«Рука» Сталина

dadmin Газета, Статьи из газеты №43 (2019)

В истории советской внешней разведки сталинских времен всего два человека за таланты своего оперативного мышления были удостоены полководческих Орденов Суворова II ст.: генерал-лейтенант Павел Судоплатов и его заместитель генерал-майор Наум Эйтингон. Судоплатов при жизни успел издать две книги на закрытые до него темы, почему имя его стало широко известным, а вот Эйтингон, которого, в силу успешно проведенной одной операции вполне можно звать даже «рукой Сталина», так и остался, фактически, закрытым. Хотя по масштабу – Легенда, помнить и гордиться которой надо.

Наум Исаакович Эйтингон родился 120 лет назад, 6 декабря 1899, в г. Шклове Могилевской губернии в семье конторщика бумажной фабрики. Окончив Могилевское коммерческое училище, в начале 1917 стал членом партии левых эсеров; с 1918 – в Красной Армии, а с осени 1919, вступив в РКП (б) – сотрудник Гомельской ЧК. С января 1921 – заведующий Губчека, участвовал в боях с проникавшими на Гомельщину с территории Польши бандами Булак-Балаховича и Савинкова, однако был тяжело ранен. Летом 1922 ликвидировал банды националистов в Башкирии, а в мае 1923 был отозван в центральный аппарат ОГПУ, учился на Восточном факультете Военной академии Генштаба РККА.

Имея боевой опыт, навыки оперативной и агентурной работы и военное образование, по завершению учебы был принят в Иностранный отдел (ИНО) ОГПУ, и с 1926 под прикрытием должности вице-консула СССР в Китае «Леонида Александровича Наумова» возглавил резидентуры внешней разведки в Шанхае, Пекине, а с 1927 и в Харбине. Агенты Эйтингона проникли в среду белой эмиграции, органы местной власти и резидентуры иностранных спецслужб; удалось добиться освобождения группы советских военных советников, захваченных китайскими националистами в Маньчжурии, сорвать попытку захвата «чанкайшистами» советского консульства в Шанхае. А с  конца 1927, когда началась гражданская война между Гоминьданом и КПК, Эйтингон занялся еще и организацией диверсий, и в ночь на 4 июня 1928, полетел, в частности, под относ бронированный вагон фактического главы пекинского правительства генерала Чжан Цзолиня.

Весной 1929 «Наумов» был перенаправлен в Турцию заниматься добыванием секретной информации в японском, французском и австрийском посольствах в Стамбуле. А поскольку в Европе белогвардейский генерал А. Кутепов (зам. – генерал Е. Миллер) отдал приказ по РОВС (Русский Общевоинский Союз) об усилении, при поддержке антисоветских агрессивных кругов на Западе – терактов против СССР, Эйтингон был отозван, назначен зам. начальника Особой группы (секции нелегальных операций) ИНО, затем стал руководителем. Уже 26 января 1930 в Париже был схвачен и доставлен в Москву Кутепов, все дальнейшие последствия по которому засекречены, руководителем стал Е. Миллер, но в сентябре перевербовали генерала Н. Скоблина, который через 7 лет поможет в похищении и самого Миллера.

Далее Эйтингон выезжал за рубеж, в частности, в США, где в штате Калифорния руководил созданием глубоко законспирированной агентурной сети. Выполнял поручения во Франции и в Бельгии, в том числе завербованный Скоблин направлял компромат на Тухачевского, переданной Сталину чехословацким президентом Бенешем. А 22 сентября 1937 в Париже – точно также как и Кутепов – был схвачен и Миллер, с расчетом, что на его место станет завербованный Скоблин. Но случилось «но»: Миллер оставил записку, что отправляется с ним на встречу, и, когда похитили и доставили в Москву (11 мая 1939 он был расстрелян), полиции при обыске стало ясно, что Скоблин причастен. Он вынужден был бежать в Испанию, где после начала Гражданской войны Эйтингон находился уже под именем «генерала Леонида Александровича Котова», однако при невыясненных обстоятельствах (бомбардировка Барселоны?) погиб.

«Котов» в Мадриде был зам. резидента НКВД, в его задачи входила подготовка испанских сил госбезопасности, руководство партизанскими операциями республиканцев в тылу противника, разведывательная и контрразведывательная работа. И, в частности, в 1936 он познакомился с очень интересной женщиной Каридад Меркадер.  Аристократка по происхождению, прекрасно образованная, она вышла замуж за миллионера, владельца текстильной фабрики Пабло Меркадера из Барселоны, однако потянулась к левым, вступила во французскую компартию. А когда вспыхнула Гражданская война, все бросив, рванула воевать на стороне республиканцев, чьему примеру последовал и сын Рамон. Каридад попала в сферу интересов Эйтингона, стала его любовницей и сотрудницей НКВД с кодовым именем «Мать», а в феврале 1937 Рамон становится «Раймондом».

События со второй половины 1938 характер стали принимать все более негативный, франкисты при поддержке частей германского легиона «Кондор» заняли столицу республиканцев Барселону. И Эйтингону пришлось срочно эвакуировать республиканское правительство, членов интернациональных бригад, советских специалистов и добровольцев, сумел секретно доставить сначала во Францию, а потом в Мексику, где существовала испанская эмиграция – и испанское золото стоимостью более полумиллиарда долларов. А Л. Троцкий в Мексике уже вовсю передавал представителям госдепартамента США «конфиденциальные материалы» на известных ему деятелей международного коммунистического движения, активистов Коминтерна, агентов советской внешней разведки в США, Франции, Испании, Мексике и других странах. Стал создателем и теоретиком своего IV Интернационала (учредительный съезд которого состоялся 3 сентября 1939 под Парижем и на нем присутствовал 21 делегат из 11 стран мира).

И вот, учитывая все это, и приближение мировой войны (Эйтингон в 1939 уже вернулся), Сталин дал совершенно конкретное задание:  «Троцкий должен быть ликвидирован в течение года, прежде чем разразится неминуемая война. Без устранения Троцкого, как показывает испанский опыт, мы не можем быть уверены, в случае нападения империалистов на Советский Союз, в поддержке наших союзников из международного коммунистического движения».  Нарком Л. Берия этим занялся, и 9 июля 1939, совместно с Судоплатовым и Эйтингоном, были составлены планы ликвидации «Конь» и «Утка». Почему «Утка»? Имелось в виду, что Троцкий распространяет ложные сведения о положении в СССР и ВКП (б), а такая информация в обиходе называется «уткой». Организатором и руководителем «Утки» назначался Эйтингон («Том»), который в ноябре 1939 под видом канадского предпринимателя в Мексику прибыл, а там уже находились «Мать», «Раймонд», и 10, хорошо в Испании и Франции на практической работе проверенных бойцов.

«Раймонд» для проникновения в ряды американских троцкистов еще 1 июля 1938 в Париже познакомился с помощницей Троцкого Сильвией Агелофф, прибывшей готовить здесь учредительную конференцию IV Интернационала. Прекрасно говоря по-французски, представился сыном консула Бельгии в Тегеране, богатым наследником, поддерживавшим левое движение из эксцентричных соображений – Жаном Морнаром. Часто водил Сильвию в театры, рестораны, тратил на нее большие деньги и постоянно говорил о своем намерении жениться на этой некрасивой женщине. Сильвия в феврале 1939 возвратилась в Нью-Йорк, жених поклялся приехать к ней в ближайшее время – и слово свое в июне сдержал. Представ, правда, уже не Жаном Морнаром, а канадским гражданином Фрэнком Джексоном, поскольку так хотел избежать призыва в армию в Бельгии. С января 1940 они стали жить в Мехико, Сильвия снова стала помогать Троцкому, и с марта Фрэнк стал ежедневно отвозить ее к дому на улице Вены, где находилась вилла Троцкого. По вечерам, поскольку Сильвия задерживалась, поджидал у ворот. Чтобы не вызвать никаких подозрений, попыток войти не только на территорию виллы, но даже во двор Троцкого не предпринимал, и угощал только то американскими сигаретами, то конфетами охранников. Которые к нему привыкли, которым он нравился, а как-то и сам Троцкий, знал о романе с ним Сильвии, решил пригласить, и Меркадер, впервые переступив порог виллы, внимательно осмотрелся.

Попытка ликвидации «Конь» из 20 боевиков с автоматами и в форме полиции под руководством художника Сикейроса 20 мая 1940 закончилась неудачей. Прорвавшись на виллу и все, обстреляв, укрывшихся под кроватью Троцкого с женой Седовой, они, все-таки, не нашли, и тогда вступил в действие план «Утка». «Ухаживание» за Сильвией позволяло «Раймонду» заходить к Троцкому уже как к себе домой, и 20 августа 1940, одетый, несмотря на солнечный день, в плащ, в который были зашиты ледоруб и кинжал, в 17:30 он появился, сообщив, что написал статью о троцкистском движении. Попросил Троцкого ее прочитать, тот пригласил в кабинет, и, когда углубился в изучение, «Раймонд» нанес ему удар ледорубом. Лезвие вошло в затылок на 7 см, однако Троцкий не умер, а, издав страшный крик, повернулся и схватился за ледоруб. Меркадер растерялся, добить заранее приготовленным для того ножом не успел, в кабинет ворвались охранники и принялись его избивать. Рамон начал выкрикивать на французском: «Пожалуйста, убейте меня! Я хочу умереть!», однако Троцкий, оставаясь в сознании, приказал: «не убивайте, он нужен будет для разоблачения Сталина».

Во время покушения у виллы находился автомобиль с «Томом» и «Матерью» однако операция прошла не так гладко, как планировалось, и Каридад осталось лишь смотреть, как полицейские уводят сына. Троцкого увезли в больницу, где он потерял сознание, и 21 августа в 7:25 умер (после кремации был похоронен во дворе дома в Койоакане), а «Том» и «Мать» в тот же день вечером покинули Мексику, улетев на Кубу. «Рука» Сталина в лице Эйтингона дотянулась, наконец, до «демона революции», и в «Правде» 24 августа появилось сообщение, что «Телеграф принес известие о смерти Троцкого. По сообщению американских газет, на Троцкого, проживавшего последние годы в Мексике, было совершено покушение. Покушавшийся Жак Мортан Вандендрайш – один из ближайших людей и последователей Троцкого». Весной 1941 Эйтингон вернулся в Москву, и 17 июня, за 5 дней до войны, закрытым Указом он и Каридад Меркадер были награждены Орденом Ленина. На приеме в Кремле их приветствовали Берия, Каганович, Ворошилов, Сталин предложил Науму видный, но уже из Москвы, пост по руководству зарубежными диверсиями, зарекшись, что пока он, Сталин жив – «ни один волосок не должен упасть с его головы», а Каридад орден вручал лично.

Но 22 июня грянула Война, 5 июля Эйтингон получил пост зам. начальника 4-го управления НКВД и на базе особой группы внешней разведки формировал отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН). Брали только добровольцев, которые проходили специальную подготовку для диверсионной работы и выполнения специальных задач при заброске в тыл к немцам, Эйтингон перед отправлением приглашал домой и давал персональные наставления. И, несмотря на потери, большинство поставленных перед ними задач он выполнили, в том числе похитили и доставили в Москву сотрудничавшего с фашистами бывшего князя Львова, а в г. Ровно уничтожили генерал-майора немецкой армии Игена. Завершив формирование, Эйтингон вернулся к выполнению своих обязанностей уже в Турции, в акциях, обеспечивавших ее нейтралитет, и в группу вошли, обосновавшись под видом эмигрантов, 6 специалистов в области взрывотехники и радисты, а сам Наум прибыл в Стамбул как консул СССР Леонид Наумов. Организовал саботаж в турецком проливе Дарданеллы, а когда 24 февраля 1942 посол Германии Франц фон Паппен  вместе с женой гулял по бульвару Ататюрка в Анкаре, в руках у проходившего мимо человека сработало взрывное устройство. Паппен, правда, остался жив, но значение политическое взрыв имел большое.

Через полгода Эйтингон Турцию покинул, а в Москве получил задание организовать операции в Белоруссии. Начал, которые, ставшими легендарными, радио играми против немецкой разведки «Монастырь», «Курьеры», «Операция Арийцы». Главным действующим лицом их был – для нас «Гейне», Александр Демьянов, а для немецкой военной разведки Абвера – «лучший» информатор «Макс». О чем свидетельствует награждение «Макса» «Железным крестом с мечами», а Москвой он был удостоен ордена Красной Звезды. И дальше последовала потрясающая по своей «игре» крупнейшая контрразведывательная операция «Березино» (по деревне, откуда вел передачи Демьянов), и дело в том, что летом 1944 восточнее Минска советские войска окружили стотысячную немецкую группировку. Но при этом, после реального окружения, возникла идея провести «радио игру» и подбросить легенду о том, что в белорусских лесах укрывается крупная немецкая воинская часть, которая испытывает нехватку оружия, продовольствия и медикаментов. Командиром входившего в группу армий «Центр» 36-го охранного полка был назван, взятый 9 июля 1944 под Минском в плен подполковник Генрих Шерхорн – и неслучайно. Полк плохо знали в немецких войсках, как и самого Шерхорна, а в замыслы советской разведки входило под видом «немецкой воинской части» подвести к линии фронта определенный участок – и обеспечить на нем глубокий прорыв.

18 августа немцам через радиостанцию «Престол» такая дезинформация была сообщена, и в тот же день в район озера Песчаное прибыли 16 оперативников, в числе которых полковник М. Маклярский («Шерхорн»), майор В. Фишер (будущий Рудольф Абель), а возглавлял Эйтингон. 25 августа Демьянов получил ответ: «Благодарим за сообщение. Просим помочь связаться с этой немецкой частью», и в ночь на 15 сентября «Волшебный стрелок» – так Отто Скорцени назвал операцию, стал действовать. Выставленный на подступах к базе Эйтингона секрет задержал двух парашютистов, которых в радио игру тоже подключили, и в ночь на 9 октября схвачены были сразу две сброшенных группы 501-го десантно-штурмового батальона СС («замок Фриденталь»), одна из которых – 5 человек во главе с прибалтийским немцем унтер-офицером СС Пандерсом. Группа Эйтингона так захватывала и перевербовывала, имитировала переходы, столкновения и потери. Регулярно сбрасывались продовольствие и боеприпасы, обмундирование, медикаменты и агитационные листовки. Радиограммы сообщали, что «группа Шерхорна» медленно, но неуклонно приближается к границам Восточной Пруссии, и 21 декабря захвачены были 6 диверсантов личной команды самого Скорцени.

За выполнение специальных заданий в годы войны Н. Эйтингон был награжден полководческим орденом Суворова II степени, стал генерал-майором госбезопасности и зам. начальника отдела «С», которому было поручено добывание и обобщение разведданных по созданию ядерного оружия. Принял, в том числе, участие в операции по дезинформации американских союзников по добыче урана. В СССР уже были найдены крупные и высококачественные его месторождения, однако, чтобы факт этот скрыть,   проводил широкие дезинформационные мероприятия: «что ищем только – за неимением ничего иного – в Родопских горах Болгарии». Одновременно 6 лет занимался ликвидацией польских, литовских и уйгурских националистических формирований. Возглавлял операции по ликвидации «лесных братьев» в Литве и бандеровцев- ОУНовцев в Западной Украине. Был организатором политических убийств деятелей украинского националистического движения: бывшего советского функционера А. Шумского и греко-католического епископа Т. Ромжи.  В 1946 – 1947 руководил подготовкой к выводу за рубеж В. Фишера (Рудольфа Абеля), с 15 февраля 1947 работал зам. начальника отдела «ДР» (диверсии), а с 9 сентября 1950 – Бюро №1 МГБ по диверсионной работе за границей. Такие фантастически талантливые разведчики работали тогда при Сталине, Эйтингон – это Гордость!

Однако случилось в определенном противостоянии силовых структур такое, что 28 октября 1951 – хотя Сталин «руке» обещал, что «ни один волос с головы не упадет» – Наум Эйтингон был арестован по так называемому «делу о сионистском заговоре в МГБ».  После смерти Сталина, в марте 1953 был освобожден, в мае назначен зам. начальника 9-го (разведывательно-диверсионного) отдела МВД СССР, но на посту этом успел поработать недолго.  После ликвидации Хрущевым более умного, делового конкурента Берии, дошла очередь до его подручных. И 21 августа Эйтингон как участник «заговора Берии», с целью якобы уничтожить советское правительство, был арестован. Приговорен к 12 годам лишения свободы, сидел во Владимирском централе, а в соседней камере был посаженный Хрущевым на 15 лет еще один «участник заговора» Судоплатов.

Эйтингона без наград и воинских званий 20 марта 1964 выпустили на свободу. Однако авторитет среди коллег оставался высоким, благодаря протекции КГБ получил московскую прописку, и, владея несколькими языками, должность редактора в издательстве «Международная книга». 21 августа 1968, отсидев 15 лет, вышел и П. Судоплатов, а еще раньше, в 1961, отсидев 20 лет, но в тюрьмах совершенно других, вышел и Герой Советского Союза Рамон Меркадер, который проходил под именем Лопеса Рамона Ивановича. И в 1969, в одном из московских ресторанов, состоялась встреча трех Легенд Сталинского времени: генерал-майора Наума Эйтингона, генерал-лейтенанта Павла Судоплатова и героя Рамона Меркадера. Им было о чем поговорить, что вспомнить. Ой, было…

Наума Исааковича Эйтингона не стало 3 мая 1981, Легендарного разведчика реабилитировали только в 1992, спустя 11 лет после смерти. Как в том же году был  реабилитирован и скончавшийся в 1996 П. Судоплатов. А к 55-летию Победы, 9 мая 2000, детям Эйтингона были возвращены награды отца-разведчика: 2 Ордена Ленина, 2 – Красного Знамени, 2 – Красной Звезды, Орден Суворова II степени, Орден Великой Отечественной войны, которым в 1985, в 40-летие Победы, он был награжден посмертно, много медалей. Эту легендарную личность всегда есть за что Помнить и как Вспомнить. Слава «руке» Сталина, выдающемуся разведчику-нелегалу Науму Исааковичу Эйтингону. Слава!

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!