Сестра Л. Брик. Другая.

dadmin Газета, Статьи из газеты №26 (2019)

Мое отношение к Л. Брик – резко отрицательное, и выше, чем полууродливой стервой, похотью своей рвавшуюся совратить кого повыше из артистической или властной богемы – оценить никак не могу. Подобной видела ее и А. Ахматова: «Волосы крашеные и на истасканном лице наглые глаза», и один из соблазненных: «Есть наглое и сладкое в ее лице с накрашенными губами и темными волосами». А если кто дополнит, что она была «музой авангарда», так в конце 40-х, 50-е, 60-е и 70-е годы, когда возраст брал свое и «прелести» карлика-уродца уже мало кого интересовали, она и придумала, чтобы в известности своей не упасть, «салон» для «высоко элитной публики» еврейского, в основном, происхождения. Чтобы собравшиеся повосхищали друг друга «гениальностью», а хозяйка, возгордившись, что таких их к себе приблизила, старалась «покорить» через них еще и заграницу.

Однако была у нее и младшая, с совсем иной, но также сделавшей очень известной – Судьбой, сестра. И родились обе в семье присяжного поверенного при Московской судебной палате Урия Александровича Кагана и окончившей Московскую консерваторию Елены Юльевны Берман. Лиля (Лили) Юрьевна (Уриевна) Каган родилась 11 ноября 1891г., а Элла (будущая Эльза) Юрьевна (Уриевна) – 26 сентября 1896г. Благодаря, происходившей из богатой и очень культурной рижской семьи матери, обе с детства говорили на немецком и французском языках, интересовались литературой и искусством, играли на рояли. Их и назвали в честь персонажей И. Гете – возлюбленной Лили Шенеман и героини поэзии Эллы, но были они очень непохожи, роднила лишь миниатюрность фигур. Ярко-рыжая, с огромными карими глазами, своенравно-бурная Лиля верховодила, а белокурая, хрупкая, голубоглазая, послушная и прилежная Элла была на вторых ролях, в силу чего они и пошли по разным путям.

Лили, осознав,  на что способна, рано увлеклась мужчинами, почему родители, репутацией дорожа, отправили ее куда подальше, в Катовице, где проживала бабушка. Однако и там план их по соблюдению дочерью нравственности провалился, Лили увлекла родного дядю, а тот от Каганов стал добиваться согласия на брак. Они, от греха подальше, вернули ее в Москву, но уже скоро, после очередного флирта, снова отправили в провинцию, где ей сделали аборт. После чего иметь детей она уже не могла, и свободно пошла, образно говоря, «по рукам», но высоко элитным, богемным, чтобы себя в них таким образом «утвердить», стать известной.  А Элла, поскольку мать, винившая себя, что старшую «упустила», старалась держать в ежовых рукавицах, хорошо училась, с золотой медалью окончила гимназию, а затем с отличием – Архитектурный институт.

Однако в 1911г., в 15 лет, в доме своих подруг, где собирались люди искусства, увидела огромного роста, громкоголосого 18-летнего поэта, читал который свои стихи, а звали его Владимир Маяковский. Элла, теребя бусы на шее, слушала, но нить порвалась, бусины рассыпались, она кинулась их собирать, поэт стал помогать и под столом руки их встретились. Сначала, напуганная напором, она сторонилась, но когда через год Владимир стал ходить тенью – у Каганов и в квартире, и на даче в Малаховке появлялся едва не каждый день – увлеклась. Хотя родители и не одобряли – поэт не отличался постоянством в любовных делах. А своенравная старшая в 1912г. вышла замуж за Осипа и стала Лилей Брик, и, поскольку тот начал службу в Петербургской автомобильной роте, обосновалась с ним там же. Квартиру сделала салоном для творческой, преимущественно еврейского происхождения, интеллигенции, стала «музой ее авангарда».

1 сентября 1914г. началась Мировая война, летом 1915 г. умер отец, и в том же году в Петроград перебрался Маяковский. Элла приезжала к сестре, и, встречаясь здесь и с Владимиром, пригласила как-то зайти в салон. Тот зашел, Лиля была особо мила и приветлива, а он, альковно, видимо, ей очарованный, прочел поэму «Облако в штанах», посвященную как бы ей. Элла, забытая, сидела в углу, а Владимир через несколько дней снова пришел, и Бриков, поскольку «влюбился безвозвратно в Лилю Юрьевну», принять «насовсем» упросил. Жить стали в «браке втроем», а Элла переживала, имя сестры на какое-то время стало невыносимо. Пыталась найти утешение, ибо руки просили многие, но не получила, а неудачный аборт лишил ее, как и сестру, возможности иметь детей.

Получив такие уроки, по пути Лили решила не идти, и в ее окружении появился человек, который мог круто изменить жизнь. Сотрудник французской военной миссии Андре-Пьер Триоле сделал ей предложение, Элла приняла, но жених в 1918г. был отозван, и путь к нему, в связи с военными действиями, оказался непростым. Выехав вместе с матерью, оставив ту по пути работать в Лондоне, в Париж прибыть смогла только к лету 1919г., но брак с Андре Триоле был заключен, и Элла Каган стала Эльзой Триоле. После свадьбы молодые отправились на Таити, но, прожив там, около года, Эльза стала тяготиться и экзотической жизнью, и мужем – слишком отличались они друг от друга. Его интересовали только лошади, яхты и развлечения; не хотел ни учиться русскому языку, ни разговаривать о культуре, и, вернувшись в Париж, супруги расстались. Пока неофициально, добрые отношения, сохранив.

Эльза некоторое время жила с матерью в Лондоне, где работала в архитектурной мастерской, а в 1924г. вернулась в Париж и занялась литературным творчеством. Сначала переводами с русского, а затем стала творить самостоятельно. Французский язык, которым владела в совершенстве, был, все-таки, не родным, и она обогащала его русскими фразеологическими оборотами, стилевыми приемами, что придавало творениям своеобразие и свежесть, и появились первые романы: «На Таити» (1925), «Земляничка» (1926), «Защитный цвет» (1928). Как и большинство последующих, носили автобиографический характер, а в 1925г., на собрании сюрреалистов, впервые увидела – не только своей красивой внешностью, но и несомненным талантом, привлекшего внимание Луи Арагона. Тот был незаконнорожденным сыном префекта парижской полиции, бывшего посла в Испании Луи Андрие, и под влиянием личной драмы и войны начал писать стихи. А неприятие буржуазного миропорядка, жажда социальной справедливости стали основами мировоззрения, и в 1927г. вступил во Французскую компартию.

Но и Эльза выехала из России не потому, что Советская, а по личным причинам, и восприятия Луи были созвучны. Стала искать случай для знакомства, и, воспользовавшись, что в Париж приезжал близкий Арагону по духу Маяковский, 4 ноября 1928г. в кафе «Купель» указала ему на красивого молодого человека за соседним столиком. К тому подошел официант: «Мсье Арагон, поэт Владимир Маяковский приглашает вас к себе за столик» – и произошло знакомство. Пришедшее на тяжелое для Луи время, за 2 месяца до этого в Венеции пытался покончить с собой – и только Эльза могла вытащить из глубочайшего душевного кризиса. Глаза ее были прекрасны, внимательны, как он писал в одной из лучших своих поэм «Глаза Эльзы». «В глубинах глаз твоих, где я блаженство пью,/ Все миллиарды звезд купаются, как в море…/ Мне будет маяком сиять в морских пустынях,/ Твой, Эльза, дивный взор, твои, мой друг, глаза». И была счастлива и она  – вернула Арагону вкус к жизни, стала его вдохновительницей. А он дал ей столь необходимые дом и любовь, всячески поощрял стремление писать, начал даже изучать русский язык, чтобы понимать, о чем Эльза говорит с другими. Она стала не альковной, как Лиля, а «коммунистической музой» – с Луи у них были общие взгляды на жизнь, политику, литературу, и 42 года они не расставались.

Правда, первые годы совместной жизни были трудными. Раньше Эльза жила на средства, присылаемые Андре, но теперь от этого пришлось отказаться, а литературные заработки Арагона не позволяли сводить концы с концами. Но выход, обладавшая безупречным художественным вкусом и богатейшей фантазией, она нашла – стала делать неповторимые, чудесные ожерелья. И в ход шло все: бусины, ракушки, дешевый жемчуг, стеклышки, металлические кольца, осколки плитки. Работа была нелегкая, Луи ранним утром с полным образцов бижутерии «от Эльзы» чемоданчиком обходил город в поисках оптовых покупателей. А однажды изделия увидел корреспондент журнала «Vogue», они ему так понравились, что порекомендовал автора знаменитым домам мод, таким, в частности, как Шанель, и Эльзе приходилось уже просиживать ночи напролет, чтобы успеть сдать заказ к сроку.

Семейный бизнес пошел в гору, но произошло вот что. В апреле 1930г. покончил с собой Маяковский, и Эльза с Арагоном едут – заметьте, в «лютые» сталинские времена, в Советский Союз, навестить Лилю. В то же время в Харькове готовилась к открытию Международная конференция революционных писателей, и организаторы, узнав о пребывании в Москве французского писателя-коммуниста, пригласили Арагона и Триоле. На обратном пути они посетили Днепрострой, и впечатления об этой поездке Луи описал в поэме «Красный фронт», а в 1932г. Арагон, как корреспондент газеты «Юманите», и с ним Эльза снова ездят по СССР. После чего появляется цикл стихотворений «Ура, Урал!», а  Эльза пишет свои приключения в мире французской моды в книге «Ожерелья» (1933) – последней, написанной на русском языке. В 1934 г. Арагон и, в качестве супруги, переводчицы и помощницы, Эльза приняли участие в Первом съезде советских писателей, где повстречали старых друзей и завели новых. В работе приняли участие Максим Горький, Александр Фадеев, Михаил Шолохов, Алексей Толстой и многие другие, которые потом будут навещать их в Париже.

Первый, опубликованный ею на французском языке роман – «Добрый вечер, Тереза» (1938), а в конце февраля 1939г. в мэрии Парижа Луи Арагон и получившая официальный развод Эльза Триоле вступают в брак, узаконив, наконец, свой десятилетний союз. Однако вскоре Вторая мировая война, и когда Германия 10 мая 1940г. начала ее с Францией, Арагона взяли в танковую дивизию, а за Эльзой через месяц стали следить, и ей только чудом удалось избежать ареста, успев покинуть Париж с толпами беженцев. В конце июня, после капитуляции, супруги чудом нашли друг друга, но в Париж не вернулись, оставшись на юге – в так называемой свободной зоне, куда не дошла оккупация. Через год руководители движения Сопротивления пытались переправить через демаркационную линию, но на границе схватили. Немцы, правда, оказались не очень внимательны, и через 10 дней отпустили, так и не узнав, кто они. Вскоре Арагон с Эльзой снова перешли на нелегальное положение и переехали в Лион, где развернули подпольную работу: организовали издательство «Французская библиотека», издавали газету «Этуаль», листовки, брошюры и т.д. Почти всех организаторов Движения немцы расстреляли, но они оказались среди уцелевших.

И очень много писали. Арагон выпустил два романа, повесть о подполье «Авиньонские любовники», и несколько сборников стихов, принесших широкую известность, а Эльза – сборник рассказов «Тысяча сожалений», роман «Конь белый», а за сборник «За порчу сукна штраф двести франков» получила высшую литературную награду Франции престижнейшую Гонкуровскую премию. Впервые за 40 лет присужденную женщине и впервые за всю историю – писателю русского происхождения. После войны стали настоящими литературными знаменитостями. Стихи Арагона, его лирика, обращенная к Эльзе, стали невероятно популярны, а она выпустила романы, посвященные жизни послевоенной Франции: «Никто меня не любит», «Вооруженные призраки», «Неизвестный» и др. В 1955г. Эльзу Триоле избрали почетным председателем Национального комитета писателей Франции и, помимо литературного творчества, много времени она отдавала пропаганде русской культуры. Переводила на французский Чехова, Гоголя и Маяковского, выпустила книгу о творчестве Чехова, написала воспоминания о Маяковском, подготовила антологию русской и советской поэзии.

Супруги придерживались коммунистических взглядов, к ним приезжали Николай Черкасов, Людмила Целиковская, Элина Быстрицкая, Владимир Кочетов, Владлен Давыдов и др. Посещали и они СССР, где большими тиражами издавались, в частности, особой известностью пользовалась трилогия Э. Триоле «Нейлоновый век», а один из 10 ее романов «Незваные гости» в 1957г. был отмечен премией «Fraternite» («Братство). Не отреклись от взглядов даже после хрущевского XX съезда – Арагон считал Сталина «мудрым и великим вождем», принимали активнейшее участие в деятельности различных писательских организаций. В 1960 г. вместе с К. Симоновым Эльза написала сценарий советско-французского фильма «Нормандия – Неман», 16 декабря 1967г. была награждена Орденом «Знак Почета», а Арагон за роман «Коммунисты» – Международной Ленинской премией. С 1964 г. начали их совместное собрание сочинений, иллюстрированное уникальными фотографиями и рисунками, а на форзаце поместили эмблему: переплетенные Э и Л – первые буквы имен Эльзы и Луи, чьи жизни однажды переплелись и с тех пор составляли одно целое.

Однако к концу 60-х отношение Арагона, который в то время был членом ЦК компартии Франции, и поддержавшей его Эльзы, к Советскому Союзу охладело. В 1968 г., после того, как советские танки вошли в Прагу, они публично объявили о своем неприятии советской политики в Чехословакии, после чего  КПФ прекратила финансирование журнала «Lettres Francaises», который много лет издавал Арагон. Но по-прежнему много работали, у них постоянно бывали друзья из СССР. Хотя у Эльзы было плохо с сердцем, она продолжала писать, в январе 1970г. был опубликован ее последний роман «Соловей умолкает на заре». Но 16 июня от сердечной недостаточности скончалась, их счастливый 42-летний роман с Луи кончился. Похоронили под вековым ясенем в саду их загородного дома, а 24 декабря 1982г. к ней присоединился Луи. На их могильной плите цитата из ее романа: «Мертвые беззащитны. Но мы надеемся, что наши книги нас защитят». Книги защитили, они пронесли любовь через десятилетия, которые изменили мир, но не смогли изменить чувства. Это их главное произведение, ради которого жили.

Лиля же Брик, как родилась раньше, на 5 лет, так на 8 лет и пережила сестру, скончавшись 4 августа 1978г, в Москве. Но всем очевидно, сколь колоссальна разница между ними:  плото – и честолюбивой Л. Брик, и возвышенно тонкой, умной Эльзой Триоле. Уважение и симпатии последней!

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!