РАССКАЗЫ ПРО ГЛАВБУХА КОЧЕВНИКОВА

admin Газета, Статьи из газеты №39 (2017)

ЧАСТЬ 2 ПРОЩАЛЬНАЯ СИМФОНИЯ Отдав куртку вежливой гардеробщице, Евгений Николаевич Кочевников поднимался по парадной лестнице Большого Зала Филармонии.

Чтоб через минуту попасть под власть композитора Гайдна.

Как вдруг подумал, что завтра утром он, главбух фабрики, как всегда окажется в толпе сослуживцев.

Чтоб через минуту попасть под власть Генерального директора Гаврикова.

Хитрого, вороватого.

Открывавшего при фабрике сомнительные фирмы.

Бравшего кредиты, возвращать которые не собирался.

Месяцами не выдававшего зарплату… Всему этому главбух должен был придавать законный вид.

Еще надо было слушать мат Гаврикова, терпеть его похлопывания по плечу… Возвращаясь же домой с работы поздним вечером — втягивать голову в плечи при виде случайных мужчин у подъезда. (вдруг кредиторы решат сорваться на главбухе!) — Завтра будет, как всегда. – с тоской подумал Кочевников.

И почувствовал себя человеком, пришедшим в баню – которому назавтра предстоит лезть в помойный бак.

Стоило ли мыться? Или Гавриков, или Гайдн, — понял ввергнутый в пучину деловой российской жизни интеллигент.

Развернулся.

Спустился в гардероб, надел куртку.

И, не оглядываясь, зашагал прочь.

Победил Гавриков.

ПРИЯТНАЯ ИСТОРИЯ — Стою в больничном морге, на панихиде по нашему финансовому директору. — начал главбух Кочевников. – Помер он во время ревизии… Вдруг пол подо мной начинает качаться.

И, ослабленный стрессом и бессонницей, (меня ревизия тоже коснулась) я валюсь.

Меня подхватывают. Выводят.

Сажают на кушетку.

И надо мной склоняется заботливое лицо администраторши морга: — Выпейте корвалол. Вы же бледный: у Вас давление почти на нуле. — шепчет она.

И вливает в меня стаканчик воды с щедро накапанным туда корвалолом — снижающим давление лекарством.

Видимо, решила уронить мое давление до абсолютного нуля… (А потом вызвать местного врача — и после к о н с т а т а ц и и оставить тело небедного клиента у себя) Но тут панихида кончается.

Появляются сослуживцы.

Начальство.

И отбивает меня у заботливой тетки – поскольку другого такого изворотливого главбуха, как я, найти будет трудно.

Рассказчик улыбнулся.

И с тихой гордостью произнес: — Приятно, когда тебя ценят! ИНТЕЛЛИГЕНТ Первую взятку я получил еще при Советах . – начал главбух Кочевников, — На заводе, при сборке телевизоров, в них делали дефект.

И отправляли «брак» в комиссионный магазин.

Потом их по дешевке покупали, чинили за минуту.

И перепродавали, как хорошие.

Мне, главбуху, удивленному количеством отправленных в «комиссионку» телевизоров, подарили именно такой.

Чтоб не удивлялся… Самая крупную взятку я получил в начале 90-х – за то, что украл для директора филиал нашей фабрики в далеком Энске.

Как я ляпал документы в Энске – лучше не вспоминать. (в провинции никто еще ничего не понимал) За это директор мне дал квартиру.

Потом были взятки будничные: коммерсанты — за информацию – давали мне просто «в долг».

Была смешная взятка – деньги положили под булыжник на дороге. (захотелось всем романтики) А сейчас время спокойное.

Хоть и застойное.

Поэтому взятки я беру интеллигентно: кивнешь на томик Бунина на столе – и отвернешься.

Тебе под Бунина и кладут.

Хорошо кладут под Тургенева.

Вариантов много… Я даже правило завел: под Толстого мне кладут рубли, а под Герцена — валюту. Он же западником был.

Помните его спор со славянофилами? И рассказчик увлеченно заговорил о литературе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!