Сталин и его Время

dadmin Газета, Статьи из газеты №4 (2020)

Когда речь заходит о Сталине и его Времени (1921-1953), оценки всегда самые противоположные – от ненависти и неприятия до достойных и уважительных, вплоть до того, что по последним опросам его даже признали самым выдающимся государственным деятелем всех времен и народов. Обсуждались его фигура и время тысяче-, даже стотысячекратно, и, все-таки,  давайте, обсудим их в сто тысяч первый раз. Бесстрастно и объективно. Поминая, что начались они с выхода разбитой, развалившейся страны из 5 лет Гражданской войны, закончившейся официально взятием Владивостока 25 октября 1922г. – с такими, наиболее вероятными потерями. Погибло в боях: красных – 950 тыс.; белых и их национальных сторонников – 650; зеленых и прочих – 900. От террора погибло: красных – 300 тыс. от белого и 500 – зеленого; а белых – 1 200 тыс. от красного. Умерло от голода и эпидемий – 6 млн., эмигрировало – 2 млн.                                                          

И что тогда дальше, когда страну надо восстанавливать и как-то идти вперед? Что, общество вышло «успокоившимся» и с любовью, признанием новой власти? Абсолютно нет, и гражданская война из горячей перетекла просто в свою холодную фазу, когда какая-то часть общества до лучших времен затаилась, а какая-то даже решила разгуляться на НЭПе, взяв тем даже своеобразный реванш. И, может, успокоилась хотя бы после победы партия? Да тоже нет, и желающих подискутировать, поспорить, как и куда двигаться дальше – оставалось в виде оппозиции предостаточно. Причем вышли все в состоянии агрессии, нетерпимости и радикализма в принятии решений, когда сначала проще что-то сделать, а только потом подумать «зачем»? И что еще? А то, что Союз создавался кусочно, и 30 декабря 1922г. создан он был и без Средней Азии, и, тем более, Прибалтики. Наконец, начавшаяся в 1928г. коллективизация породила сотни тысяч недовольных раскулаченных и даже середняков; и пошли, обострились диверсии и локальный террор, местные протесты, беспорядки и восстания. И что в таком состоянии общества Сталину и его руководству делать?  Сидеть, болтать, дискутировать, ибо время никуда не зовет, не торопит? Да, нет, и зовет и торопит, да еще как!

И потому сначала противостояние на внутрипартийных фронтах стали решать разоблачениями, исключениями и отстранениями (пока только отстранениями), а по части коллективизации, чтобы продвижению страны вперед не мешали – ничего иного, как только начать «закручивать гайки», уже просто не оставалось. И 1 января 1930г. по линии ОГПУ был издан Приказ № 44/21, согласно которому кулаки делились на 3 категории, для каждой из которых определялись различные наказания. В том числе, для представителей I-ой категории, если они были признаны в участии в сопротивлении, судом был расстрел, а в качестве судов стали использовать, как «особые трибуналы» – «тройки», в состав которых входили высший партийный руководитель данной территории, начальник управления ОГПУ – НКВД и прокурор. Кроме того, изменение порядка на селе в сочетании с форсированной индустриализацией привели к тому, что с 1926 по 1939г. не менее 23 млн. переехали из деревни в город, что обострило и без того сложную ситуацию с поставками продовольствия и уровнем преступности, а свертывание НЭПа расширило круг лиц, вызывающих подозрения.

В таком состоянии страна встречала начало 1930-х, а в Европе стала складываться ситуация предвестия новой – и немаленькой войны, и в этой связи надо было определяться кто главный враг.  А главные враги – это, естественно: Польша, и Германия. Польша потому, что врагом была веками, и первое, что сделал Пилсудский, придя в 1918г. к власти, начал захватнические войны против Украины и Белоруссии, что кончилось советско-польской войной 1920г. и взаимной ненавистью. Причем позиции польской разведки в Советском Союзе были сильны, ибо Польша долгое время находилась в составе Российской империи и от базировавшихся на ее территории антисоветских организаций получила в наследство их нелегальный аппарат. А Германия потому, что с Веймарской Республикой, начиная с 1933г., все было кончено, к власти пришел Гитлер, взрастив реваншистско-нацистские настроения с ликвидацией коммунистов и социалистов, и породив фашизм. И, кроме того, профашистские режимы были и совеем рядом в Прибалтике: Эстонии, Латвии и Литве, почему и, в обстановке такого, начавшегося в начале 1930-х годов обострения, уже давно, еще с Гражданской войны накопившиеся в обществе противоречия требовали своего разрешения, что, используя убийство 1 декабря 1934г. Кирова, усилением репрессий и стали делать.

Кроме того, 5 декабря 1936г. была принята Конституция, дававшая всем равные, с тайным голосованием, избирательные права в уже сформировавшемся Союзе, что на намеченных в декабре 1937г. выборах в Верховный Совет СССР несло угрозу проникновения во власть прежде не допускаемых «недобитых» элементов.  А в обстановке международного обострения потенциальную опасность могли нести и сформировавшиеся национальные структуры, к которым нужно было быть бдительными, и особенно бдительными – к руководящим кадрам РККА, гарантий, которые с исключительностью не давали, а правотроцкистские  настроения среди них бытовали. Почему и, в связи со всем этим, «гайки стали закручивать» особо круто, и 9 марта 1936г. Политбюро ЦК ВКП (б) издало постановление «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов». В соответствии, с которым усложнялся въезд в страну политэмигрантов, отказывалось  в продлении – в первую очередь, гражданам Германии, Польши, Японии – вида на жительство. Создана была комиссия для чистки международных организаций на территории СССР, начались аресты лиц, контактировавших с иностранными дипломатами, пропаганда внедряла мысль о всеобщем вредительстве, вездесущности западных шпионов и наличии в СССР «пятой колонны», выискиванием представителей которой среди представителей западных нацменьшинств НКВД активно занялось.

А поскольку в Испании 18 июля 1936г. была развязана война, в которой в «полной красе» проявили себя троцкисты и их сторонники в действии – начиная с августа 1936г. и почти параллельно с событиями в Испании, начались уже и показательные судебные процессы по троцкистской оппозиции. С расстрельными приговорами.  19-24 августа 1936г.- по делу «Троцкистско-зиновьевского террористического центра»; 23-28 января 1937г.- «Троцкистского параллельного центра»; 23-30 мая 1937г.- процесс «Антисоветского троцкистского центра», причем наиболее громкий, с арестом 22 мая 1937г. Тухачевского и его сподвижников по заговору военных и их расстрелом 11 июня – случился сразу после майских событий в Барселоне. И хотя внешне это, вроде бы, совсем не связанные друг с другом истории, но вряд Барселонский мятеж, да и вообще вся троцкистская подрывная деятельность в Испании остались вне поля зрения Советского руководства и не подвигли его к решительным действиям. Наконец, 2-13 марта 1938г.- процесс «Антисоветского правотроцкистского блока».

А 3 июля 1937г. Сталин в целях еще большего «закручивания гаек» региональному партийному руководству и представителям НКВД адресует телеграмму по решению Политбюро ЦК ВКП (б) № П51/ 94 о начале общегосударственной кампании преследования «раскулаченных лиц и преступников». От местных властей требовалось в пятидневный срок провести всю необходимую подготовку, и, в зависимости от степени угрозы, разделить целевые группы на две категории и зарегистрировать на местном уровне. К I-ой категории следовало причислять «наиболее враждебных» кулаков и преступников, которые должны были быть приговорены к расстрелу, а ко II-ой – «менее активных, но враждебных», и подлежащих потому депортации. Для суда над указанными лицами использовать «тройки», а по линии НКВД в целях устранения всех указанных причин один за другим стали выходить Приказы. Первым, из которых, как бы в дополнение, был Приказ № 00447 от 30 июля 1937 г. «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Отдельной строкой в котором значились уголовники, а всего с августа 1937г. по ноябрь 1938г. в рамках Приказа 390 тыс. были расстреляны и 380 тыс. отправлены в лагеря. И целый ряд Приказов пошел по «национальной», прежде всего: Польши, Германии, линии.

   Дата                                               Событие
25.07. 1937г.  Приказ № 00439 обязал местные органы НКВД в 5-дневный срок арестовать всех германских подданных, в том числе и политических эмигрантов, работающих или работавших на военных и просто заводах, а в процессе следствия «Добиваться исчерпывающего вскрытия не разоблаченной до сих пор агентуры германской разведки». Всего по «немецкой линии» были осуждено 55 005 чел., из которых 41 898 приговорены к расстрелу, а 13 107 – к заключению, ссылке и высылке.
11.08. 1937г. Утвержденный Политбюро ЦК ВКП (б), Приказ № 00485, которым с 20 августа начиналась операция по полной ликвидации местных организаций «Польской организации войсковой», закончить которую нужно было в 3-месячный срок. Крупнейшая из «национальных», по ней по разным данным было осуждено – 103 489 (139 815) чел., из которых 84 471 (111 071) – к расстрелу.
15.08. 1937г. Приказ №00486 о начале репрессий против «изменников родины, членов правотроцкистских шпионско-диверсионных организаций, осужденных военной коллегией и военным трибуналом по I-ой и II-ой категориям, начиная с 1 августа 1936г.», а также о порядке «арестов жен изменников родины, участников правотроцкистских организаций, шпионов и диверсантов».
17.08. 1937г. Приказ о проведении «румынской операции» в отношении эмигрантов и перебежчиков из Румынии в Молдавию и на Украину. Осуждено 8 292 чел., из которых 5 439 – к расстрелу.
30. 11. 1937г. Телеграмма № 49990 с Приказом о проведении «латышской операции». Осуждено 21 300 чел., из которых 16 575 расстреляно, в том числе такие известные, как Я. Алкснис, Я. Берзин, Я. Петерс, М. Лацис, И. Вацетис
14. 12. 1937г. Директива о распространении репрессий по «латышской линии» на эстонцев, литовцев, финнов. По «эстонской линии» осуждено 9 735 чел., в том числе к расстрелу – 7 998 чел., а по «финской» – 11 066 чел., к расстрелу – 9 078 чел.;
23.03. 1938 г. Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «об очищении оборонной промышленности от лиц, принадлежащих к национальностям, в отношении которых проводятся репрессии».

И частные замечания. Репрессии по «немецкой линии» в отношении АССР немцев Поволжья были не настолько масштабны, ибо «считались» как бы «своими», компактно проживавшими на официально закрепленной за ними территории. А по Приказу №00486 были арестованы около 18 тыс. ЧСИР (членов семьи изменника Родины) – жен, с осуждением на 5-8 лет. Дети старше 15 лет признавались «социально опасными» и могли быть подвергнуты аресту, а младше, порядка 25 тыс., размещались в детдомах. Всего в рамках всех «национальных операций» с августа 1937г. по ноябрь 1938г. было осуждено 335 513 чел,  из которых приговорено к расстрелу 247 157. А вообще в период 1921-1953гг. по официальным данным Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами было осуждено 3 777 380, а расстреляно, главным образом именно в эти самые предвоенные 1937-38гг. – 799 455 чел.

Год  Осужд.  Год  Осужд.  Год  Осужд.
1921   9 701 1932    2 728 1943   12 589
1922   1 962 1933    1 824 1944     3 110
1923      414 1934    2 056 1945     2 308
1924   2 550 1935    1 229 1946     2 273
1925   2 433 1936    1 118 1947        898
1926      990 1937 353 074 1948        –
1927   2 363 1938 328 618 1949        –
1928      869 1939     2 601 1950        468
1929   2 109 1940     1 863 1951     1 602
1930 20 201 1941  23 786 1952     1 611
1931   1 481 1942  26 510 1953        300

Цифры, правда, по разным данным, несколько, но не принципиально, рознятся. Например, есть данные, что в 1918 -1953 были привлечены к уголовной ответственности 4 308 487 человек, из которых 835 194 – к расстрелу; и есть данные, что за 1921 -1953 приговорены к смертной казни были 815 639 чел.

А что касается системы лагерной, то численность заключенных в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ) была поначалу относительно невелика. На 1 января 1930г. – 179 000 чел.; на 1 января 1931г. – 212 000, на 1 января 1932г. – 268 700, на 1 января 1933г. – 334 300, на 1 января 1934г. – 510 307.  Затем, помимо ИТЛ и тюрем, как мест заключения осужденных, была создана система Главного управления лагерей и мест заключения – ГУЛаг, где осужденные от общества изолировались в наказание на какие-то сроки. Менее 3-х лет – в ИТК (исправительно-трудовые колонии), а кто более, в том числе и на 10, и даже на 25 лет – в ИТЛ (исправительно-трудовые лагеря). Основные официальные, правда, несколько округленные данные по всему состоянию этих дел приведены ниже в таблице (в тыс. заключенных), а всего заключенных с 1921 по 1953г. было по тем же официальным данным 4.060.306 чел.

Год  ИТЛ

 

   %

полит.

ИТК

 

Гулаг

весь

 % итл Тюрьм.

 

Всего

 

1935    725  16,3    240    965 75   118  1 083
1936    839  12,6    457 1 296 65   167  1 463
1937    821  12,8    375 1 196 68   292  1 488
1938    996  18,6    885 1 881 53   362  2 243
1939 1 317  34,5    355 1 672 65   350  2 022
1940 1 344  33,1    315 1 659 72   190  1 849
1941 1 500  28,7    429 1 929 77   487  2 416
1942 1 415  29,6    362 1 777 79   277  2 054
1943    984  35,6    500 1 484 66   235  1 719
1944    663  40,7    516 1 179 57   155  1 334
1945    715  41,2    745 1 460 49   279  1 739
1946    747  59,2    956 1 703 43   261  1 964
1947    809  54,3    913 1 721 47   303  2 024
1948 1 108  38 1 051 2 109 52   275  2 384
1949 1 216  34,9 1 140 2 356 51   230  2 586
1950 1 416  22,7 1 145 2 561 55     99  2 760
1951 1 534  31    994 2 528 61   164  2 692
1952 1 714  28,1    793 2 504 68   153  2 657
1953 1 729  26,9    740 2 468 70   152  2 620

Как видно, общее число всех «сидящих» в пределах 2- 2,5 млн.: от 2, 76 млн. в 1950 г. до порядка 1,5. Из которых в тюрьмах примерно 200 – 300 тыс., а в системе ГУЛаг примерно 1,8 – 2,2 млн. «Политических» – примерно 30%, т.е. где-то 400 тыс., а основную массу составляли уголовники, бандиты и воры. И еще 765 180 было сосланных.

А теперь резюмируем. Можно все сказанное, перечисленное оценить позитивно? Или, хотя бы, безразлично? Безусловно, нет, и кто же может радоваться, аплодировать смертным приговорам и посадке в лагеря? Однако напомним еще раз, что страна, общество, из состояния Гражданской войны так и не вышли, перейдя только из фазы ее горячей – в холодную, но все с той же, даже мало припрятанной внутренней агрессией и радикализмом в принятии решений. Откуда и Законы, и Приказы становились все более ужесточавшимися, суровыми, что не мешало бы каждому это понимать и им следовать. И что, допустим, где-то просто так своровать, смахинировать не получится, да и как могло получиться, если в самой Конституции 1936г. черным по белому сказано, что расхитители, допустим, народной общественной собственности приравниваются к «врагам народа» с соответствующими для них последствиями (Ст. 131). В том числе и за пресловутые, уворованные колоски, и даже, касательно трудовой дисциплины, когда осудить могли и за несколько опозданий на работу более 20 мин. И плюс к суровости тех законов добавлялась еще и «неотвратимость наказания» за их несоблюдение, в смысле, что надеяться, что, нарушив что-то, удастся после этого как-то схитрить или скрыться, вряд ли следовало. Процент раскрытых преступлений, от всех зарегистрированных был очень высоким: 62% – в 1935г.;  76% – в 1938г.; 82% – в 1941г.; 80% – в 1947г.

А теперь о том, кто в таких условиях и при таких законах все это вершил, кому выпало карать «врагов народа»? Гражданам ОГПУ и НКВД с «чистыми руками, горячим сердцем и холодной головой», беспристрастным, хладнокровным и объективным следователям и судьям? Да, нет, многие из них вышли – так внутренне и не успокоившись, из Гражданской войны, и перегибы в «усердии» своем допускали немалые. Главный представителем чего был Н. Ежов, а многие, в органы мобилизованные, были просто малограмотными, но радикально настроенными. Как были среди них еще и прокравшиеся – власти противники, к представителям ее, в чем-то «проколовшимся» – тенденциозно настроенные. А в судах люди были, порой не имевшие не только что юридического, но даже и среднего образования.

И, кроме того, кому все это поручалось технологически? А переадресовывалось «на места», в ведение партийного руководства, «рвение» свое, которое, и «инициативы», проявляло немалые, и в письмах своих в Москву число преследуемых предлагало даже увеличить. Причем, наибольшее количество кандидатов на расстрел и депортацию представил, как вы думаете, кто? Да первый секретарь Московского обкома – будущий «разоблачитель Сталина» Н. Хрущев, и уже через неделю после Письма Сталина от 3 июля им на 10 июля было начислено 41 305 «криминальных и кулацких элементов», 8 500 из которых по категории I предлагалось расстрелять, а 32 805 по категории II – выслать. А основная роль в ведении следствий принадлежала руководителям республиканских, краевых и областных управлений НКВД: они утверждали, без санкции прокурора – списки кандидатов на арест, а также составляли и отправляли обвинительные акты (зачастую не более страницы) на рассмотрение «тройки». Следствие проводилось «ускоренно и в упрощенном порядке», заседания происходили за закрытыми дверями и в отсутствие обвиняемых, не оставляя им возможностей для защиты, а приговоры выполнялись быстро.

И все это – правда, все это – так, однако, когда в середине 1938г. стало ясно, что все, намеченное и задуманное Сталиным как устранение явных и скрытых врагов советской власти «сорвалось в штопор» – произошла решительная смена кадров. Вместо Н. Ежова главой НКВД был поставлен Л. Берия, и, начиная с ноября, повел «чистку». 7 тыс. сотрудников  НКВД (22 %) было изгнано, 1 364 – арестовано. 47 представителей НКВД, 67 членов партии и 2 представителя прокуратуры приговорены к смертной казни, и, кроме того, почти все руководство республиканского и районного уровней заменено. Около 30% посаженных было освобождено, а с расстрелянными было сложнее. Кто-то и вправду, примерно 20%, был невиновен – и часть из них была реабилитирована; а другие виновны, но в менее тяжких – не политических, а уголовных преступлениях. И можно, конечно, с сочувствием относиться к тем, кто получил свое, столь суровое наказание незаслуженно, но наказывались, все-таки, в основном, за уголовщину, воровство и бандитизм, и во многих местах 50 – 60% расстрелянных были уголовниками. А что до борьбы с «вредителями» и «врагами», то она продолжалась, но объем преследований снизился, и начались еще, с ноября 1938 по 1941г.,  дискуссии о реабилитации жертв репрессий в связи с расследованиями «нарушений социалистической законности». Однако за антисоветскую политику, а позднее еще и за предательство и дезертирство в полном соответствии с законами военного и предвоенного времени репрессии продолжались.

А теперь обо всем этом со стороны другой, начиная с, ставшего знаменитым, высказывания присутствовавшего на показательных московских процессах посла США Джозефа Дэвиса. И вот что летом 1941-го, уже после начала войны Гитлера против СССР, он писал: «Значительная часть всего мира считала тогда, что знаменитые процессы изменников, чистки и ликвидации 1935-39 годов являются возмутительнейшими примерами варварства, неблагодарности и проявления истерии. Однако в настоящее время стало очевидным, что они свидетельствовали о поразительной дальновидности Сталина и его близких соратников, были частью решительных и энергичных усилий сталинского правительства предохранить себя не только от переворота изнутри, но и от нападения извне. Оно основательно взялось за работу по очистке и освобождению страны от изменнических элементов, и в России не было так называемой «внутренней агрессии», действовавшей согласованно с немецким верховным командованием. В России не оказалось судетских генлейнов, словацких тиссо, бельгийских дегрелей или норвежских квислингов. В России в 1941г. не оказалось представителей «пятой колонны» – они были расстреляны. Чистка навела порядок в стране и освободила ее от измены».

Аргумент? Аргумент, и, несмотря ни на что – весомый: в симпатиях к СССР, Сталину американского посла не заподозришь никак, и, кроме того, выражая к «сидевшим» в ГУЛаге сочувствие, не надо забывать, что основная масса не просто «сидела», а своим трудом на благо страны и народа приносила пользу. И каналы прокладывали, и дороги строили, и лес валили, и страну восстанавливали, и на советскую атомную бомбу работали, и даже здание МГУ возводили. Польза от труда их, в том числе и для выведения страны на уровень второй сверхдержавы мира при Сталине – была очень немалой, и таким достойным трудом своим сроки могли скостить, и к нормальной жизни вернуться.

И, главное. Ибо для Истории ценно, все-таки Главное. И жило в тот, 1921-1953, период, увеличивая численность до 170, а потом и, перед войной 195 млн. советских граждан – и «пострадавших» среди них было, условно, 4 млн. Что примерно 2% всего населения, а 98% населения остального – эти, не самые радостные события не коснулись никак: они жили, любили, работали, учились и творили. Да еще как! Такого, никогда в Истории невиданного и совершенно феноменального бурного развития не знала ни одна страна: от сохи начали и атомной бомбой кончили. Став Второй сверхдержавой и Победителями в тяжелейшей Войне, фактически, как бы вторыми Хозяевами планеты. Не говоря уже о том, что чуть позднее еще и в Космос первыми полетели. И все это при Сталине, в его Время. И что, все это, достигнутое, нужно отбросить и перечеркнуть, и копаться, копаться: кого судили правильно, а кто пострадал безвинно? Признавая, что репрессивная машина – выйдя из состояния Гражданской войны и в тяжелейших изоляционных внешних условиях под непрекращающейся угрозой войны, оказавшись – в сталинский период работала интенсивно, мощно, и далеко не всегда правильно, справедливо.

Но тут вопрос всегда будет, вот какой: а что, идти к достижению поставленных больших целей можно было как-то иначе, путем другим и не такой ценой? Ответ единствен. Двигаться к достижению целей всегда можно только «через кнут или пряник» – и ничего иного История не придумала. Двигаться тогда – под угрозой Войны и при наличии «пятой колонны», «через пряник» было просто нельзя, ибо нас не было бы тогда вообще. И что оставалось? Да только «через кнут», пусть иногда и чрезмерный. Почему Страна по нему пошла и успехов выдающихся и добилась.  А что до 2% «пострадавших», то дело это, все-таки, частное, и никак не всей Страны с таким Великим ее историческим Прошлым. Для отдельных граждан определенной политической направленности. И делать из этого «ужасную, страшную Икону» Великого Советского Союза; постоянно толочь, будировать тему, всем, навязывая, что, признайте, признайте, террор, покайтесь, покайтесь за него – просто некорректно. И если уж так тянет пострадать за павших, погибших, так, пострадайте, поклонитесь лучше Памяти тех 27 миллионов Героев Великой Отечественной, благодаря которым и живем. Под водительством, кстати, Победителя Сталина. Так правильнее, справедливее будет. За весь Советский Союз. 

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!