РАДИ ЧЕГО?!

admin Газета, Статьи из газеты №22 (2017)

В публицистических статьях Л. Толстой ставит табак в ряд «одурманивающих веществ — водки, вина, пива, гашиша, опиума…» и задаётся вопросом, почему их употребление «началось и так быстро распространилось и распространяется между всякого рода людьми, дикими и цивилизованными одинаково?..»

Действительно, ради чего люди курят?

Сначала напомним, чтó ради этого им приходится делать.

Выделить и обработать землю для табака. Посадить его, вырастить, убрать, переработать. Перевезти на фабрики. Изготовить продукцию и тару для неё. Развезти по магазинам. Продать. Убрать после каждого действия мусор. А потом лечить последствия, для чего построить больницы, обучить хирургов, изготовить для них инструменты… (Как-то в «Публичке» была выставка зарубежной литературы по медицине. И без знания английского можно было догадаться о тематике многих книг — по слову «онкология» на фоне лёгких.)

Каждое звено в этом ряду может дать свой собственный ряд. Например, «изготовить тару» означает спилить лес, привезти его на целлюлозно-бумажные комбинаты, изготовить бумагу и из неё упаковку, сделать для последней краски, нанести их в типографиях на упаковку, отвезти её на табачные фабрики. «Спилить лес» — это… И т. д. и т. д.

Вложенные друг в друга «табачные» ряды могут быть, в конечном счёте, пересчитаны в обобщённые ресурсы — землю, сырьё, энергоносители, трудозатраты.

Ради чего всё это? Буквально — «деньги на ветер».

Расскажу о своём опыте. В школе я не курил. Но в институте, вдали от отчего дома, сработал «инстинкт свободы» (или «эффект толпы»?), на разного рода «мероприятиях» стал позволять себе «быть как все». Это же «позволяла себе» и моя жена Нина.

Так продолжалось до середины 60-х. Однажды поздней осенью мы бродили по берегу залива (Репино–Солнечное), устали, замёрзли и вдруг увидели на горке ресторан «На горке». В нём было пусто. Тепло и вкусная еда разбудили «инстинкт свободы». Официант принёс сигареты. Нина как-то задумалась. И положила, взятую было сигарету в пепельницу. С тех пор я ни разу не видел её с «табаком». Что она тогда подумала? Не знаю. Знаю только, что она была таким человеком, для которого принятое решение могло стать окончательным.

Я же продолжал «баловаться» до лета 70-го. Тогда мы втроём (все из нашей группы по институту) забрались в верховья Большого Енисея (по-тувински Бий Хем), чтобы сплавиться по нему на лодке до Кызыла. Мои спутники не курили. Пройдя Хутинский порог и шиверы после него, мы устроили днёвку. Был вечер. Солнце уже зашло. На противоположном берегу, на фоне вечерней зари чётко выделялись вершины «Семи братьев» с «елей ресницами» на них. Небо ясное. Воздух — чистоты родниковой воды. Умиротворённость и расслабленность после трудов праведных «потянули». Достал из рюкзака пачку и вдруг… осознал всю абсурдность ситуации. Ради чего? Чего ради надо было одолеть тысячи километров на двух поездах и двух самолётах? Чтобы вместо горного воздуха вдыхать табачный? Это можно было делать и дома. Алогизм ситуации был такой силы, что пачка полетела в костёр. И с тех пор я — ни-ни. «Свобода есть осознанная необходимость» — внушали нам. Что-то в этой формуле есть. На Западе курение «выходит из моды». Один наш турист рассказывал, как их группа, находясь в США, закурила в баре, и за соседним столиком с брезгливостью раздалось: «Опять эти русские свиньи накурят!» Но западная табачная индустрия пока не разорится, «сбрасывает» все её операции в отсталые страны, а сама получает от этого деньги, которые, как известно, «не пахнут». Даже табаком. В «новой России» для неё открылся громадный рынок. И прибыль дают, и вымрут скорее. Прав Л.Н. — курение распространяется «между всякого рода людьми», его жертвами становятся подростки и молодые люди, особенно девушки. Вот юные девы стоят кучкой в одинаково «продвинутых» позах: руки скрещены на груди (или грудях?), ножка отставлена, сигарета «изячно» зажата пальчиками правой руки и дымится между губками и левым плечом, левое око прищурено (ах, этот дым!). Они мило щебечут, понимая друг друга, кому-то «соответствуя» и гордясь этим.

Недавно по ТВ сообщили, что в Хельсинки решили вообще запретить курение. Интересна реакция законопослушных финнов. Курящие: 1) придётся выполнить; 2) буду ездить в лес, пока не надоест; 3) давно хотел бросить, теперь это сделаю. Некурящие: 1) наконец-то меня не будут обкуривать!; 2) давно пора!; 3) может, наступит время, когда курить будет так же неприлично, как ковырять в носу или портить воздух кишечными газами.

Это в Финляндии. А у нас? У нынешней власти, похоже, извилин хватает лишь на то, чтобы увеличивать на сигаретных пачках и в табачной рекламе площадь надписи «Минздрав предупреждает…» Это помогает, пользуясь выражением моего отца (он был врачом), «как мёртвому припарки». Если бы наши «…оиды» что-то читали (а им, видимо, интересны, в основном, сводки о состоянии их счетов в зарубежных банках…), то узнали бы о рецепте, выписанном ещё А.С. Пушкиным (и не только по диагнозу «табакокурение», но рецепт этот надо «вносить», естественно, не на пачки, а в умы): «Одно просвещение в состоянии удержать новые безумства, новые общественные бедствия».

Статья заимствована из книги автора «Под своим ФИО». (СПб, Мозаика НК, 2011).

Э.С. Никулин

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!