Разум и власть в советской версии бытия

dadmin Газета, Статьи из газеты №1 (2019)

Кровь и почва пасхально-русской революции как «расплавленной государственности» (Д. Мережковский) и скачка к новому Небу творила большие и маленькие чудеса. Осуществил ее не воспетый М. Горьким пролетариат и «сверхсознательные» братишки-матросы, а рожденная петровским духом интеллигенция с партийно-профессиональным ленинским ядром.

Революции 1917 в стране с устойчивой женской доминантой и лирическими есенинскими интонациями повезло больше, чем Парижской коммуне. Социально-космический Корабль породили  глубинные представления о человеке. Только произрастающее из самой жизни дает и цвет, и плод. Идеальная грань марксизма прочно входила в «иоановский» менталитет и прорывала капиталистическую цепь в наиболее слабом звене. Русские идеалисты выскочили из европейской колеи.

В пульсациях галактик живут Ритмы, Гармонии и Мелодии. Самый славный еврей ХХ века А. Эйнштейн полагал, что «Бог не играет со Вселенной в кости» (в космосе нет случайностей) и по законам  красоты создал в 1916 году общую теорию относительности (ОТО) как беспримерное отражение социальной революции в научном мировоззрении. Искривленное пространство Лобачевского — Римана и механика религиозного служителя Монетного двора сэра И. Ньютона совместились в синтетическую теорию.

Взоры устремлялись к звездному небу. В данной теории легко (даже без понимания содержания) обнаруживался апофеоз интеллекта и разума. ОТО блестяще подтвердилась во время солнечного затмения картиной изгибающихся лучей. Наука регулярно «встречается» с религией в вопросах Вечности, Бесконечности и происхождения Вселенной.

Абстрактная мысль не только уводила человека от проблем повседневного бытия. Рождались догадки о расцвете человеческих сил и предчувствия, о роли науки в борьбе за мир.

Данные догадки и предчувствия в целом успешно подтверждались. Политическая власть обладала достаточным интеллектом и понимала, что только качественный скачок в науке и образовании может решить реальные социально-политические проблемы. Хрестоматийными стали лозунги «Учиться, учиться и еще раз учиться» и «Кадры решают все». Наука обеспечивала паритет СССР с Западом в различных областях.

По мере повышения зрелости науки все отчетливее выкристаллизовывалась ее социальная функция. Наука и научный интеллект прорывают узкий кругозор непосредственных целей субъекта и способствуют реализации общественных идеалов.

В процессе становления европейской формации  обратное воздействие науки на породившее ее материальное производство возросло до такой степени, что возникли предпосылки для превращения науки в непосредственную производительную силу. Как справедливо отмечал американский историк науки Д.Бернал, диалектика истории состоит в том, что «если вначале капитализм сделал науку возможной, то наука, в свою очередь, делает капитализм ненужным»

Принципиальная возможность превращения научного интеллекта в непосредственную производительную силу заключается в том, что деятельность человека определяется не только его физическими способностями. Она отражает и противоречивое единство физического и умственного труда.

Известно, что К. Маркс и Ф. Энгельс не вычленяли основные этапы превращения науки в непосредственную производительную силу. Однако их работы дают основание полагать, что данный процесс наиболее отчетливо проявит себя в условиях идеального и разумного общества. В работе «Наброски к критике политической экономии» отмечается: «При разумном строе, стоящем выше дробления интересов, как оно имеет место у экономистов, духовный элемент, конечно, будет принадлежать к числу элементов производства»

Человеческая деятельность в обществе будущего превратится, подчеркивали основоположники, в деятельность, подчиняющую себе силы природы, в «контроль всеобщего  интеллекта», осуществляемый непосредственным исполнителем в сфере материального производства. В таком обществе, лежащем «по ту сторону сферы собственно материального производства», труд рабочего становится свободным посредством придания ему научного характера.

Доктор философии К. Маркс уровень развития человека как элемента производительных сил считал критерием социального прогресса и включал в понятие «богатство» не только продукт производства, но и универсальность потребностей и способностей индивидов. Воспроизвести себя во всей целостности способностей и потребностей человек может лишь в случае, если общество, не лимитируя эту целостность развития «заранее установленным масштабом», делает ее самоцелью.

Вместе с тем, свойственное Марксу понимание того, что наука становится непосредственной производительной силой, и предсказание ее грандиозных успехов, вступали в противоречие с идеей диктатуры пролетариата. Ибо –научный разум кардинально изменял соотношение  физической и умственной силы, что отражалось на политической организации общественной жизни.

Видные ученые привлекались для решения социально-значимых проблем и имели привилегированные профессиональные и бытовые условия. Определенная степень независимости взглядов дозволялась, но контакты с внешним миром жестко контролировались. Такая система организации научной деятельности в отдельных ракурсах была достаточно эффективной. Однако со временем производительность научного труда неуклонно снижалась, поскольку продуктивность ученого в значительной степени зависит от широты и интенсивности не только народных, но и международных связей.

Оптимистическая трагедия состояла в том, что политический контроль распространялся не только на ученых-интеллектуалов, но  и  переходил на саму научную теорию. В результате и содержание научных теорий рассматривалось через призму идеологизированного диалектического материализма. Как следствие, возникали определенные сложности с материалистической интерпретацией научных достижений.

Занимательные сюжеты возникали по поводу сформулированных Ф. Энгельсом в «Диалектике природы» трех законов диалектики, опирающихся на интерпретацию гегелевской философии. Группой советских ученых высказывалась точка зрения, что они могут быть переформулированы в терминах кибернетики, многие положения которой предвосхитил философ и экономист А.А. Богданов в теории всеобщей организационной науки под названием «Тектология». Эта наука, по мысли ее создателя, должна была систематизировать организационный опыт человечества как условие построения нового общества.

Некоторые советские ученые (А.И. Берг, Э. Кольман, И.Б. Новик, В.М. Глушков, А.Н. Колмогоров, Б.В. Ахлибинский и др.) стремились найти точки соприкосновения между кибернетикой и диалектическим материализмом и утверждали, что между ними не существует конфликта.

Приливы энтузиазма по отношению к кибернетике сменялись волнами скептицизма. Имели место весьма существенные различия во взглядах советских философов и идеологов на социальную информацию, так как выделялись политически опасные ее виды. Весьма непросто складывались также взаимоотношения с диалектическим материализмом и политической властью и у многих других наук: генетики, физиологии и психологии, этнологии.

Система образования, в свою очередь, также была вовлечена во взаимосвязь «наука – производство» и весомо влияла на науку, так как субъект научной деятельности даже среднестатистического разлива  первоначально готовился в сфере образования. Введение всеобщего бесплатного среднего образования расширяло кадровую базу интеллигенции, специалистов и управленцев с новыми установками до границ всего общества.

Перспективы любого социума  определяются интеллектуальным капиталом и образованием как его активной составляющей.  Американский лауреат Нобелевской премии  Г. С. Беккер в рамках теории человеческого капитала доказал, что образование является фундаментом акселерации доходов и работников, и государства в целом. Концепция человеческого капитала стала ответом науки на проблемы реального человека и социальные результаты интеллектуальной деятельности.

Канцлер Германии Отто фон Бисмарк утверждал, что «войны проигрывает школьный учитель». Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль отмечал: «школьным учителям принадлежит власть, о которой премьер-министр может только мечтать». Трудно не согласиться с большими политиками, поскольку именно школьный педагог закладывает основы мировоззренческого стандарта, определяющего нравственность и тип психики  человека.

Продолжением храма православия в коллективном бессознательном был русский космизм с ракетной тягой. Калужский мечтатель К.Э. Циолковский имел вполне достойных предшественников, включая не охваченного партийным членством автора «Философии общего дела» Н.Ф. Федорова, создателей теории происхождения Солнечной системы П.С. Лапласа и И. Канта.

Космос и атеистический по форме, но религиозный по сути коммунизм были почти сиамскими близнецами. Пахнущая порохом Великой Отечественной  войны страна думала о космическом будущем. Капель оттепели и рев ракетных двигателей совпали по времени и наполнили эпоху новым содержанием.

Государство поддерживало престиж ученого и Академии наук как высшей научной организации страны. Наука щедро финансировалась и была достаточно престижным занятием. Твердая государственная поддержка позволяла успешно конкурировать с зарубежными  интеллектуальными центрами. Но деньги, поднимавшие плановую науку, в конечном итоге ее и девальвировали. На почве монополизации возникали своеобразные «ниши»:  сначала отдельные «теплые места», потом «теплые институты» и «теплые отрасли».

Приходится констатировать, что в сфере управления наукой возникли достаточно серьезные перекосы. Это проявлялось в излишней централизации управления, увеличении научной бюрократии и увеличении потока бумажной отчетности, в погоне за внешне эффектными научными проектами, рассчитанными на демонстрацию «преимуществ социализма». К тому же в данный период многие научные коллективы связали себя прочными узами с крупными ведомствами и стали послушными исполнителями их воли. Что нередко приводило к потере объективности и научной принципиальности при экспертных оценках целесообразности дорогостоящих ведомственных программ.

В результате информационно-психологической долбежки Запад выдернул СССР из Будущего. Зеленоглазый доллар с удаленным центром эмиссии победил Маркса. Холодная война сдвинула тектонические плиты. После-августовское время в российских пенатах пошло против часовой стрелки. Центро-убегающим тенденциям благоприятствовала страсть национальных элит к бесконтрольному извлеченивю максимальных бонусов. Остаточная РФ как уже примерно одна девятая части суши возникла по неслучайным причинам для решения временных задач.

Блокбастеры настырным торрентом стучатся в каждый компьютер. В условиях редких всполохов фольклорных реминисценций интеллигенция с двумя высшими образованиями низведена до роли шутов в реалити- шоу.

 

Емельянов Сергей Алексеевич – доктор философских наук, член Петровской Академии наук и искусств, руководитель рабочей группы по культуре Координационного совета по Евразийской интеграции.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!