баллистических ракет, несущих в общей сложности 20 т взрывчатки,  необходимо было иметь 17 РЛС дальнего (до 1 000км) обнаружения, и 16 – для ближней зоны, то теперь, поскольку ракета и отделившаяся от нее ГЧ представляли собой уже как бы две цели – различить которые радар тех лет не мог, и сбивать надо было обе – количество станций точного пеленга должно равняться 40, а всего требовалось минимум 73 РЛС.

Группой НИБС в декабре 1949 НИР по обоснованию тактико-технических требований к ПРО, в принципе, была завершена, однако в условиях таких тогда технических сложностей Сталин принял решение переключиться на модификацию ПРО более простую – противовоздушную оборон ПВО. И 9 августа 1950 вышло Постановление «О развертывании работ по созданию системы ПВО Москвы и Московского промышленного района». Заниматься чем под кураторством Л. Берии в КБ-1 (ныне «ЦКБ «Алмаз») стали ученый-ракетчик С. Берия (сын) и главный конструктор системы «воздух- море» «Комета», принятой на вооружение в 1952, П. Куксенко. Они и стали Главными конструкторами системы обороны Москвы на основе сочетания радиолокации и управляемых ракет – ПВО С-25 «Беркут», названной так по первым буквам их фамилий («Бер» – «Ку»). Для своевременного обна­ру­же­ния само­ле­тов про­тив­ника пред­по­ла­га­лось раз­вер­нуть радио­ло­ка­торы кру­го­вого обзора, а далее, в 50 и 90 км от цен­тра сто­лицы,  должны быть два – до 1 000 зенитно-ракет­ных ком­плек­сов в каждом, «кольца» для одновре­мен­ного пора­же­ния до 20 целей на участке в 10 -15 км. В июне 1951 были проведены первые испытательные пуски, 25 апреля 1953 управляемой ракетой был впервые сбит самолет-мишень Ту-4, и это все то,  чего успел достичь Сталин и по линии ПРО (ПВО)

Однако 5 марта 1953 умер. Хрущевым в борьбе за Власть черта над сталинским развитием ПРО (ПВО), была, казалось, подведена и все «Бериевские кадры» разогнаны. Однако по требованию Семи Маршалов в Записке, работы над ПРО для обороны страны были, все-таки, продолжены, в мае 1955 на воору­же­ние была при­нята первая в мире зенит­ная ракет­ная система ПВО С-25 «Бер­кут» (раньше, чем ее ана­логи были созданы в США и Вели­ко­бри­та­нии). А в рамках КБ-1 было  организовано СКБ-30, руководивший которым Г. Кисунько с 1956 возглавил уже все работы по проработке дальнейших проектов системы ПРО. И теперь еще об одном важнейшем, определяющем лицо цивилизации, направлении науки – развитие вычислительной техники и электроники (Компьютеры). После Войны, когда технической основой для электронно-вычислительных машин (ЭВМ) были еще электронные лампы – первую, но крайне неудобную в эксплуатации ENIAC (электронный цифровой интегратор и вычислитель), в 1945 создали в США.

А что у нас? А у нас в 1948 по инициативе Сталина «Для разработки и внедрения в производство средств вычислительной техники для систем управления оборонными объектами» создаются Институт точной механики и вычислительной техники (ИТМиВТ) и Специальное конструкторское бюро N245 (СКБ-245), и уже декабрем 1948 датируется изобретение первой советской цифровой вычислительной машины. В Англии же и США разработкой единичных образцов компьютеров занимались только разрозненные группы, и в 1949 создали более совершенную английскую EDSAC, а в 1950 – американскую EDVAC. Серийное их производство началось только после 1951.

У нас компьютер для расчета траекторий полета ракет, тепловых характеристик нейтронных реакторов и ядерных устройств различного назначения – малая электронная счетная машина на ламповой основе (МЭСМ), сразу ставшая и промышленным образцом –  создан был, первым в мире, осенью 1951. А для обработки огромных массивов данных в 1952 был рожден и суперкомпьютер БЭСМ-1 первого поколения. И это то, что успел Сталин и в этой сфере, и, как видите, тоже с опережением Главного конкурента. И столь мощное развитие ЭВМ, на этой волне, не снижая темпов, продолжилось и позднее. БЭСМ-1, БЭСМ-2, М-20, а также «Стрела» и М-2 (для военных применений) получили в 50-е годы свое серийное производство и находились на уровне самых лучших американских компьютеров того времени.

И в 1956 в СССР началось еще и промышленное производство общедоступных и дешевых отечественных полупроводниковых транзисторов, которое США наладили только в марте 1958, причем были они много дороже. В 60-х годах мы уже делаем ЭВМ на полупроводниках: БЭСМ-ЗМ, БЭСМ-4, М-220, М-222, и выдающимся достижением стала БЭСМ-6 – первая отечественная и одна из первых в мире ЭВМ с быстродействием 1 миллион операций в секунду. А БЭСМ-6 второго поколения, в 1975 работая в составе вычислительного комплекса в ходе полета «Союз-Аполлон», обрабатывала данные по траектории полета за 1 минуту, в то время как американская сторона тратила на это целых 30.

Первая в мире персональная ЭВМ «Мир-1» (помещалась на столе, в то время ЭВМ были громоздки) была тоже создана в СССР; в 1972, предвосхищая принципы современных компьютеров, представлена на выставке в Лондоне, где фирма IBM первый и последний раз даже выкупила ее разработку.  Однако дальше, поскольку пользовались ЭВМ научные и государственные учреждения (в основном военные и геофизики) – они так и оставались громоздкими, с переходом на компьютеры персональные мы существенно задержались. Большие советские суперкомпьютеры так и продолжали превосходить западные аналоги, были гораздо дешевле, однако битву с Западом на поле персональных, мини-машин СССР проиграл.

Как проиграл, к сожалению, и  в Сети Интернета. Хотя мог бы, наверное, и не проигрывать, если бы был Сталин. Видите же, сколько он успел в Науке за 7 своих послевоенных лет. Тем более что были в этой сфере и большие специалисты- энтузиасты А. Китов и в Глушков, в 1959 и 1962, в разных вариантах, предложившие создать Общегосударственную автоматизированную систему (ОГАС) учета и обработки информации для автоматизированного управления экономикой – компьютерную сеть многоцелевого назначения распределенных по всей территории Советского Союза региональных вычислительных ЭВМ центров, связывающую центры сбора данных.

Однако со «сталинским прицелом» смотреть на науку Хрущев был не способен, и если в сфере военной и ракетно-космической все продолжилось относительно благополучно: в 1960 в СССР была развернута сеть, объединявшая компьютеры в рамках системы противоракетной обороны (ПРО), то в сфере гражданской заторможенность мышления привела к тому, что случилось. В США, в 1957, в ответ на запуск советского спутника, создано было Агентство передовых исследовательских проектов (ARPA) с направленностью на исследования именно в области, год 1969 принято считать Годом рождения Интернета (как он развивался дальше, упоминать не будем) – ну а у нас все заглохло. Поотстав, делать сами что-то вообще ничего не стали, а просто решили подключаться к зарубежным сетям. В 1994 в рамках государственной научной программы полноценной частью Интернета стал RUNNet – «Рунет», появилась доменная зона «ru» – и  это, собственно, и все.

И вот, в свете всего сказанного, хорошо видно, что значил Сталин для Науки и Развития страны в целом. Еще тогда, в далеких 1950-х, так значительно опережая Время. После него в области компьютеризации и электронной техники, сфере высоких технологий мы серьезно отстали – и сейчас просто ничего иного не остается, как только, как и во времена Сталина, все упущенное технически наверстывать. «Мы отстали от передовых стран на 50 -100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Должны! Пробежать! Иначе сомнут…

                                                                                 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!