Сергей Есенин

admin Газета, Статьи из газеты №32 (2017)

***

(«НЕБО ЛИ ТАКОЕ БЕЛОЕ»), 1917 г.

 

Небо ли такое белое
Или солью выцвела вода?
Ты поешь, и песня оголтелая
Бреговые вяжет повода.

 

Синим жерновом развеяны и смолоты
Водяные зерна на муку.
Голубой простор и золото
Опоясали твою тоску.

 

Не встревожен ласкою угрюмою
Загорелый взмах твоей руки.
Все равно, Архангельском иль Умбою
Проплывать тебе на Соловки.

 

Все равно, под стоптанною палубой
Видишь ты погорбившийся скит,
Подпевает тебе жалоба
Об изгибах тамошних ракит.

 

 

Алексей Ганин

 

3. Р. («РУСАЛКА»), 1917 г.

  
 

                I

 

Русалка — зеленые косы,

Не бойся испуганных глаз,

На сером оглохшем утесе

Продли нецелованный час.

 

Я понял, — мне сердце пророчит,

Что сгинут за сказками сны,

Пройдут синеглазые Ночи,

Уснут златокудрые Дни.

И снова уйдешь ты далече,

В лазурное море уйдешь,

И память о северной встрече

По белой волне расплеснешь.

 

Одежды из солнечной пряжи

Истлеют на крыльях зари,

И солнце лица не покажет

За горбом щербатой горы.

 

                II

 

Косматым лесным чудотворцем

С печальной луной в бороде

Пойду я и звездные кольца

Рассыплю по черной воде.

 

Из сердца свирель золотую

Я выкую в синей тоске

И песнь про тебя забытую

Сплету на холодном песке.

 

И буду пред небом и морем

Сосновые руки вздымать,

Маяком зажгу мое горе

И бурями-песнями звать.

 

Замутится небо играя,

И песню повторит вода,

Но ветер шепнет умирая:

Она не придет никогда.

 

                III

 

Она далеко, — не услышит,

Услышит, — забудет скорей;

Ей сказками на сердце дышит

Разбойник с кудрявых полей.

Он чешет ей влажные косы —

И в море стихает гроза,

И негой из синего плеса,

Как солнце, заискрят глаза.

Лицо ее тихо и ясно,

Что друг ее, ласковей струй,

И песней о вечере красном

Сжигает в губах поцелуй.

 

Ей снится в заоблачном дыме

Поля и расцвеченный круг,

И рыбы смыкают над ними

Серебряный, песенный круг.

  
 

                IV

 

И снова горящие звуки

Я брошу на бездны морей.

И в камень от боли и муки

Моя превратится свирель.

 

Луна упадет, разобьется.

Смешаются дни и года,

И тихо на море качнется

Туманом седым борода.

 

Под небо мой радужный пояс

Взовьется с полярных снегов,

И снова, от холода кроясь,

Я лягу у диких холмов.

 

Шумя протечет по порогам,

Последним потоком слеза,

Корнями врастут мои ноги,

Покроются мхами глаза.

 

Не вспенится звездное эхо

Над мертвою зыбью пустынь,

И вечно без песен и смеха

Я буду один и один.

 

 

Пимен Карпов

 

В ЗАСТЕНКЕ (Памяти А.Г.), 1926 г.

Ты был прикован к приполярной глыбе,
Как Прометей, растоптанный в снегах,
Рванулся ты за грань и встретил гибель,
И рвал твоё живое сердце ад.

За то, что в сердце поднял ты, как знамя,
Божественный огонь – родной язык,
За то, что и в застенке это пламя
Пылало под придушенный твой крик!

От света, замурованный дневного,
В когтях железных погибая сам,
Ты сознавал, что племени родного
Нельзя отдать на растерзанье псам.

И ты к себе на помощь звал светила,
Чтоб звёздами душителей убить,
Чтобы в России дьявольская сила
Мужицкую не доконала выть.

Всё кончено! Мучитель, мозг твой выпив,
Пораздробив, твои суставы все,
Тебя в зубчатом скрежете и скрипе
Живого разорвал на колесе!

И он, подъяв раздвоенное жало,
Как знамя, над душою бытия,
Посеял смерть. Ему рукоплескала
Продажных душ продажная семья.

Но за пределом бытия к Мессии –
К Душе Души взывал ты ночь и день,
И стала по растерзанной России
Бродить твоя растерзанная тень, —
И жизни устремились листопадом
К иной черте, завидя твой венец;
И вот уже дрожит твердыня ада
И приближается его конец!

Нет, не напрасно ты огонь свой плавил,
Поэт-великомученник! Твою
В застенке замурованную славу
Потомки воскресят в родном краю.

И пусть светильник твой погас над спудом,
Пусть вытравлена память о тебе, —
Исчезнет тьма, и в восхищенье будут
Века твоей завидовать судьбе.


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!