Сага о «босоногом профессоре»

admin Газета, Статьи из газеты №30 (2017)

Параллельно со сломом Советского Союза, выполняя в том сломе конкретно важные разлагающие функции, шло и активное «новое прочтение истории», в котором многие известные личности Советского периода предстали либо «исчадием ада», либо хотя бы уж некими темными фигурами, вспоминать о которых просто признак дурного тона. Почему и тех и других, по возможности, из истории вычеркнули вообще, ибо Сталинский период в понимании «новопрочтенцев» стал просто «временем дураков и идиотов», в котором «дураки» одни, совершенно не пойми за что, награждали «дураков» других, в то время как людей талантливых и гениальных судьба ждала жестокая и несправедливая. И одним из таких, «дураками при власти» приласканных, был абсолютно «темный, малограмотный» и крайне к тому же внешне неказистый агроном Т. Лысенко, которому Сталин дал сразу три своих премии первой степени, восемь орденов Ленина и золотую медаль им. Мечникова АН СССР. И из которого «сделали» академика УССР, ВАСХНИЛ (Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. Ленина), АН СССР и Героя Социалистического Труда. И как хорошо, что с этим злосчастным «академиком» хотя бы потом «разобрались правильно».

Однако времена «тех прочтений», в основном, кончились, и потому о советском агрономе и биологе, ученом-селекционере Трофиме Денисовиче Лысенко давайте вспомним все-таки объективно и хотя бы именно потому, что Сталин три своих премии, а Страна 8 орденов Ленина и звание Героя давать «за просто так» не могли. Не могли! И давали Лысенко, видимо, все-таки за то, что он был не дурак, а совершенно одержимый своей работой фанатик, живший к тому же еще и во Время, когда стране и ее руководству успехи и победы нужны были не вообще абстрактно когда-то, а именно сейчас и сегодня.
И что, можно при таком подходе обойтись без ошибок? Конечно, нет, и, возможно, и крупных, но чтобы Время такое двигалось и развивалось, нужны фанатики, движители и генераторы идей, и Лысенко именно таким движителем-генератором и был. И вот его, именно такого, через уже 40 лет после кончины, давайте и вспомним.

А родился Трофим Лысенко 29 сентября 1898г. в крестьянской семье, в с. Карловка Полтавской обл. С детства потянулся к земле и потому сразу после окончания сельской школы поступил сначала в 1913г. в низшее училище садоводства в Полтаве, а в 1917г. поступил и в 1921г. окончил среднее училище садоводства в Умани. После чего в 1921г. был командирован в Киев на селекционные курсы Главсахара, а в 1922г. поступил в Киевский сельскохозяйственный институт по специальности «агрономия». Но на заочное отделение, ибо работал уже селекционером на Белоцерковской опытной станции огородных растений, и, поскольку был еще и не дурак, в 1923г. опубликовал свои первые научные работы: «Техника и методика селекции томатов на Белоцерковской селекстанции» и «Прививка сахарной свеклы». А по окончании института, коль не дурак, направляется уже в Азербайджан на селекционную станцию в Гяндже, которая входила в штат, созданного в том же, 1925-ом году Всесоюзного института по прикладной ботанике и новым культурам, руководил которым Н. Вавилов. Первым ему заданием было исследовать возможность выращивания бобовых покровных культур, которые могли бы решить проблему с голоданием скота и получения зеленого удобрения, и 7 августа 1927г. «Правда» дает статью, где сообщает, что «Лысенко решает (и решил) задачу удобрения земли без удобрений и минеральных туков, озеленения пустующих полей Закавказья зимой, чтобы скот от скудной пищи не погибал. У босоногого профессора (запомним это
определение) теперь есть последователи, ученики, опытное поле».

Лысенко там же в течение двух лет ставил опыты со сроками посева зерновых, хлопчатника и других растений, высевая растения с промежутками 10 дней, и по результатам этих исследований в 1928г. напечатал уже большую работу «Влияние термического фактора на продолжительность фаз развития растений». В которой определил, что каждая фаза у растений: посев-полив, всходы, кущение, выход в трубку, колошение, цветение, восковая спелость и время уборки начинает свое развитие «при строго определенном, всегда постоянном градусе Цельсия, и требует определенной суммы градусо-дней. А, производя математическую обработку исходных данных методом наименьших квадратов, определил «начальную точку, при которой начинаются процессы» и «сумму градусов, потребную для прохождения фазы», и, поскольку «каждое растение нуждается в определенном количестве тепла», предложил оценивать его не по калориям, а именно по градусо-дням. И еще начал разработку методики проращивания семян перед посевом при низких положительных температурах, после чего выращенные из них при весеннем посеве растения будут выколашиваться, т.е. своими опытами добился ускорения их развития, что получило название яровизации.

После чего, после всех его таких работ, Трофима приглашают уже в Одессу во вновь образованный Селекционно-генетический институт, позднее ставший Всесоюзным, где в 1929-1934гг. он работал сначала старшим специалистом отдела, а затем уже и научным руководителем всего института. Пишет свои научные работы: «Теоретические основы яровизации», «Теория развития растений и борьба с вырождением картофеля на юге», «Селекция и теория стадийного развития растений», и эту выдвинутую им «теорию
стадийного развития растений» по-настоящему научной признали даже его оппоненты, включая Н. Вавилова. И суть ее заключалась в том, что высшие растения должны пройти в течение своей жизни несколько стадий перед тем, как дать семена, и для их перехода требуются определенные специфические условия. Ибо «все в растении, каждое его свойство, признак и т. д., есть результат развития наследственного основания в конкретных условиях внешней среды». В 1933 г. Вавилов представил эту работу Лысенко на соискание Ленинской премии как «крупнейшее достижение физиологии растений за последнее десятилетие», в 1934г. он избирается действительным членом Академии наук УССР, а в 1935г. в действительные члены ВАСХНИЛ и награждается первым из своих 8 орденов Ленина. Т.е., значит, был не дурак, как бы того, кому не хотелось, и этот не дурак яровизацию с целью повышения урожайности и уменьшения влияния неблагоприятных погодных условий (вымерзание озимых посевов, суховеи, засуха, дожди в период налива зерна) предлагает использовать уже в колхозах и совхозах. Многими это было поддержано, Вавилов утверждал, что «Яровизация является крупнейшим достижением в селекции, ибо она сделала доступным для использования все мировое разнообразие сортов, до сих пор недоступное практическому использованию в силу обычного несоответствия вегетационного периода роста и развития (вегетации) растений, и малой зимостойкости южных озимых форм. Она упрощает селекционные работы, дает возможности управлять длиной вегетационного периода растений и помогает сохранить озимые культуры от вымерзания в суровые зимы», а сам Лысенко стал проводить массовое ее внедрение в колхозах и совхозах.

Почему вышедшая в 1936г. Советская энциклопедия сообщала, что «разработан агротехнический прием яровизации озимых и яровых зерновых, картофеля и др.
культур, который получил широкое применение в практике колхозов и совхозов как повышающий урожай. На основе теории стадийного развития растений возможен сознательный выбор родительских пар для скрещивания при выведении нового сорта. Работы Лысенко имеют мировое значение», газеты докладывали, что яровизация позволяла получить всходы на 4 — 5 дней раньше обычного, однако, объективности ради, повышение урожайности наблюдалось, все-таки, не всегда. Особенно если взять год не какой-то отдельный, а в среднем, допустим, за пять лет. Почему и какого-то особо широкого производственного использования в период ВОВ и послевоенное время яровизация уже не получала. Но только этим инициативы Лысенко, естественно, не ограничивались, ибо были, практически, неисчерпаемы. Так он предложил методику чеканки растений, которая заключалась в обрезании верхушек побегов в определенный период их роста, что буйный рост и жирование их прекращало, заставляя переходить к более раннему цветению и завязыванию плодов. Все это полностью подтвердилось, и в Таджикистане и Узбекистане чеканка хлопчатника применяется до сих пор. И в тех же южных районах СССР, поскольку вегетативно размножаемый (когда новая особь образуется из многоклеточной части тела особи родительской) картофель постепенно давал все более мелкие клубни, которые, кроме того, подвергались сильному гниению, то есть происходило так называемое «вырождение» картофеля, Лысенко инициировал посадки его в конце лета. Утверждая, что остановить «ухудшение породы» можно посадкой не в теплую, а в прохладную почву. Что, однако, очень уж серьезных положительных результатов не принесло, ибо «вырождение» связано еще и с вирусами.

По части выведения сортов зерновых ускоренными методами, Лысенко в конце 1932г. принял решение путем гибридизации (скрещивания) сорт яровой пшеницы выводить за вдвое меньший срок — за два с половиной года. И так к весне 1935 г. было получено четыре сорта, лучшими из которых были признаны «1163» и «1055», а на основе его работ был создан ряд новых сортов сельскохозяйственных культур (яровая пшеница «Лютесценс 1173», «Одесская 13», ячмень «Одесский 14», хлопчатник «Одесский 1» и др.). А во второй половине 30-х предложил систему весенней обработки под зерновые, которая позволяла очистить почву от сорняков до посева, а затем производить посев яровизированными семенами. Лысенко утверждал, «что просо (зерновая травянистая культура повышенной стойкости, из которой потом производилось пшено) значительно сильнее реагирует на применение правильной предпосевной обработки почвы, своевременный посев хорошо яровизированными семенами и хороший уход за посевами», и, так изменив агротехнику
проса, в 1939 г. увеличил урожайность его с 2-3 до 15 центнеров/га, чего удалось добиться во многих колхозах и совхозах. Вот за все такие свои дела и инициативы Трофим Денисович в предвоенные годы становится сначала в 1936-38гг. директором института в Одессе, с 1938г. президентом ВАХСНИЛ, в 1939г. академиком АН СССР, а с 1940г. и директором Института генетики АН СССР. Депутат Верховного Совета СССР с 1-ого и далее созывов, член ЦИК СССР, а 26 марта 1941г. был еще и в числе самых первых лауреатов Сталинской премии, к тому же и первой степени. Наряду с физиком П. Капицей, авиаконструкторами С. Ильюшиным и А. Яковлевым, хирургом Н. Бурденко, писателем А. Толстым, чтобы, наверное, потом все критики видели в какое сообщество «дураков» ему посчастливилось «затесаться».

Но началась война, и Лысенко вместе со многими биологами был эвакуирован в Омск, где продолжал работать над агротехникой зерновых культур и картофеля. И там и предложил производить посадку картофеля верхушками клубней, т. е., грубо говоря, использовать лишь небольшую — 10-15 гр. часть клубней, что позволяло их основную массу использовать для питания. И так, по его расчетам, посадка верхушками «экономит (не менее тонны на га) расход на посадку», а также позволяет улучшать породные качества, ибо в таком случае на посадку пойдут только «наиболее крупные по величине и лучшие по другим породным свойствам клубни, всегда идущие на продовольственное использование». После чего в обязанность предприятий общественного питания стало входить все эти верхушки срезать и хранить, а Лысенко «за научную разработку и внедрение в сельское хозяйство способа посадки картофеля верхушками продовольственных клубней» был особо отмечен. И там же, в эвакуации, он добился успехов и с посевами по стерне (стерня — остаток нижней части стебля злака) с целью защиты озимых посевов от морозов, ибо «Жнивье (стерня) в 25-30 см высоты защищает надземные части растений от губительного механического действия ветра. Жнивье задерживает снег, который также является защитой для растений не только от морозов, но и от действия ветров. Поэтому на посевах по стерне в почве не наблюдается больших ледяных кристаллов, губительно действующих, повреждающих корни и узлы кущения озимых растений». Такой посев по стерне признан прогрессивным,
и широко и сейчас используется во множестве стран, а сам Лысенко за такие свои продуктивно реализованные в практику идеи 22 марта 1943г. получил уже вторую Сталинскую премию первой степени.

А когда война близилась к концу, в борьбе с сорняками предложил еще и гнездовые посадки каучуконоса и дуба с целью насаждения защитных лесополос, и в 1947г. мыслил добиться роста урожайности каучуконоса с 4…20 центнеров/ га до 30…60. Особого эффекта это, правда, не принесло, ибо происходило при этом еще и угнетение посадок. Однако, в любом случае, «за успешное выполнение задания правительства в трудных условиях войны по обеспечению фронта и населения страны продовольствием, а промышленности сельскохозяйственным сырьем», «за выдающиеся заслуги в деле развития сельскохозяйственной науки и поднятия урожайности сельскохозяйственных культур, в особенности картофеля и проса», 10 июня 1945г. Лысенко было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот». Но, кроме всего этого, ему, как Президенту ВАХСНИЛ и директору Института генетики АН СССР, 31 июля — 7 августа 1948г. довелось поучаствовать еще и в сессии ВАСХНИЛ. В полемике с генетиками-вейсманистами, до открытия молекулы ДНК утверждавшими, что «гены» — это шарики диаметром 0,02-0,06 микрона, никак не зависящие ни от самого организма, ни от окружающей среды. На что Лысенко и его сторонники по «Мичуринской генетике», не отрицая ни существования хромосом, ни их роли в передаче наследственных признаков, отрицали, однако, хромосомную теорию наследственности и особую роль «генов» как последних ее кусочков, корпускул. И полагали, что ответственность за наследственность организма несут не эти пресловутые шарики, а любая его частица, и изменяется он под воздействием окружающей среды. В чем их на сессии поддержало большинство докладчиков, указывая на практические успехи специалистов «мичуринского направления». А сам Лысенко, как основатель и крупнейший представитель мичуринской агробиологии, в 1951 г. писал, что «нашей мичуринской биологией уже безупречно показано и доказано, что одни растительные виды порождаются другими ныне существующими видами: рожь может порождать пшеницу, овес может порождать овсюг и т.д. Все зависит от условий, в которых развиваются данные растения». И спустя 30 лет это же открытие сделала американская ученая цитогенетик Барбара Макклинток — причем абсолютно новый вид был получен ею в мире даже не растительном, а живых существ, за что в 1983г. она получила Нобелевскую премию. И получен он был, как и требовал Лысенко, путем изменения «условий, в которых развиваются данные» виды, ибо характер наследственных изменений таков, что массовые упорядоченные изменения происходят под действием самых разных, в том числе и слабых немутогенных факторов (температуры, пищевого режима и т.д.). Открытия в области подвижной генетики показали, что клетка способна ответить на вызов среды активным генетическим поиском, а не пассивно ждать случайного возникновения мутации, позволяющей выжить, в чем Лысенко был прав, и правота его много позднее подтвердилась.


В 1949г. Трофим Денисович в третий раз награждается Сталинской премией все той же первой степени, в 1950г. золотой медалью им. И. Мечникова АН СССР, но наступает 5 марта 1953г. и после смерти Вождя в его жизни начинаются изменения со знаком уже обратным. В частности и потому, что он не одобрил идеи накопленные СССР деньги пустить на сплошную вспашку целинных земель Сибири и Казахстана. Он предлагал пустить их на повышение урожайности земель России и Украины, а в Сибири и Казахстане создать для начала опытные станции, на которых разработать технологию сельского хозяйства на Целине, и создать сорта злаков, пригодных для выращивания именно в тех условиях. Кроме того, после смерти Сталина чувствуя уже и смену ветров, 11 октября 1955г. появляется, направленное в президиум ЦК КПСС «письмо трехсот (297)» критиков Лысенко (биологи, физики, математики, химики, геологи и т. д.), считавших его деятельность «приносящей неисчислимые потери» и отрицая практическую и научную значимость его работ. В силу чего сам Хрущев, который партией считал уже себя самого, оппозиции беспартийного Лысенко не потерпел и в 1956г. «ушел» его с поста президента ВАСХНИЛ. Однако он продолжал оставаться директором Института генетики АН СССР, депутатом ВС СССР, почему Хрущев, поскольку к началу 60-х эрозия почвы на целинных землях и пыльные бури от бездумной распашки съели плодородный слой, и урожайность на Целине упала до 2-3 центнеров/ га, с Лысенко решает мириться. И его на год (1961-1962) снова избирают президентом ВАСХНИЛ. Но после отставки и самого Хрущева в 1965г. снимают с должности директора Института генетики АН СССР, сам институт преобразуют в Институт общей генетики АН СССР, и после 1966г. Лысенко уже и не депутат ВС СССР, а просто заведующий в 1966-1976гг. лабораторией Экспериментальной научно-исследовательской базы АН СССР «Горки Ленинские». Скончался Трофим Денисович 20 ноября 1976г. и похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Так каким, все-таки, был он, этот Лысенко? Что, действительно, исключительно темная, малограмотная и зловещая фигура? Один из «дураков», живший в «стране дураков» в самое, что ни на есть «дурацкое сталинское время»? Да нет, конечно, хотя характер был у него специфичный и от ошибок застрахован он не был, хотя, как говорится, не ошибается только тот, кто ничего не делает. А Трофим Денисович делал, как мы видим, исключительно много, даже слишком, ибо был сумасшедшим фанатиком своей работы, которую очень любил, и страстно, фанатически верил в свою правоту, испытывая подчас наивные надежды, что противники в силу неопровержимости фактов рано или поздно придут к таким же выводам и «сложат оружие» сами. И, если честно, просто трудно сказать как бы вообще жила тогда страна, если бы таких фанатиков, движителей-генераторов, в ней вообще не было. И вот как оценивал Лысенко министр сельского хозяйства и при Сталине, и при Хрущеве А. Бенедиктов «Это был крупный, талантливый ученый, много сделавший для развития советской биологии, и что бы ни говорили «критики» Лысенко, в зерновом клине страны и по сей день преобладают сельскохозяйственные культуры, выведенные eгo сторонниками и учениками». И, значит, единственное только, что никак принять для себя не могут представители «интеллигенции творческой», интеллигенцию обычную оценивая всегда с большим пренебрежением, что слишком уж «босоног» был для них этот академик Лысенко. Слишком. И «дотянуться» до них, «эстетов совершенно необыкновенных», ему просто судьбой не выпало. Вот так и, увы.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!