«РАБОЧИЕ» ПАРТИИ: ОКТЯБРЬСКАЯ ЖЕЛТИЗНА

admin Газета, Статьи из газеты №48 (2017)

РАССКАЗ

«Ах, эта красная рябина…», — затянул бомжеватый, подражая

божественной Нани, — «среди осенней желтизны…». Никто не поддержал. Ряженый «будёновец» пафоснил с грузовика о 1Мая. «Обманутую дольщицу» старикан отметил, ладони – рупор, кратко: «А

ты в Кремль, в ЦК». Никто не отозвался. Эхо гуляло по солнечной

полупустой площади питерского ЗАКСа. «Голубых» профсоюзов

не водилось: кто не мог или не успел убежать по пути, тащилась,

плакаться и просить, на Дворцовую. Стояли, бродили, толковали

кучки чудаков, раскачивая гроздья красных флагов. Слева — осколки «партии умеренного прогресса в пределах законности» и «смены

курса», правительства «народного доверия», честных выборов и пр.

Они уже и не знали, как быть с положившим электоратом и

марксизмом. Кто-то сказал об этом старикану. И тот подхватил:

«Зря старались. Ведь столичный целователь, прошлых тысячелетий, нижнего дамского белья, южного пошива, прямо заявил:

«Марксизм? Мы исчерпали эту тему!» Справа флаги, некогда ревущих митингов, кучек партий «по-рабочему». Старикан продолжал, не замечая своего одиночества: «Казалось — абсурд лозунга

про «лимит на революции», всем очевиден, враждебен. Тошнит. А

уж, после «Денег нет. Но вы, там…». Те, «по-рабочему», осторожно

попрекали «лимитчиков» и клялись в марксисткости и ленинизме;

ритуально нудили: «хоть одного рабочего» в ГД. Они, как бы и не

подозревают, что и рабочие, и Советы бывают разные. В разное время. Ночью 25 Октября, когда Штурм Зимнего завершился арестом,

Кузьма Антонович Гвоздев, Министр труда буржуазного Временного правительства выглядел бледновато: «На лице у Гвоздева застыло

выраженiе обиды, как у человека, который только что получил незаслуженное оскорбление. — Какую же я кровушку пил, когда я сам

— простой рабочiй, — говорилъ он обиженным голосом, — вот, видите,

билет. Вот возьмите, читайте: член Совета рабочих и солдатских депутатов… Сиживал при самодержавии сколько за рабочих. Какой

же я буржуй!» С Февраля17-го, а потом, с Апреля, с народом и в

столице Российской Империи, и с Советами (не только рабочих)

происходили поразительные перемены. До того, великий марксист

Г.В. Плеханов благословлял добровольцев на I Империалистическую. Патриот, однако. Ленин считал иначе»

Вспомнилось с какого-то сайта: «Очень не любят вспоминать «рабочие» партии – большевиках, о II-м Интернационале, о ренегате Каутском. Да и «личный состав» самих нынешних «по-рабочему»: «иных

уж нет». А где историк турецкого плана, требовавший «выдавить из

себя раба»? Пишет, рабски, «портянки» о царском сатрапе Витте. Действительно, Витте — из «низов», в министры. Он же и отправлял в тюрьмы, на каторгу соратников Ленина. Явил, теперь «рабочую» партию и

выходец из норки Новодворской. История этих «рабочих» партий, с

их «Советами» рабочих (но, чтобы без большевизма; да и без крестьян,

и солдат) будто крутится с циклом в 100 лет. Снова явились «экономисты», «ликвидаторы», «отзовисты», каутские, троцкие, «рабочая

оппозиция», и пр. Мелкие, они, потеряв массу, стали почти смешны:

мышки и крысы. «Откусывают» от глыбы трудов классиков цитаты,

ссылаются, суетятся. Старались сохранить форму, скрывают свое гнилое, давно раскрытое, содержание. «Лимит на революции», — приняли

красиво, — как бы отрицая: «не исчерпан». Значит — есть? Логика их

словоблудия внесла мало нового в историю обмана и самообмана, лжи

грубой, и утонченной — софистики. Но сегодня, новые, одичавшие в

электронных потемках молодые поколения, да и старшие, могут поддаться, и проглатывают. Хотя, и отрыжка уже есть: лысины площади

грозно кричат: «Вы далеки от Жизни, от Народа!». «Рабочие» партий

внимают крысе-гуру: «В РФ банков – нет!». Следовательно…Многое

из этого следует. Если бы спросить: «А на Украине, есть?» Опровергать гуру? Пустое. Он возражений «не слышит». Профессор. Скунс. В

дискуссию не вступит. Даже поблагодарит. И продолжит свое. Другой:

«Мао и Троцкий великие революционеры. Сидел в тюрьме». Забыл

добавить — Троцкий даже и самоарестовывался, когда в 1917 Ленина

искали для расправы»

Люди бродили по площади, казалось, искали пристанища, вступали в перебранки, чего-то искали. Они растекались на «сковороде-лысине» асфальта, разделялись гарцующим к собору, бронзовым

пособником гибели гениев русской литературы, виновником поражения России в Крымской войне. Бродящих с ним роднило одно:

отрыв от Жизни. Он народа, от масс. Площадь пустела… Продажа

газет и транспаранты запрещены. Кто-то спросил старикана о сути

партий на Исаакиевской.

Не задумываясь, он ответил: «Оппортунизм. Утонченное, крикливое, под р-революционные фразы, предательство, коренных интересов рабочего класса. За это, разумеется, они клеймят других. Но

это они попискивали в такт «архитекторам перестройки» — как нового НЭПа. А сталинскую оценку его – они отрицают. Они царапались

за «слободкинскую» конституцию РФ — повапленный вариант ельцинской» «Экономисты» они. Ясно — политическая борьба растет из

экономической. Но без всяких этапов и ступеней. Каким же путем

ведут «по-рабочему»? Новый клон грызунов извлек из старых генов

приказ: «поэтапно». Через «ступеньку». Сначала, и без конца, она,

и только она, эта ступенька — экономическая. Всегда неодолимая.

А уж потом, когда-нибудь, когда разовьются и дозреют. Ну, нельзя

же, нельзя им, так сразу, несмысленым. Да ещё без сознания привне

сенного «извне». И, конечно, только ими, «профессорами» рабочих

партий. Ведь больше-то, мол, и некому. Ибо: «нельзя рябине к дубу

перебраться». Из затхлой норки под «первой ступенькой» — подновленного экономизма, с «достойной» оплатой труда (точнее, стоимости рабочей силы (и только для рабочих. Других знать не хотят),

они пищат о внесении изменений в 134-ю статью ТК РФ, «об обязательной индексации зарплаты наёмным работникам на уровень не

ниже инфляции». И ведь как старались, рассчитывали, чего и сколько должен съесть рабочий… «Ананасы в шампанском. Удивительно

вкусно…», — писал король русской поэзии, в I Империалистическую.

Другой, правда, пропел, в феврале 1915г., про напиток из того же

фрукта: «Вам ли, любящим баб да блюда, жизнь отдавать в угоду?!

Я лучше в баре б..дям, буду подавать ананасную воду». Третий

же, видать, не патриот: «был первый в стране дезертир».

Старик замолчал. Достал планшетник, и, полистав картинки,

вдруг, уставился на мужчину средних лет, подошедшего от грузовика-трибуны. Мужчина, солидный, в хорошем костюме, стоял, широко

расставив ноги в дорогих ботинках. Лицо, глубоко сидящие под накатом больших надбровных дуг глаза, выражали холодное равнодушие,

почти презрение римского трибуна. Неожиданно легко, старикан сделал к нему шаг, и произнес: «Я слушал вашу лекцию о причинах временного поражения социализма в СССР. Были вопросы. Но срезал-то

вас: «В лекции нет диалектики», этот, как его… Да вот же он, — мимо

прошаркал, плешивый горбун в больших, с толстой темной оправой,

очках, — И ведь он-то прав: не было в вашей лекции диалектики. Да и

логика, не ночевала». Равнодушно-пустое ответило, не повернув головы: «А вы знаете причины?» Старик оживился: «Извините за нескромность, знаю. Но хочу, чтобы узнали вы сами». Трибун молчал. Старик

не отставал: «Вы изучали, предмет «Логика»? Трибун снизошел: «Нет».

Старик назвал учебник. «Запишите. Записали?» «Нет. Извините, я

хочу послушать выступления ораторов», — тихо бросил «трибун», отходя. Старик помялся, оглянулся. Казалось, ему не терпелось наставлять, поучать, советовать. Он забормотал: «Они, видимо, не знают, что

каждая революция порождает и контрреволюцию. И тогда происходит реставрация. Да, реставрация. Казалось, навсегда выброшенного

на свалку истории общественного строя». Ненадолго замолчал, и, не

отрываясь от планшетника, стал выкрикивать реплики ораторам. Выходило сумбурно, непоследовательно. Но, казалось, он схватывает чтото важное. На трибуне появились люди издалека. «Донбасс, Украина,

— забормотал старик, — Это абстрактно. Какое ополчение? Регулярная

армия там давно». Вдруг, на экране мелькнула карикатура. Старик пообещал рассказать о картинке. Потом… К зиме, почти забылось. Незнакомый телефон оказался той самой «рябиной». Он начал было о карикатуре, но перескочил на августовскую Конференцию «Октябрь-100».

Ту, на которую я так и не попал (См. «НП» №32, 2017). Зато её организатор, Черепанов А.К. мне написал: «С греками я не согласен с их мнением по поводу военных действий на Донбассе и в Сирии. Они обвиняют наравне с США, НАТО и Евросоюзом и Россию в развязывании

этих войн. Они считают, что войны бывают только за экономические

интересы между буржуазными государствами и классовые между буржуями и пролетариатом. А коли ни в Сирии, ни на Донбассе не классовые войны, а Россия ведёт войну за свои экономические интересы,

то помогать там не надо. Я же с 2015 г. доказываю, что по Ленину войны бывают захватнические и справедливые. Законное правительство

и народ Сирии ведут справедливую войну против ИГИЛ. Трудящиеся

Донбасса ведут справедливую войну против украинского фашизма.

Ленин говорил в таких войнах надо помогать тем, кто ведёт справедливую войну против захватчиков, против империалистических государств». «Рябина» мгновенно отреагировал: «Точную ссылку — «по

Ленину». «Правительство и народ Сирии…». Так, значит, единение

народа с Правительством? В едином порыве. Когда, при каких обстоятельствах. Диалектика, однако, нужна в изучении вопроса. Любого.

Как говориться: «Так внешний вид от сущности далек:/Мир обмануть не трудно украшеньем;/В судах нет грязных, низких тяжб, в

которых/Нельзя бы было голосом приятным/Прикрыть дурную видимость./В религии — Нет ереси, чтоб чей-то ум серьезный/Не принял,

текстами не подтвердил,/Прикрыв нелепость пышным украшеньем./

Нет явного порока, что б не принял/ Личину добродетели наружно».

«Рябина» пояснил: «силовики», «ополченцы», «трудящиеся»

— это словоблудие, скрывающее истинную суть. Она-то и вскрыта

Лениным в статьях еще 22 апреля 1917 года. Вот слушайте: «Массовые представители оборончества еще не знают, что войны ведутся

правительствами…». Каковы же интересы, цели войны правителей

ДНР, ЛНР, в которых, по словам самого Черепанова, нет теперь ничего народного? А было? Не чувствуют ли себя обманутыми «оборонцы» республик? Награждал Черепанов 15 Ноября 2017 «ополченцев» медалями. Чем отвечали? Нет, не «Служу Советскому

Союзу!». Да, успел ли он наградить «главнокомандующего», отъехавшего известным автобусом в Россию? «Фронт» и «тыл», у Черепанова, по разные стороны. Рвет он политику: на внешнюю и внутреннюю. Почему? Так ведь крысы-теоретики изобрели «фашизм

на экспорт». Дескать, внутри-то демократия, свободы, благодать.

А вот на «экспорт». Голос «рябины» как-то помолодел: «Откуда

же вывелся вывод Черепанова о «справедливости» войны на Донбассе со стороны, — он дал паузу, — так называемых, «ополченцев»?

Откуда наивность челобитных, петиций его «рабочепартийцев» к

верхам: «Помогите Донбассу». «Рябина» дал паузу, и прочел: «Баграмян И.Х., январь 1942г: «При этом мы не могли забывать, что

Гитлер и стоящие за его спиной монополии вцепились в Донбасс

мертвой хваткой. Донецкий уголь, железная и марганцевая руды

Криворожья оставались вожделенной мечтой круппов, фликов и

иже с ними». Вы поняли – «иже с ними»! И 18 апреля 1917, Временное правительство России продолжало войну, заявив: «до победного конца». Он помедлил и прочел: «20 апреля начались стихийные демонстрации, сначала под лозунгом «Долой…, какого-то

премьера, «Вся власть Советам!», «Долой войну!», «Опубликовать

тайные договоры!», «Долой захватническую политику!» Суждения

Черепанова А.К. о справедливости войны наивны и поверхностны,

ему нужна аудитория из грудных младенцев.

Так какую же собственную политику проводит рабочий класс

Донбасса, Украины? Неужели она совпадают с политикой хозяев?

Кому же, на самом деле, помогают «рабочие партии», требуя помощь и некоему, абстрактному, Донбассу? Истина-то, всегда конкретна. Что же такое Донбасс? А назвать партию «рабочая», легко.

Национал-социалистическая партия Германии, например. С лозунгом: «Пролетарии Германии, соединяйтесь!» Как-то не шли брататься шахтеры и трактористы из гитлеровских орд в 1941. Не сразу

выучили: «Гитлер — капут!» Хорош был, нечего сказать, и патриотизм Г.В.Плеханова в 1914 году. Или «ополченцы» Донбасса повернут оружие в другую сторону? Не те ли «рабочепартийцы» звали

защищать в 93-м тех, кто только по названию был Советом. А кого

поддержали шахтеры в 91 и 93-м? Где были «честные, готовые умереть за социализм», по выражению «кормчего» партии, его друзья

из Ленинградского обкома КПСС? Или большевики ошибались,

снимая в 1917 лозунг: «Вся власть Советам!» Оборона? Есть старый

ответ Ленина мышам и крысам: «Мы – оборонцы после 25 октября

1917 г. Я говорил это не раз с полной определенностью, и оспорить

это вы не решаетесь… Когда мы были представителями угнетенного класса, мы не относились легкомысленно к защите отечества в

империалистической войне, мы принципиально отрицали такую

защиту. Когда мы стали представителями господствующего класса,

начавшего организовывать социализм, мы требуем от всех серьезного отношения к обороне страны».

Надо было остановить старика, и я возразил: «Но, может, у Черепанова — диалектика?»

«Нет, дорогой, это чистейшая метафизика, взращенная на почве идеалистического, эклектичного, лоскутного мировоззрения.

Это подлейшая софистика самых опасных, «честных оппортунистов». На деле, плетущихся то в хвосте профсоюзов, то истерическими порывами к, теперь — новое, к президентству. Также и в 17-м,

Петроградский Совет, нарушив свое же решение – не участвовать

в контрреволюционном буржуазном правительстве, послал в него

своих представителей 5 мая»

Пришлось заметить: «Декларация «Октябрь-100» не только о

Донбассе». «Да, не только, — согласился «рябина», — в её пестроте,

эклектике, сумбуре, соединены лоскуты разномастной, мышиной,

крикливой, лживой, фразерской троцкистской сути разных сторон

и взглядов породы подписантов Декларации. Теоретики-крысы,

на деле, в Жизни – предатели коренных интересов «по-рабочему».

Практики? Как утонченная училка: «Том, почему вчера ты не был

в школе?» «Я водил телку к быку» «Но разве папа не мог сделать

этого?» «Мог, конечно, но бык, все-таки, лучше». Декларация «Октябрь-100» замалчивает — подлый старый, любимый троцкими и

геббельсами, прием – роль И.В. Сталина и в Октябре, и в эпохе,

носящей, по праву, его имя. Наставники «рабочих» партий, «уважаемые профессора», порочат сталинский территориально—производственный принцип выборов в Советы, по Конституции СССР

1936г. «Надо, — пищат, — только по производственному, только от рабочих коллективов. Сталинский — «корень» уничтожения СССР. На

эту «критику» троцкистов уничтожающе ответил еще сам Сталин.

Теоретики… Теорией у «рабочих» партий заведует Идеологическая

комиссия. Производит «идеи». Невежество её теоретиков невероятно. «Мышат» подращивает в Москве – на семинарах. В Питере

питомник — «рабочие академии», «Красное ТВ». И простецки-хитроватая, святая простота, размахивают ручками «по левому краю».

«Лево» и «право» — по скунсу, творцу древней гнилой идеи «содержательности формы». Та же «каприйская школа», что распотрошил Ленин. Мышки пищат: «Мы они самые, самые первые, самые

верные». Любят праздновать пафосно. Но куда им деться от знаменитой статьи Н.А. Андреевой: «Не могу поступаться принципами»

(«Советская Россия», 13 марта 1988г); от начала возрождения большевизма и создания ВКПБ 8 ноября 1991 года. От раскрытия роли

Сталина в строительстве социализма в СССР. Теперь же: «Будут

выборы, — попискивают они, — тут-то мы себя и покажем, и вырастем до небес. В процентах. Уж рабочий-то кандидат в президенты…

скажет всё, что думает… о них». Что же они сказали о себе?

«Рабочая партия», с пунктом №1 устава, программы: «поддержка национального производителя» — профессорская. Про иной, известный тезис № 2, с иными этапами, помалкивает: «Своеобразие

текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа

революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших

слоев крестьянства».

Да, в Декларации «Октябрь-100», ещё раз пропищали о главной

опасности – оппортунизме. Им бы: «на себя, кума, оборотиться».

Но не видит эта «кума» бревна в своей… Куда приплелась она-то, в

хвосте выдуманных ею же, «боевых» профсоюзов? Жует осмеянную

еще 7 Ноября 1883г, тарабарщину «на которой тот, кто получает за

наличные деньги чужой труд, называется работодателем…» Профессор ещё одной «рабочей» партии, открыл: главное достижение

Великого Октября, как и Великой Французской революцией — Декларацию. Попался бы он, 20 Апреля или 24 Октября 1917 ревущим

большевистские лозунги массам: «Мира! Хлеба! Земли!».

Вспомнилась первомайская площадь, ответственное лицо: «Да,

а как ваш ученик, по курсу логики? Одолел?» «Нет. Хуже: вдарился

в физиологию ЦНС (центральной нервной системы). Узнал, рефлексы доминанты. Оказалось: у курицы и человека – одни и те же.

Теперь зову его «анти-рафаэль». «Как это?» «Да, обезьянка в Колтушах, «Рафаэль». Не понимала общего: вода, что из крана, что из

озера — годится тушить огонь. А у «моего» — лектор о формах и методах работы в комдвижении, поведение человека и курицы – всё

едино. Рефлексы, и доминанты. Физиологией и объяснил скудные

результаты применения своих «методов» работы с рабочими. Просветил аудиторию наглядно, на больших листа — три квадратика.

Пустые. Головы, значит. К ним, стрелки: «стимул», а выход — «реакция». Латынью: «S» и «R». Формула. Высокая наука. Цифр в формулу не подставил, но приговаривал: «Доминанта у рабочих была. Доминанты нет». Как школяр-латинист: «лопата – лопатиус», «грабли-граблиус». Пока не наступил… «Доминанты, говорит,- в головах

рабочих масс – не те». Ужасно: даже газеты его, бесплатно, не берут.

«Черновая, — говорит,- работа. Тяжело: утром, перед сменой встать

надо». Каким методом менять доминанты, не сказал. Не может понять: божий дар — не яичница, а сознание – не прямо из доминанты. Боюсь, схватится за психологию. Фрейдизма, гештальт… Вдруг

узнает, что проф. Веккер Л.М., лет сорок тому, показал: бихевиоризм и гештальтизма одного помета. Ложного. Спросили лектора:

«Сколько было забастовок?» «Статистики,- сказал «рафа», — нет».

Но гарбатый его приласкал: «Учиться надо». От Ленина же, получите: «Никакого понятия о диалектическом материализме и полное

неумение отличить материализм как ф и л о с о ф и ю от отдельных

заскорузлых взглядов материалистами называющих себя обывателей данного времени». Итак, сущность «рабочих» партий — а н т и

с т а л и н и з м. Оппортунизм, на почве тред-юнионизма с троцкизмом. Твердят о поражении. Социализма? Октября? Советского

народа? Но Жизнь продолжается! И, как говорил вождь: «…именно

великое поражение дает революционным партиям и революционному классу настоящий и полезнейший урок, урок исторической

диалектики, урок понимания, уменья и искусства вести политические борьбу. Друзья познаются в несчастии. Разбитые армии хорошо учатся». Найти же понимание причин и следствий, «Познание

необходимости» — можно лишь зная теорию о внутреннем противоречии как источнике изменения и развития. И помня предупреждение:

«Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся…». «Рябина»

тяжело задышал: «Да, вы спрашивали…». Вдруг, телефон умолк.

Он не перезвонил. Остались в памяти только, последние, роковые,

слова о красной рябине, о запоздалом прозрении. Окрас «под рябину» линяет. Цвет мышей – серый. Скунс – вонючка. Невежество

— демоническая сила. Прочь! И не надо переживать: рябина зимой

не померкнет.

ЮЛИЙ СИМОНЕНКО

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!