С нами бог и андреевский флаг!

dadmin Газета, Статьи из газеты №28 (2018)

Слова эти, в таком могучем, неразрывном соединении, я впервые услышал в родной Костроме 75 лет назад. Был январь 1942 года. Я, четырнадцатилетний, отчаявшийся мальчишка бежал за одноглазым парнем в шинели, отнявшим у меня кусок хлеба (который я хотел продать, чтобы на вырученные деньги целый месяц ходить в кино…).

МАТРОС ВЕСЕЛОВ

Не знаю, чем закончилась бы эта погоня, если б не безногий матрос. Он преградил путь поддонку, вернул мне хлеб, дал на кино 5 рублей, которые были у него в кармане, пожурил немного («хлеб продавать нельзя, сынок…») и посоветовал обратиться к его сестренке, работавшей на фанерном заводе. – Она обязательно тебе поможет, пристроит. Будешь трудиться, и деньги на кино будут. Матрос написал на клочке газеты адрес, улыбнулся и ласково сказал, глядя мне в глаза: – Все будет хорошо, Андрей! Я вот еду оформляться шкипером на баржу. Буду воевать с гадами на Волге. Буду груз возить… Для Победы.

Может быть когда-нибудь и свидимся… И поехал на самодельной платформе, отталкиваясь «култышками» от зимней дороги. Ошалевший ото всех, только что произошедших событий, восхищенный этим безногим оптимистом, я смотрел ему в след, не в состоянии сдвинуться с места, а он, как-будто чувствуя мой взгляд, остановился, повернулся и крикнул, казалось на всю Кострому: – Все будет хорошо, Андрюха! С нами Бог и Андреевский флаг!! … Я тогда впервые услышал это победное словосочетание. Не понимал еще по причине своей молодости, его векового значения. Запомнил только волевую, утверждающую интонацию, бескозырку на январском морозе и добрые, отцовские глаза.

КАПИТАН ВТОРОГО РАНГА АЛЕКСАНДР САЗОНОВ

Много лет прошло с того неповторимого дня. Судьба часто сводила меня с людьми, связанными с морем – учеными, флотоводцами, офицерами и матросами различных кораблей. Особая категория людей. Они отличаются сдержанностью, дисциплинированностью, дружелюбием. И честностью. Море не прощает «базара», «профсоюзных собраний», различных мнений и истеричного поведения. Так во всех государствах, на всех морях и океанах.

Тем более в России, с ее соборностью и народной любовью к Отечеству. Потому и приходилось частенько слышать от командиров и матросов, уходящих в очередной поход, знакомое с 1942 года – «С нами Бог и Андреевский флаг!» Но понять глубину и святость это пленящей, цементирующей фразы я смог только через 60 лет в феврале 2003 года, столкнувшись с откровенной диверсией, успешно проведенной иностранными агентами в образцовом Нахимовском Военно-морском училище. Мне, как спецкору «Морской газеты», пришлось быть свидетелем наглой фальсификации и клеветы, вылитой на училище дамами – Поляковой и Веленской, присвоивших себе святое имя святое имя «Солдатских матерей».

Беглецы в кронштадте:

Капитан 3 ранга Макарчук 

Капитан 2 ранга Литвинов:

Модам Полякова:

Дезертиры_Потерпевшие_Стыдящиеся показать лицо:

Чего только на мололи самозваные «матери-правозащитницы», позоря, при поддержке многочисленных СМИ, прославленное училище. «… Палочная дисциплина… черви в компоте… насилие через трусы… фашистская литература в кубрике… свастика на теле детей…». И призывали руководство страны закрыть Суворовские и Нахимовское училища как казармное учреждение, отнимающее у детей детство. На защиту чести и достоинство своего Альма Матер встали тысячи морских офицеров, командиров кораблей, адмиралы, ученые, депутаты, священники. Убедились в злостной диверсии «матерей» министр обороны РФ – Сергей Иванов, председатель Госдумы РФ – Геннадий Селезнев, митрополит – Питирим…

Однако победили провокаторы… Начальник училища контр-адмирал Букин привлек так называемых «матерей» за клевету к судебной ответственности. Но международные хозяева «матерей» сумели повлиять на судебную власть так, что рассмотрение явной, откровенно преступной их деятельности, затянулось на два года (!), после чего дело против них было успешно спущено на тормозах. А еще через два года, в 2007 г начальник училища Александр Николаевич Букин, боевой офицер, имеющий почетную грамоту Верховного Главнокомандующего «За образцовую службу Отечеству», опытный, неутомимый хозяйственник, прирожденный педагог, любящий детей, был отстранен от руководства Училищем… А командира четвертой роты, капитана третьего ранга Александра Сазонова (у которого произошел конфликт группы нахимовцев с тремя лоботрясами, не желающими учиться), перевели в отделение дополнительного образования.

Арсаков Иван:

Командир 17 экипажа Старинец С.Г.:

Талантливый организатор и прекрасный военный учитель сумел с нуля создать стрелковый клуб, сразу же полюбившийся курсантами; успел привить большой группе ребят тягу к путешествиям по святым местам России; охотно вместе с детьми участвовал в драматических спектаклях училищного театра, увлекая будущих офицеров развивать свой голосо-речевой аппарат. Сазонов умеет чувствовать чужое горе, как православный человек всегда стоит на защите детства от произвола. Шесть лет назад он и меня «мобилизовал» на помощь православной гимназии имени протоиерея Лесняка, по территории которой намеревались провести скоростную дорогу Смоленск – Москва. Благодаря Сазонову, со многими стойкими людьми посчастливилось мне познакомиться и сообща отстоять право нательников Свято-Алексеевской пустыни, что находится в Переяславском районе Ярославской области, жить, учиться и работать согласно православным правилам и убеждениям.

Невозможно забыть первую встречу с Сазоновым. Конец февраля 2003 года. Вой в СМИ, в перемешку с оскорблениями, поднятый «материями-провокаторами» вокруг Нахимовского училища мгновенно достиг психоза. Редакция «Морской газеты» поручила мне изучить ситуацию на месте. Конечно, потянуло в эпицентр событий, – в четвертую роту. Поднялся на четвертый этаж спального корпуса, а там… В реакриации, после уроков, вся рота, вместе с командиром поет морские песни. Представляете! Читатель?! Вокруг Нахимовского сгущаются тучи, уже появились представители горпрокуратуры, видна напряженность на лицах учителей и воспитателей, учащиеся старших классов пытаются понять причину возникшей клеветы. А в роте, которую СМИ обвиняют во всех смертных грехах, – в этой роте под аккомпанемент командира (!) поют величественные и нежные песни. Что тут мудреного? Спросит иной скептик. Ничего.

Просто – напросто – командир старался увести своих питомцев от обсуждения нелепых и оскорбительных домыслов. Я не был ранее знаком с офицером Сазоновым. Но в ту минуту я понял: – передо мной цельный, честный, умный Учитель, для которого дети, их здоровый дух – главное. После благих занятий мы долго говорили о своем понимании ситуации в стране, о судьбе теперешних детей в будущем, о пагубном влиянии на общество «свободного телевидения». Коснулись и проблем, связанных с подготовкой кадров, так необходимых флоту… Прощаясь со мной, он задержал мою руку и сказал: – «… А за нас не беспокойтесь. С нами Бог и Андреевский флаг!». Спокойно так сказал, буднично, но у меня перехватило дыхание.

Вот именно тут, в расположении четвертой роты Нахимовского училища, я старый человек, понял всю глубину и силу, слов, сказанных тогда, 60 лет назад, сказанных безногим матросом. Это ж пароль для тех, кому верят, кто надежен, кто с верой несет свой крест к главной цели жизни. А она – в служении родным, близким и Отечеству. Андреевский же флаг в устах, произносимых этот пароль, символизирует принадлежность к морскому русскому сословию, которое не ноет и не сдается. Сейчас капитан второго ранга, Александр Викторович Сазонов трудится в одной из лучших гимназий Петербурга. Востребован детьми и любим ими.

СТАРШИНА ПЕРВОЙ СТАТЬИ МИХАИЛ КОПЫЛОВ

Самым тяжелым для меня было «дело 17 го Экипажа». Его появление военными журналистами ожидалось, как само собой разумеющийся факт, ибо близился очередной призыв молодежи на военную службу. А для «солдатских матерей» это была пора сбора «урожая». Мы не знали где разыграется беда-комедия, но то, что она произойдет, – сомнений не было. 13 марта 2005 года в очередном материале, освещающим события в Нахимовском Училище, «Морская газета» опубликовала строчкой мое предположение о «номере», который наверняка, вот-вот – вот-вот выкинут «героические матери». И, вспоминая, хвалю себя, – как в воду глядел: через 4 дня, после указа Президента о призыве, всем стал известен адрес, где взорвалась, привезенная из Кронштадта подлость: в/ч 22966, город Ломоносов, 17 Флотский Экипаж. С 5 по 10 апреля 2005 года все СМИ постоянно сообщали новости о вынужденном побеге мальчиков, не выдержавших избиений, унижения и голода.

Вот как освещает события всезнающий спецкор «Новой газеты» Николай Донсков. – … Двенадцать парней, доведенных до отчаяния рванули на волю… На всем пути их спасали матери – и свои и чужие… Группу матросов, бежавших в лес увидела Алевтина Артюхова… Они были такие грязные, мокрые… Признались, что их избили деды и они сбежали из части… Жалко стало… Нашла по справочнику телефон «солдатских матерей». Но беглецы дошли до Петергофа. Рассказывает мама одного из беглецов Валентина Крылова: – Там у сына живет девушка… мне успели позвонить из части… но я поняла: если сын туда вернется – я его больше уже никогда не увижу… Нет! И мы поехали по известному уже адресу – в правозащитную организацию «солдатские матери». Далее Н. Донсков рассказывает: – Ребят привезли 5 апреля около полуночи…

Сразу было видно, что они избиты. Мы раздали анкеты, которые они заполнили и вызвали «скорую помощь». Приехали три машины и восьмерых из двенадцати матросов врачи отправили в Мариинскую больницу, где у всех зафиксировали следы побоев. Ночь они всю провели в офисе «солдатских матерей». Далее Донсков рассказывает в своей газете: … «на утро, 6 апреля «матери» стали обзванивать военные прокуратуры: – гарнизонную, окружную… Реакция была вялой. Тогда позвонили в Москву в главную военную прокуратуру России и все чудесным образом изменилось. Уже на следующий день, 7 апреля, прокурор Ленинградского военного округа И. Лебедь на брифинге для журналистов официально сообщил, что первые результаты проверки подтвердили факты применения насилия к сбежавшим из части матросам и что возбуждено уголовное дело. Далее, по Донскову: «…Прокурор И. Лебедь опроверг заявление Главкома Балтийского флота о том, что матросы сами себя исцарапали». И далее. …

«В Петербург приехала грозная комиссия… проверка будет тщательной, а выводы серьезными… Не трудно предположить, что кое кто из флотского начальства и офицеров ВМБ полетит с должностей. Ну а двенадцать беглецов после той ночи, 6 апреля вместе с адвокатом Е. Филоновой отправились в прокуратуру Лен ВО. Оттуда их вернули в Кронштадт. Живут они там изолированно от остальных (чтоб не дай бог без эксцессов). Условия оранжерейные, комната отдыха, телевизор. Прокуроры заверили, что парням ничего не грозит – закон на их стороне. По материалам уголовного дела – утверждает всезнающий автор статьи журналист Н. Донсков – восемь матросов из двенадцати признаны потерпевшими, четверо – свидетелями. …

Многие матери вместе с правозащитниками будут стараться вытащить своих детей из армии – если, конечно, для этого найдутся законные основания. Потому что оставить сына после такого (?) в такой армии (?) – этого ни одно материнское сердце не выдержит. Вот так, опережая события, подталкивая прокуратуру к поспешным выводам и самое главное, работая на рост слепого страха в душах призывников и их родителей перед вооруженными силами страны, пишут все основные газеты. Разница лишь «в деталях». К примеру, газета «Новости Петербурга» опубликовала статью своего корреспондента Елены Бойко. По ее версии двое старослужащих появились в Ломоносовском распределителе с причалившего тральщика, забрали деньги и вещи… и обещали издеваться над молодыми срочниками поочередно, пока они не соберут две тысячи рублей. А газета «Смена» в статье названной «Деды избивали дедов» утверждала: «Двое моряков полтора года держали в страхе двенадцать сослуживцев… »

В общем, в итоге «солдатские матери СПб», представляя собой явную преступную группу, добились своего и в данном случае: дезертиры – беглецы – потерпевшие, получили возможность курортного существования на целых три месяца. Судебное разбирательство шло всего один месяц. События организованное «солдатскими матерями» в 17 м Экипаже в ночь с 5 на 6 апреля завершились трагически для матроса Арсакова. За ничтожные нарушения бытовых отношений внутри личного состава (толкнул… не менее одного раза… собирал по пятьдесят рублей на отвальную… ударил одиндва раза играя в «фанеру»… – из протокола судебного заседания) Арсаков в общей сложности за совершенные им глупости получил 3 с половиной года в колонии общего режима.

Назначенное ему наказание Арсаков отбыл полностью. Но вот что он пишет Военной коллегии Верховного Суда РФ выйдя на свободу. «Я не грабил своих товарищей. Не вымогал у них деньги – я заявлял с первого дня, повторял это на суде, говорил и своим новым адвокатам, к которым обращалась моя сестра. Но меня осудили и дали реальный срок за преступление, предусмотренное ст. 161, 163 УК, которые я не совершал… Сейчас я полностью отбыл срок наказания по всем статьям. Хочу учиться и работать. Но статьи 161 и 163 – мешают, как кандалы на ногах… Как же мне жить дальше? Иду устраиваться на работу – работодатели обращают внимание на ст. 161 и отказывают. Я вновь обращаюсь к суду надзорной инстанции с просьбой внимательно просмотреть обвинение, предъявленное мне в этой статье.

Даже в протоколе судебного заседания нет конкретного подтверждения, что я вытащил из кармана Скрябина 100 рублей. Подтверждение дает только матрос Крылов. Но матрос Крылов не может быть свидетелем со Скрябиным, так как в момент добровольной передачи мне Скрябиным 100 рублей, он – Крылов, находился в другом помещении. Все остальные беглецы подтверждают якобы совершенный мной грабеж только со слов самого Скрябина (Кунгуров, Зубков). Вымогательством я тоже не занимался. Деньги на выпивку по пятьдесят рублей я собирал с матросов с их собственного согласия… сообща решили отметить «отвальную» – отъезд из Петербурга на корабли в Калининград. И еще Клейменов, и Скрябин признались на суде, что они ночью дежурили у входных дверей казармы, чтобы предупредить появление дежурного офицера, когда мы пили спирт. То есть в самом начале выполнение их плана по побегу, они были по их словам «на шухере».

Я же не мог предположить, что эти сбежавшие двенадцать матросов действовали по заранее разработанному плану, т.к. они не хотели служить на флоте. В судебном протоколе есть признание матроса Клейменова о подготовке к побегу группы матросов организатором Гордиенко. Эти запротоколированные в судебном заседании слова, сказанные Гордиенко и сейчас звучат в моих ушах: «… если мы все убежим к «солдатским матерям», то нам ничего не будет». У моих адвокатов есть доказательства, что побег организовали Крылов и Гордиенко под руководством «солдатских матерей», так как в следующий раз на моем месте может оказаться другой матрос.

На основании изложенного прошу:

Снять с меня обвинение в грабеже 100 рублей, якобы вытащенных мной из кармана Скрябина. Такого преступления я не совершал. Прошу снять обвинение в вымогательстве 50 рублей с семи матросов, как неправильно квалифицированное и необоснованное. Матросы прислали мне свои заявления, где сообщают, что участвовали во всем моем уголовном шумном деле не по своей воле (заявление Зубкова и Скрябина прилагаю)… За нарушение уставных требований, за выпивку, за дурацкую игру в «фанеру» я справедливо наказан и присужденное мне наказание отбыл полностью. Но я не грабитель, не вымогатель.» 30 апреля 2009 года.

Далее я могу добавить как официальный представитель военной газеты, присутствовавший на всех 34 судебных заседаниях, что кроме четверых адвокатов по поручению сестры Арсакова Е.Прониной, к судебным апелляциям были приложены ходатайства команды корабля «Расторопный» (где ранее служил Арсаков), готовой взять его на поруки; ходатайство «Объединенного совета ветеранов войны и военно-морской службы» за подписью контр-адмирала Б.Смирнова; ходатайство женщин с университетским образованием «Вера»; ходатайство «совета родителей военнослужащих». Эти обращения не были рассмотрены ни одной инстанцией и получается, что судебная система вытолкнуло за границу общества молодого парня в угоду «солдатских матерей».

Данное обстоятельство не дает мне покоя до сих пор. И дело ведь не только в Арсакове. Дело прежде всего в негативном влиянии на все структуры общества иностранных агентов, подменяющих собой следствие, прокуратуру, министерство иностранных дел, суды. Я начал разговор о событиях в 17 м Экипаже с упоминания главного старшины Михаила Копылова. После суда мне хотелось найти причину, которая вызывает и по сей день такие трагические последствия, которые ломают судьбы молодых оступившихся гдето людей. Я искал специалистов, союзников, писал письма военнослужащим, ушедшим со службы в запас. Так было и с Копыловым. Этот молодой человек сразу же откликнувшийся на мое обращение закончил свое письмо ко мне давно драгоценной для меня фразой – «С нами Бог и Андреевский флаг!» Вскоре мы увиделись и он поведал мне все то, что знал об этом побеге, так как в то время служил в Экипаже. Просто и доказательно.

Надеюсь, что настанет день, когда трагическая история, произошедшая в 17м Экипаже будет пересмотрена, напраслина будет снята, а «солдатские матери» прекратят свое существование. Накануне торжественного праздника – Дня Военно-Морского Флота мне посчастливилось связаться с командованием 17 Флотского Экипажа (2005 года). Командиром 17 Флотского – капитаном 1 ранга Сергеем Георгиевичем Старинцом, Заместителем Командира Экипажа – капитаном 2 ранга Михаилом Васильевичем Литвиновым, Заместителем Командира Экипажа по воспитательной работе – капитаном 2 ранга Юрием Юрьевичем Макарчуком. Надеюсь читателю будет интересно знать, как они сейчас живут, чем занимаются и услышать от каждого из них ответы на интересующие меня очень важные вопросы.

Что помнят о событиях 2005 года. Как должны строиться отношения между Вооруженными силами РФ и общества, ради защиты которого они существуют. Сколько лет должны служить новое пополнение, учитывая поступление в вооруженные силы новой сложной техники.

Вот их ответы.

Старинец Сергей Георгиевич – командир 17 Флотского Экипажа

1: Если честно, про беглецов и «солдатских матерей» даже вспоминать не хочется – слов не подобрать. Организации «прозападного» толка не могут и не должны заниматься «общественной» деятельностью на территории Российской Федерации, тем более под именем «солдатских матерей» Об Экипаже могу сказать лишь одно, за годы работы сформировали очень достойный коллектив, способный решать любые поставленные задачи командованием Лен ВМБ. Образцово нести комендантскую службу, а так же ключевую роль по обеспечению личным составом всех флотов страны.

2: Общество должно понять, что вооруженные силы – есть составная и необходимая часть государства. И проверять и контролировать Вооруженные силы должны предназначенные для этого ведомства, а не «иностранные агенты».

3: Капиталом для армии и флота являются контрактники, а без срочной службы минимум два-три года такой капитал не вырастить.

В этом мы могли убедиться на собственном опыте. Благодарю за память. Рад был услышать. Надеюсь повидаться и показать Вам своих внуков. Отдельно приветствую газету и благодарю за поддержку вооруженных сил.

Михаил Васильевич Литвинов – заместитель командира Экипажа

1: Я этот случай помню досконально и этих мальчишек-беглецов, у одного из которых была выколота свастика. И как все было организовано и кем конкретно. Что можно сказать о «солдатских матерях» – сложно говорить об организациях, которые сидят на зарплате у стран Бенилюкса – это «пятая колонна» – предатели. Остается вопрос о том, какие действия по поводу их деятельности выполняли контролирующие органы или почему не выполняли. В последнее время в прокуратуру попадают люди без опыта работы с двумя-тремя образованиями и, имея на плечах погоны, они ведут себя как клерки – рабочий день у них заканчивается в 17:30, а после этого времени Родине служить по закону не принято.

2: Несмотря на то, что я сейчас уже не в погонах, все равно продолжаю работать в системе и помогать командованию базы решать вопросы комплектования личного состава. Без службы Флоту не мыслю своей жизни. Как и любой офицер не могу сказать, что все успел сделать.

3: По поводу срока службы согласен – для флота даже три года службы мало. Для того чтобы не только освоить законы и уставы военной службы, но и научиться работать и обслуживать современную военную технику.

Сейчас военнослужащего за один год не могут ничему научить и не могут доверить никаких серьезных задач. Если военнослужащий в армии управлял, каким либо видом техники или участвовал в ее обслуживании, как правило, уходя со службы в гражданской жизни такие люди становятся лучшими специалистами. Еще я считаю, что в армии должен служить каждый, в особенности те, кто планирует поступать на государственную службу. Да, сейчас престиж российской армии, его подъем, и сверхсовременное вооружение очень часто показывают в виде рекламных роликов.

Но не стоит путать наемную армию с профессиональной армией. Хочу так же поздравить всех моряков с Праздником и пожелать всем, кто нынче служит Отечеству помнить что такое честь офицера, долг мужчины и любовь к Родине! Юрий Юрьевич Макарчук – заместитель командира по воспитательной работе

1: Не хочется уделять им большое внимание, потому как они его не заслуживают. Но если Вы присвоили себе имя «солдатских матерей», то нужно быть великодушным и решать проблемы армии вместе с командованием, а не обливать грязью по надуманным мотивам людей, которые несут ежедневную службу по защите Родины.

2: Армия не приносит пользу только тем, кто в ней не служил, и жалуются как раз те, кто не видит службу в армии своим святым долгом.

3: Не то, что считаю, что так должно быть, но мы сейчас фактически выдаем документы подтверждающие наличие военно-учебной специальности, которую всегда можно применить в гражданской жизни.

Все, что связано с техникой и ее обслуживанием: – моторист, механик, рулевой-сигнальщик, судовой котельщик – ведь эти же самые профессии необходимы и в гражданском флоте. В рамках выполнения боевых задач – наши корабли востребованы и мало освоить технику, нужно же еще уметь ее обслуживать и проводить профилактические работы. Поздравляю читателей газеты «Нового Петербурга» с нашим общим Праздником – Днем Военно-Морского Флота! Теперь я обращаюсь к юному другу, поддержавшему меня в столь трудную пору при анализе событий в 17м Экипаже, Старшине первой статьи Михаилу Копылову Дорогой Михаил Анатольевич, мы с тобой сдружились с первого дня, привыкли, что мне кажется порой вошел младший мой сын.

Желаю тебе быть всегда ясным, рациональным и деловым. Надеюсь, все остальное приложится. Слово за тобой, мой юный товарищ, так как «С нами Бог и Андреевский флаг!» Я хочу поблагодарить всех, с кем довелось служить во флоте, одной из главных школ моей жизни. А тем беглецам – «героям» 2005 года желаю найти в себе мужество и покаяться. Жизнь станет легче! … Дорогая редакция и уважаемые читатели «Нового Петербурга»! Я предложил Вам очень большую и трудную тему. Но она касается каждого из Вас. У меня не было времени написать более коротко. Простите меня и примите поздравления с Днем Военно-Морского Флота! Горжусь причастностью.

АНДРЕЙ БОБЫЛЬКОВ – член союза журналистов с 1964 года, участник Великой Отечественной Войны

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!