Рубцовская Русь

dadmin Газета, Статьи из газеты №2 (2020)

Январь – месяц талантливейшего русского поэта Николая Рубцова. Третьего января 1936 года он родился, 19 января 1971 года был убит. Поэт прожил всего 35 лет, но какое гениальное поэтическое наследие он оставил своему народу! Уже при жизни он приобрел славу великого поэта, а ныне популярность написанных им стихов растет год от года.

Мне очень посчастливилось. Мои детство и юность прошли на Русском Севере, который воспел в своих стихах поэт Николай Рубцов. Поэтому его поэзия мне понятна, как понятна и его любовь к русской земле и народу, населяющему её. Я много путешествовала по Вологодской и Архангельской областям. Поездом, на грузотакси (позже на смену им пришли автобусы), на лодке – моторке, на лодке под парусом, на велосипеде, пешком с рюкзаком на спине. Но больше всего мне нравилось плыть по рекам и озерам Русского Севера на малых и больших пароходах.  Не могу точно сказать, но, мне кажется, что в годы моего детства (а это в первые годы после войны) по водным трассам на Русском Севере плавали еще аж «царские» пароходы. Бегая с детьми-попутчиками по палубам парохода, через окна кают мы видели их роскошное убранство и восторгались им. Сами мы, как и большинство пассажиров, ехали «третьим классом». То есть, без определенного места. На палубе стояли скамейки. На них можно было отдохнуть, перекусить, посидеть, полежать. Тут же оставить ручную поклажу. Не помню случая, чтобы у кого-нибудь что-нибудь пропало. А ведь после войны народ в большинстве своем был нищим.  При плохой ветреной дождливой погоде искали свободное местечко в трюме. Там было неудобно, тесновато. Но само водное путешествие на огромном пароходе с безудержной беготней по палубам, с красотами окружающей природы, с чайками за кормой нам детям, очень нравилось.

Путешествуя, по родной стороне, я познавала жизнь своих земляков, училась у них уму и разуму. Случались и такие ситуации, воспоминания о которых остались у меня на всю жизнь.  В начале июня 1960 года наша команда туристов школы № 15 города Красавино одержала победу на районном слете юных туристов, который проходил в живописном месте, на берегу реки Сухоны, в нескольких километрах от города Великий Устюг. На слет мы плыли на большой школьной лодке целых два дня. На школьной машине ехали бы до места слета часа полтора. Но наш любимый учитель физкультуры Юрий Савватеевич Копосов сказал, что какие мы туристы, если приедем на слет на машине. Вот мы и решили плыть в Великий Устюг на школьной лодке под парусом.  Выплыли на середину реки Малой Северной Двины, подняли парус, а ветра нет. Пришлось идти то на веслах, то тянуть лодку «бечевой». Против течения, а оно очень сильное. Нас обгоняют буксиры с баржами, катера, пароход. Фотографируют. А мы гребем веслами, выбиваясь из сил. Только к вечеру второго дня, сделав на берегу ночёвку, приплыли на место. Зато, когда весь туристский лагерь высыпал на берег Сухоны встречать нас, я сразу поняла, что мы уже победили.

В Вологду, где проходил областной слет юных туристов, мы, опять же с подачи учителя физкультуры, изучив карту, решили ехать на велосипедах. Но прикинув расстояние от нашего городка до Вологды, решили, что мы его к началу слета не преодолеем, поэтому доехали на поезде до старинного города Вельска. Оттуда, согласно карте, шла дорога до Вологды. Чтобы попасть на слет к его началу, нам предстояло преодолеть примерно 300 километров за четыре дня, по грунтовой дороге. Но, как оказалось, указанная грунтовая дорога закончилась через несколько часов пути. Далее дорога то была в хорошем состоянии, то так себе, а то и вовсе пропадала. Честно скажу, тяжелый был переход. Очень интересный, масса впечатлений, но и очень тяжелый. Вот сейчас, спустя почти шестьдесят лет, я не могу вспомнить ни одной ни встречной, ни обгоняющей нас машины. Их просто не было. А лошади с повозками встречались. А сколько на лугах паслось скота! Мы ж это видели. По моим детским впечатлениям в те годы деревня (полузабытая, оторванная от цивилизации) жила своей довольно хорошей жизнью.  По пути наши велосипеды ломались. Нам помогали местные жители, ремонтировали их, а заодно и подкармливали нас.

В один из дней шел непрерывный проливной дождь. На беду я упала вместе с велосипедом в большую лужу. Сама вымокла насквозь и замочила палатку для девочек, что была прикреплена к багажнику моего велосипеда. Уже был вечер, надо было обустраиваться на ночёвку. Впереди показалась сказочная красивая деревня. Мы с подружкой предложили попроситься к кому-нибудь в избу на ночевку. Все были мокрые до нитки. Согласились. Время было уже около девяти вечера. Деревня засыпала. Мы постучали в одну дверь. Нам открыла женщина. Участливо так сказала, что у неё много гостей (да мы и сами видели  – на полу вповалку спали люди), а так бы она с удовольствием нас приняла, посоветовала постучаться в соседний дом. Мы постучали. Вышла пожилая женщина и, услышав нашу просьбу, тотчас же радостно сказала: «Ну, конечно, заходите, ночуйте!». Мы осторожненько  так сказали, что в нашей команде еще 7 человек. «Да заходите все, -говорит- места хватит».

Разбудила свою дочь, лет так двадцати пяти, и вдвоем они быстренько  накрыли нам под образами роскошный праздничный стол. Чего только на нем не было, начиная с окрошки и кончая пирогами. Всё своё. Сметана, творог, молоко топленое (самое моё любимое до сих пор!). Юрий Савватеевич говорит: «Ешьте, ребята, ешьте, завтра расплатимся». Мы едим за обе щеки.  Вскоре зашумел самовар. Напились чаю. Нас со Светкой уложили на старинную деревянную скрипучую кровать. Ребят с тренером на пол. Мы предлагали помыть посуду. Нет, говорят, сами вымоем, вам завтра надо ехать.

Утром рано, как всегда, Юрий Савватеевич разбудил нас на зарядку. Пробежались по деревне в трусах. Потом стали выполнять физические упражнения во дворе хозяев. В русской деревне не было принято огораживать дворы.  Нас увидели и окружили крестьяне, которые поутру отправляли с пастухом свой скот на пастбище. Мне кажется для них наше неожиданное появление в деревне, было сродни нашествию инопланетян.  Даже бараны, завидев нас, блеяли от удивления. Потом, мы в спортзале школы не один год, вспоминая деревенский хлебосольный приём, пытались изобразить блеянье баранов.

А в избе уже был снова по праздничному накрыт стол, кипел самовар.  Мы наелись до отвала, напились горячего чая. Познакомились поближе с хозяйкой.  Она была вдова.  Муж погиб на фронте. Дочка уже с раннего утра ушла на работу в поле. Я слышала, как по утру председатель стучал в дверь и ругал её, что она проспала. Мне так и хотелось встать и объяснить ему, что она до полуночи мыла за нами посуду, но я не решилась.  Стали прощаться. Стали благодарить хозяйку дома за радушный приём. Юрий Савватеевич спросил, сколько мы должны заплатить за ночлег, ужин и завтрак. Бабуля заплакала и сказала ему: «Что ты, что-ты, сынок! Разве я могу брать с детей? Нет, даже и не думай! Не обижай меня!» И ни в какую, денег не берет. Юрий Савватеевич не знал, что делать. Мы уже стояли в предбаннике. Он решительно подошел к нам и сказал: «А ну, все конфеты – на стол!» В шестидесятые годы у нас снабжение было уже лучше и родители дали нам в дорогу конфет. Простеньких, конечно, но вкусных в фабричных красивых фантиках. Мы замялись. Отдавать сладости не хотелось. Он снова нам сказал:  «Конфеты – на стол!». И мы пошли в очередь вытряхивать из своих рюкзаков на обеденный стол родительские сладости.  Я уходила из избы последней и на всю жизнь запомнила этот стол под образами, засыпанный конфетами в разноцветных обертках слоем в несколько сантиметров и стоящую рядом бабулю – настоящую русскую женщину.

Мы поехали дальше. Опять весь день шел проливной дождь. На ночёвку мы остановились в каком-то современном поселке. Нас приняла молодая пара. У неё было двое малолетних детей. Они нас тоже накормили, напоили. И тоже денег не взяли. На Руси, говорят, не принято. Конфеты мы уже все отдали, расплачиваться было не чем.

До Вологды оставалось несколько часов езды по асфальтовой дороге. Мы проехали этот путь с ветерком. На радостях наши мальчишки даже умудрялись вытворять на велосипедах, чуть ли не цирковые номера. Когда мы въехали в Вологду, обратили внимание, что жители смотрят на нас с большим изумлением. По-видимому, после четырехдневных испытаний мы представляли собой живописное зрелище. В особенности, я с дребезжащей крышкой на чайнике, закрепленном на руле, и крылом заднего колеса, оторвавшимся в пути, и закрепленным наоборот, устремленным в небо. У тебя, говорил с шуткой Юрий Савватеевич, страусовое перо.

Также с большим изумлением и уважением нас встретили и участники областного слета юных туристов, когда мы стали спускаться на велосипедах с невысокой, но довольно длинной горы, к месту палаточного городка.  Своим тяжелым велосипедным переходом мы обеспечили себе победу. И в середине июля уже поехали на Всероссийский слет юных туристов в Ульяновск.

Т. Шокина

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!