«ШЕРОХОВАТОСТИ», КОТОРЫХ «НЕ БЫЛО»

admin Газета, Статьи из газеты №46 (2017)

О каких «шероховатостях» речь и почему «не было»? А «шероховатостей» никогда нет в Истории, которую пишут Победители. И, касательно, допустим, Октября, всегда принято было считать, что 25 октября (7 ноября) 1917г. восставший трудовой народ, передовые и сознательные рабочие и солдаты Петрограда, сопротивление остатков самодержавия, преодолев, в Зимний дворец ворвались, Временное правительство низложили и Великую Октябрьскую Социалистическую Революцию в Петрограде победоносно совершили. Фильмы двух выдающихся кинорежиссеров: «Октябрь» С. Эйзенштейна (1927) и «Я видел рождение нового мира» С. Бондарчука (1982) лучшее тому свидетельство: массовый, организованный, героический штурм и взятие Зимнего восставшим трудовым народом — и ничего более! Однако все ли было действительно так? Не совсем. И первая «шероховатость», которой «не было», в том, что никакого штурма Зимнего, вообще говоря, не было. А было что? А было то, что к вечеру на входах с Дворцовой и нижних этажах «защищали» его только 2-3 роты юнкеров и 137 ударниц женского батальона, хорошо контролировать входы, которые уже просто не могли. События ждали своего разрешения, и в 18.30 представитель Военно-Революционного Комитета (ВРК) принес Временному правительству Ультиматум о сдаче — поскольку оно низложено, со сроком капитуляции до 19.10. Но ответа не последовало и «молчание», прерываемое спорадической с обеих сторон перестрелкой из винтовок и пару раз даже пулеметов, у Дворца продолжалось. Пули повредили фасад, побили стекла, были с обеих сторон и несколько раненых, однако время шло, ничего не менялось, и заунывно продолжал идти дождь. Все это собравшимся стало надоедать, и чтобы там, во Дворце, «зашевелились», принято было решение их как-то для начала «попугать»: в 21.00 с Петропавловской крепости, а в 21.40 с «Авроры» в сторону Зимнего было сделано 2 холостых выстрела. Однако реакции никакой, только темнело и холодало, ждать первой группе все это уже просто надоело, и в 22.30 около 50 красногвардейцев через Комендантский подъезд (со стороны Миллионной ул.) приняли решение внутрь, наконец, идти — замерзли. Их юнкера, встретив, попытались разоружать, но вслед вбежавшие солдаты-павловцы не обратили на это никакого внимания, ринулись по Дворцу, наконец, шуровать, а в 23. 00 через проходы со стороны Невы прошли еще кронштадтские матросы Минной и Машинной школ, и также по лестницам рванули на 3 этаж. Никто из прорвавшихся во Дворце никогда не был, и даже не мечтал, желание совершить «экскурс» по всем его помещениям было у них, естественно, огромным. И к 01.00 уже 26 октября через Комендантский и Детский (с набережной) подъезды «на подмогу» товарищам стали проникать новые и новые группы красногвардейцев и матросов. Оставшиеся юнкера их еще, конечно, попытались как-то разоружать, но вошедших было куда больше и они уже самим юнкерам свое оружие предложили сложить. Ну а в 01.20, когда большинство юнкеров и окрестности, и сам Дворец покинули, 300-400 красногвардейцев во главе с Антоновым-Овсеенко и Чудновским от ВРК через левый подъезд со стороны Дворцовой прошли уже конкретно на поиск Временного правительства. В 01.50 в Малой столовой его нашли; тех, кто был, арестовали и в Петропавловскую крепость переправили; и к этому же времени со стороны Миллионной, Александровского сада и Адмиралтейства во Дворец вломились все остальные солдаты, красногвардейцы и матросы, и по всем залам и этажам стали бурно растекаться. Но все это «шероховатость» как бы историко-политическая, а ведь была, ею порожденная, и «шероховатость» №2 толка совершенно иного, ибо во Дворце оказалось много кого? Да тех, кто здесь никогда не был, из очень простой среды, знавших, что самодержавие в Феврале уже свергнуто, Временному где-то сейчас, можно сказать, «чистят физиономию» — и тогда почему бы во Дворце этом, захваченном, по возможности, не поживиться и самим? И все, с какого бы прохода и когда не вошли, но победой захвата опьяненные — ринулись искать: где, сколько и чего лежит? И начался погром, когда брать стали и столовое серебро, и часы, и постельные принадлежности, и зеркала, и фарфоровые вазы, а в некоторые из последних — назло всем царям, еще и с издевками поиспражнялись. В состояние дичайшего хаоса с ломаными и переломанными шкафами и столами, раскуроченными картинами и повсюду разбросанными бумагами были приведены комнаты и кабинеты Николая I, Александра I, Александра II и Александра III, а в комнатах Николая II и Александры Федоровны штыками в картинах попротыкали еще глаза. Причем портрет Ники, писанный Серовым, вынесли потом на площадь, где экзекуцию в виде топтания ногами, чтобы до состояния полного не узнавания довести — продолжили. Как продолжили экзекуции во Дворце еще и (хотя два комиссара от ВРК, чтобы «революционный» процесс этот как-то приостановить, были назначены) 26-ого и даже 27 октября, пока доступ, наконец, не был перекрыт. И приступили к поискам уворованного, половину которого через скупки и антикварные лавки удалось вернуть. «Шероховатость» же третья связана, оказалась с тем, что, кроме юнкеров, Зимний охраняли еще кто? 137 ударниц расквартированного в Левашово женского батальона. И потому, когда «голодные» до женского внимания на службе в казармах солдаты ворвались, и представительниц так желанного пола перед собой в шинелях увидели, то реакция была какова? Для тех, кто по комнатам и этажам на «революционную конфискацию» имущества не ринулся, а решил внизу подзадержаться, была, естественно, той, чтобы от самодержавного шинельного ига — и не только, сослуживцев своих женского пола радикально, по-революционному «освободить». После чего по фактам насилий ВРК была создана спецкомиссия, но официально выявить удалось только трех «пожаловавшихся», и еще одна покончила самоубийством, оставив записку, что «разочаровалась». И, наконец, «шероховатость» последняя. Победа была достигнута? Была! Отметить ее как-то надо? Еще как надо! И посему победители, обрадованные, ринулись не только по Дворцу по всем комнатам шастать, но еще и к винным погребам в подвалах, где хранилось множество редких, и прочих иных вин. Чтобы, как с «игом самодержавия», с алкоголем «бороться». Но было его так много, что завершить «борьбу» не смогли даже к 7 (20) ноября, и оставшееся «добро» под водительством членов ВРК стали просто бить и выливать, а остатки, которые все не кончались, пожарными насосами из бочек откачивать в Неву. Однако Петроград велик, «попраздновать» победившему народу захотелось везде и «конфисковывать» пивные и винные склады он ринулся по всему городу. Причем по одной «революционной» схеме: сначала местные шли на разведку и узнавали, где склад находится, а затем все толпой «революционно» собирались и шли на его вскрытие и взятие. А далее, прознав о погроме, шли туда новые толпы, и, припав к «источнику», в состояние «полудикости» приводили себя тоже. Причем женщины и пацаны шли с ведерками, фляжками и бутылями, которые быстро наполняли, например, пивом, и уносили домой; а особо предприимчивые подгоняли автомобили, загружали ящиками, и далее по всему городу встречались одетые в солдатскую форму с бочонками на плечах, предлагавшие их за сходную цену всем желающим. Можно было попробовать ставить к этим складам охрану? Пробовали и ставили. И она, иногда даже с пулеметами, прибывала. Но ситуация мало менялась, ибо, во-первых, прибывшие нередко присоединялись и активное участие в «праздновании уничтожением спиртных напитков» принимали сами. Во-вторых, занявшие склад, сдавать позиции твердо не собирались, и приходилось просто ждать, пока они все вдоволь не «перепразднуются». В-третьих, оружие не сильно пугало «праздновавших», поскольку стреляли в воздух, и однажды лишь прибытие броневика на время прекратило «революционный» разгром очередного склада. И, в-четвертых, мало что решало и прибытие комиссаров, вызвавших, допустим, для разгона толпы пожарных. Ополоумевшую толпу, в которой было немало вооруженных людей, те поливать холодной водой просто не рискнули, и синдром «великого празднования» продолжился. Пока, наконец, не был назначен спец. комиссар, который не только беспощадно стал подавлять все винные погромы, но и уничтожать все, уже найденные запасы. А 21 ноября (4 декабря) по городу был расклеен приказ, требовавший от владельцев всех складов о местах хранения их алкоголя сообщить, ибо «лица, не исполнившие этого приказа, будут арестованы и преданы самому беспощадному суду, имущество будет конфисковано, а обнаруженные запасы вина через 2 часа после предупреждения будут динамитом взрываться». Так была достигнута еще одна «революционная победа», на достижение которой повлияло и просто банальное истощение запасов алкоголя, но со всеми «шероховатостями» Октября 1917г., которых «не было» — было покончено! Победил восставший трудовой народ — и все! Точка! Такова История! ГЕННАДИЙ ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!