СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬИ ПОДОХОДНЫЙ НАЛОГ:

admin Газета, Статьи из газеты №21 (2017)

НЕКОТОРЫЕ ШТРИХИ ИХ ВЗАИМОСВЯЗИ

В газете «Новый Петербургъ» от 25.05.2017 обсуждается (стр. 4) утверждённая Президентом РФ «Стратегия экономической безопасности страны на период до 2030 года». К основным вызовам и угрозам экономической безопасности Стратегия относит и «усиление дифференциации населения по уровню доходов». Это заставило меня вспомнить статью из моей книги «Под своим ФИО» (СПб, «Мозаика НК», 2011). В той статье рассмотрен один из путей достижения социальной справедливости — возврат к прогрессивному подоходному налогу и предложена методика его расчёта.
Статья была написана в 2008 году и имела целью показать возможную методику формирования подоходного налога, поэтому все абсолютные значения упоминаемых в ней параметров носят условный характер.

Настоящие рассуждения («штрихи») инициированы статьёй М.М. Богословского «Новая теория социальной справедливости как основа рационального пути человечества», опубликованной в первом выпуске сборника «В обществе мысли. Труды Общеобразовательного факультета» (СПб.: МИЭП, 2007).

В этой статье обсуждаются извечные причины социальной несправедливости и выдвигается теория социальной справедливости, достижению которой, в частности, может быть «механизм ограничения получения гражданами сверхбольших денег: подоходный налог для богачей… до 60–80 %».

И действительно, подоходный налог (ПН) служит мощным рычагом в деле обеспечения социальной справедливости (СС).

Во времена советской власти ПН был прогрессивным (хотя и «математически» несовершенным, о чём будет сказано ниже). В упомянутой статье её автор утверждает, что в те времена СС не было, пример тому — «оторванность» партийной верхушки от «простых людей» (в смысле получения материальных благ), а также уравнительная система оплаты труда, «согласно которой, насколько бы хорошо человек ни работал, он не имел возможности заработать больше определённой, централизованно установленной суммы в диапазоне от 100 до 600–700 рублей в месяц».

С этим можно и поспорить. Причём с позиций П.Н. Милюкова считавшего, что история как наука должна опираться прежде всего на фактографию.

Отвлекусь от СС и ПН на «фактографию» собственного восприятия некоторых реалий той жизни.

В начале 60-х гг. прошлого века мне довелось учиться в вузе в одной группе с сыном первого секретаря Ленинградского обкома КПСС (будем следовать принципу nomina sunt odiosa, то есть не будем называть имена).

Так вот, их квартира мало чем отличалась от квартир «трудящихся». Разве отоплением, которое было электрическим «под плинтусами».,

Впрочем, это могло быть свойством всех квартир в Доме политкаторжан. Резиденция «Первого» (в Осиновой роще) была по тем временам богатой: и гостиная, и столовая, и бильярдная, и даже кинозал… Но больше всего поражало не это, а то, что на всех вещах были овальные металлические бирки с инвентарными номерами. Никакими льготами от «должности папы» его сын не пользовался. Был случай даже «наоборот». Однажды летом отец попросил отозвать сына с сельхозработ, чтобы взять его с собой в отпуск (доводы: недавняя семейная трагедия и неудачно сделанная весной операция). Но студенческий Совет бригадиров воспротивился: «Нечего потакать сынку такого папы!» Пришлось нашей группе пойти против Совета.

Очевидно, бессмысленно заниматься сравнением с позиций СС этих «реалий» с аналогичными нынешними.

Могут сказать — это исключение.

Приведу другую «фактографию». В канун 2008 года советник ректора одного из университетов Петербурга за «бокалом шампанского» сообщил такие «факты». В тех же 60-х он был доцентом и преподавал в вузе. Его по партийной линии перевели в райком. Жена была недовольна: уменьшился семейный доход и пропал один из летних месяцев отпуска. На новой работе «пряником» были, в основном, продуктовые наборы к праздникам и возможность пользоваться служебным автомобилем. Но за «пряником» маячил и «кнут»: могли вызвать на работу в любое время суток. Когда ему удалось распрощаться с райкомом и вернуться в родной вуз, он вздохнул с облегчением.

По поводу замечания М.М. Богословского об ограничениях в доходах советских граждан тоже можно привести некоторые факты contra.

Если у граждан («простых людей») была творческая жилка, то они могли, например, что-то изобрести (вознаграждение за внедрение было весьма весомым и ограничено суммой 20000 руб. — по тем временам деньги немалые), сделать открытие (за него — 20000 руб.), публиковать свои литературные творения (доход пропорционален объёму творения), стать лауреатом каких-либо премий…

Это из «кладовой» моей памяти. Можно сверить эту «фактографию» с другой, приведённой в статье А.А. Шалыто «Как это было, или почему раньше хорошо учили вычислительной технике» (еженедельник PC Week/RE, 2005, № 46). Раздел статьи, откуда взята нижеследующая пространная цитата, называется «Сколько зарабатывали преподаватели».

«Зарплата зависела от статуса вуза, должности, учёной степени, учёного звания, научного и педагогического стажа.

Доцент (кандидат наук с десятилетним педагогическим стажем) имел оклад до 320 рублей в месяц, а старший научный сотрудник (кандидат наук с десятилетним научным стажем) до 300 рублей. При этом оклад молодого специалиста не превышал 110 рублей (при наличии диплома с отличием на 10 рублей больше), а инженер со стажем мог иметь оклад до 220 рублей.

Профессора и вовсе казались «небожителями». Оклад заведующего кафедрой мог достигать 500 рублей, как и оклад заведующего лабораторией.

В силу того, что в соответствии с законодательством по совместительству нельзя было получать более 0,5 ставки, то доценты получали до 470 рублей, а профессора — до 750 рублей. А ещё могли быть те или иные премии, вознаграждения за авторские свидетельства, гонорары за статьи и книги и т. д.

Если профессора были близки к «небожителям», то академики — к богам (материально это выражалось ещё в пяти сотнях рублей в месяц). Сказанное не является преувеличением, так как среди многих действительных членов Академии наук СССР были учёные, которыми гордилась не только страна, но и весь мир. Членами Академии были П.Л. Капица, А.Н. Колмогоров, А.Д. Сахаров, Л.В. Канторович, Л.Д. Ландау, М.Л. Келдыш, Н.Н. Семёнов и многие, многие другие выдающиеся учёные. При этом Академия была особой организацией: несмотря на огромное давление ЦК КПСС, в «большую» Академию не избрали Т.Д. Лысенко, а при таком же давлении в обратном направлении — не исключили А.Д. Сахарова.

Высокий статус академиков определялся не только тем, что они в подавляющем большинстве случаев избирались за исключительные научные достижения, с которыми сейчас дело обстоит значительно хуже, но и тем, что отсутствовали псевдоакадемики, избираемые различными общественными академиями, как это очень распространено в настоящее время.

Для того чтобы оценить, какие деньги получали преподаватели вузов и научные работники, приведём несколько цен: проезд в трамвае — три копейки, в троллейбусе — четыре, а в метро — пять. Чёрный хлеб — 14 копеек, колбаса — от двух рублей 20 копеек до пяти рублей 80 копеек, книги — от рубля до трёх. Первый взнос на однокомнатную кооперативную квартиру — 1600 рублей.

Указанные выше зарплаты вузовских преподавателей обеспечивали им высокий уровень жизни и, соответственно, высокий социальный статус, а также стимулировали занятия научной работой, хотя бы из карьерных соображений.

Сегодня преподаватель вуза, как и научный работник Академии наук (в вузах научных работников практически не осталось), является в обществе изгоем, так как для обеспечения приемлемого уровня жизни семьи он либо должен честно работать на «ста» работах, как ломовая лошадь, либо быть преступником!

Каждый мужчина (к сожалению, кроме руководителей страны, которые широко известны) может достаточно просто получить подтверждение этих слов. Для этого надо познакомиться с какой-либо нормальной женщиной и сказать ей, что являешься преподавателем или учёным и посмотреть на её реакцию. Мало не покажется, как бы сказали нынешние молодые люди.

Сегодня преподаватели выживают, кто как может: одни много преподают, другие по совместительству работают в таких фирмах, в которых их знания востребованы, третьи — занимаются чёрт знает каким бизнесом, четвёртые — тихо грустят о загубленной жизни, а пятые — пьют. Лишь немногие выстояли и не изменили себе и своему делу».

Такая вот «фактография».

Но вернёмся в нашу «эпоху», вспомнив напоследок одну шутку из того времени: «Мы не одиноки во Вселенной!» Оказывается, тогда кроме СССР только в Испании доплачивали за учёную степень.

Не будучи экономистом, не смею утверждать, одиноки ли мы во Вселенной с нашим нынешним единым для всех «трудящихся» налогом в 13 %. Запросы моих знакомых в других странах показали, что там такого «чуда» нет. Кто-то даже вспомнил, как в годы «перестройки» в СМИ промелькнуло сообщение из Скандинавии о демонстрациях предпринимателей, недовольных уж слишком прогрессивным налогом.

Когда в России был осуществлён переход от старой системы прогрессивного ПН с минимальным уровнем 12 % на новую систему — единые 13 % для всех, то основной довод был таким. Люди с большими доходами пытаются скрывать их, а при 13 % будут платить налог. Такая вот была цель, но, скорей всего, власти забыли обычную российскую формулу: «Хотели как лучше, а…» А получилось по А.С. Грибоедову: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете».

Наверное, не просто тепло, а очень тепло стало при этом нашим «долларовым» миллионерам и миллиардерам. М.М. Богословский в своей статье называет фамилии некоторых из них, ссылаясь на журнал «Форбс». Мы же, напомним, следуем принципу nomina sunt odiosa и потому не будем «трогать» одиозных «трудящихся», а приступим к рассуждениям о ПН для них.

Каков же должен быть ПН с позиций СС? Мало сказать: прогрессивный, надо как-то задать — математически — и вид этой «прогрессивности». Существовавшая в советское время таблица для определения ПН имела разрывы непрерывности на границах диапазонов доходов и не предполагала «дикий» разрыв в них.

Можно поставить цель: определить «прогрессивность» в виде непрерывной (не имеющей разрывов) функции, охватывающей громадный (вопиюще несправедливый) диапазон нынешних доходов. При этом исходными данными могут служить следующие: прожиточный минимум, средняя зарплата по стране и, конечно, «здравый смысл от СС».

Примем начальный уровень дохода (До) равным прожиточному минимуму. Пусть, для примера, До = 5 000 руб. На эти деньги при нынешних ценах жить нельзя, можно только существовать, посему облагать этот «доход» налогом просто безнравственно. Итак, при До ПН нулевой (Но = 0). Следующее — подчеркнём, сугубо субъективное — предположение: конечное значение дохода в первом диапазоне равно средней зарплате по стране, пусть, опять же для примера, Д1 = 10 000 руб. и ПН при этом Н1 = 10 % (что близко к прошлому уровню 12 % и нынешнему «единому» 13 %). Будем также считать, что в диапазоне от До до Д1 и во всех последующих ПН изменяется линейно в зависимости от фактического дохода (Дф). И последнее предположение: пусть границы диапазонов доходов соответствуют степени числа 2, то есть каждый последующий диапазон Дф превышает предыдущий в два раза.

С учётом этих «вводных» (не утомляя читателя промежуточными математическими выкладками и их итерациями) получим следующую формулу для расчёта подоходного налога Н (в процентах) от фактического дохода Дф (в рублях):


Н = 10 (i
1) + 10 (Дф/2 i-1 До
1), (1)

где i — номер диапазона, i = 0, 1, 2… 9;


До — начальный уровень дохода, равный прожиточному минимуму, при котором Но = 0.

Заметим, что данная формула соответствует знаниям, получаемым в средней школе, и при нынешнем уровне компьютеризации страны (даже детских садов) расчёты ПН по ней не вызовут каких-либо технических трудностей (было бы стремление к СС!).

Поясним действие этой формулы (при До = 5 000 руб.) нижеследующей таблицей, в которой для каждого i-го диапазона приведены Нi — пределы изменения ПН, Дрi — пределы дохода, получаемого «на руки», Фi — формула для расчёта ПН.

Таблица 1

Дф, руб.

i

Нi

Дрi, руб.

Фi

0 – 5000 

0 

0 

0 – 5000 

 

> 5000 – 10000 

1 

(0 – 10) % 

5000 – 9000 

Н1 = 10(Дф/5000 – 1)

> 10000 – 20000 

2 

(10 – 20) % 

9000 – 16000 

Н2 = 10 + 10(Дф/10000 – 1)

> 20000 – 40000 

3 

(20 – 30) % 

16000 – 28000 

Н3 = 20 + 10(Дф/20000 – 1)

> 40000 – 80000 

4 

(30 – 40) % 

28000 – 48000 

Н4 = 30 + 10(Дф/40000 – 1)

> 80000 – 160000 

5 

(40 – 50) % 

48000 – 80000 

Н5 = 40 + 10(Дф/80000 – 1)

> 160000 – 320000 

6 

(50 – 60) % 

80000 – 128000 

Н6 = 50 + 10(Дф/160000 – 1)

> 320000 – 640000 

7 

(60 – 70) % 

128000 – 192000 

Н7 = 60 + 10(Дф/320000 – 1)

> 640000 – 1280000 

8 

(70 – 80) % 

192000 – 256000 

Н8 = 70 + 10(Дф/640000 – 1)

> 1280000 – 2560000 

9 

(80 – 90) % 

256000 – 256000 

Н9 = 80 + 10(Дф/1280000 – 1)

Более наглядным является графическое представление зависимости ПН от дохода. Так, на рис. 1 показано изменение ПН в диапазонах i = (0-6) от величины Кф — «коэффициента разрыва доходов», равного отношению фактического дохода Дф к прожиточному минимуму До (Кф = Дф/До).

 


Рис. 1. Зависимость ПН от «коэффициента разрыва доходов» Кф.

Рассмотрим, как изменяется реальный доход (получаемый «на руки») Др внутри каждого диапазона. Для диапазона i = 1 результаты расчётов представлены в таблице 2, а графическая зависимость Др от Дф показана на рис. 2. Там же приведены (для сравнения) и «линеаризованные» значения ПН (Дрл), вычисляемые для i-го диапазона по формуле

Дрлi = Дрi-1
+ А(Дфi
Дфi-
1), (2)

где А — коэффициент, принимающий значения от 0,8 до 0,1 соответственно для i от 1 до 8.

Таблица 2

Дф, руб.

Н 

Др, руб.

Дрл, руб.

5000 

0 

5000 

5000 

6000 

2 % 

5880 

5800 

7000 

4 % 

6720 

6600 

8000 

6 % 

7520 

7400 

9000 

8 % 

8820 

8200 

10000 

10 % 

9000 

9000 

 


Рис. 2. Зависимости реального дохода Др и «линеаризованного» Дрл от фактического Дф для диапазона i = 1.

 

Такой вид зависимости Др и Дрл от дохода Дф сохраняют в диапазонах i = (1-8), при этом, напомним, коэффициент А в формуле (2) находится в пределах от 0,8 до 0,1. В десятом же диапазоне (i = 9) характер этих зависимостей изменяется, так как коэффициент А принимает нулевое значение (таблица 3 и рис. 3).

 

Таблица 3.

Дф, руб. 

Н 

Др, руб. 

1280000 

80 

256000 

1536000 

82 

276480 

1792000 

84 

286720 

1920000 

85 

288000 

2048000 

86 

286720 

2304000 

88 

276480 

2560000 

90 

256000 


Рис. 3. Зависимости реального дохода Др от фактического Дф для диапазона i = 9.

 

Таким образом, сама формула (1) для расчёта прогрессивного налога приводит к решению о том, при каких доходах их обладателями должны интересоваться уже не налоговые органы, а другие, например, прокуратура (назовём такой уровень Дф условно «пороговым»).

(Для читателей этого сборника указанные в таблице 3 доходы, наверное, кажутся «заоблачными». Но. Однажды в СМИ промелькнуло сообщение о том, как правление одного российского АО, «утомлённое солнцем» непомерных трудов и «унесённое ветром» алчности. выписало себе годовую премию по одному миллиону долларов — по выражению из к/ф «Операция Ы…» — «на каждого». Так что — не всё просто в нашей российской реальности!)

Как видно из рис. 3, максимальное значение реального дохода соответствует фактическому в 1920000 руб. Оценим эту ситуацию для двух вариантов налога. При нынешнем в 13 % обладатель Дф = 1920000 руб. отдаст государству 249600 руб. и получит «на руки» Др = 1670400 руб., а коэффициент Кр («разрыва реальных доходов») составит 334 . При прогрессивном налоге, рассчитанном по данной методике, это будет соответственно 1632000 руб. и 288000 руб. при Кр = 58. Последний «расклад» с точки зрения СС, естественно, лучше первого.

Возникает вопрос: «Кр = 58 — это хорошо или плохо?» Можно ответить уклончиво, вопросом на вопрос: «Не слишком ли мягко?». Принято считать, что общество «здоровое», когда Кр < 7, если Кр превышает 10, то у него начинается заболевание под стать онкологическому. Поэтому уменьшение коэффициента Кр с 334 до 58, наверное, действительно «мягкое»: мера эта лечит, но не излечивает болезнь (запущенную до последней стадии).

Подведём итоги наших «штрихов».

1. Ответ на вопрос о результатах сравнения СС в советской России и нынешней не столь уж очевиден (или, наоборот, очевиден?).

2. Возврат к прогрессивному налогу — естественный и эффективный шаг на пути к СС.

3. Предложенная методика расчёта ПН, опирающаяся на такие исходные параметры, как прожиточный минимум, средняя зарплата, количество диапазонов дохода и его кратность в них, а также верхний («пороговый») предел дохода, хотя и носит ориентировочный и субъективный характер, но вполне может быть основой для законодательных актов с заданием реальных значений указанных параметров и периодической их корректировкой с учётом инфляционных процессов.

4. Кто может быть «двигателем» на пути к СС и, в частности, к прогрессивному налогу? Всё определяет, в конечном счёте, само общество, народ. Только вот, как известно, «умом Россию не понять», народ в ней либо «безмолвствует», либо покорно терпит, либо надеется на очередного царя-батюшку, либо начинает «бессмысленный и беспощадный».

Об этом же и «крик души» молодого Пушкина (1823):

Паситесь, мирные народы!

Вас не разбудит чести клич.

К чему стадам дары свободы?

Их должно резать или стричь.

Наследство их из рода в роды

Ярмо с гремушками да бич.

5. Рецепт от этих недугов выписан давно и всё тем же Александром Сергеевичем: «Одно просвещение в состоянии удержать новые безумства, новые общественные бедствия».

Э.С. Никулин

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!