Путин навсегда. Почему заговорили об изменении Конституции России

dadmin Газета, Статьи из газеты №40 (2018)

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин написал статью о возможности реформирования Конституции России. Она привлекла к себе внимание в первую очередь потому, что одним из вариантов продолжения пребывания у власти Владимира Путина после завершения четвертого президентского срока считается изменение государственного устройства и появление некоего невыборного поста «лидера нации».

В статье «Буква и дух Конституции» Зорькин отвечает на некие «тревожные призывы к кардинальным конституционным реформам», но никаких конкретных планов изменения конституции не предлагает. Ключевые моменты статьи:

  • недостатки Конституции можно исправить точечно
  • сейчас главная напряженность в обществе – требование социальной справедливости
  • двухпартийная система наиболее эффективна
  • «конституционная идентичность» России должна соединить «присущий российскому народу коллективизм» с конкурентной экономической и политической средой.

Зорькин перечисляет недостатки Конституции, как он их видит: недостаточный баланс в системе сдержек и противовесов, крен в пользу исполнительной власти, нечеткость в распределении полномочий между президентом и правительством. Зорькин также говорит о возможном противопоставлении местного самоуправления органам государственной власти, при этом высказывая мнения, что органы местного самоуправления по своей природе – «лишь нижнее, локальное звено власти».

С точки зрения Зорькина, подобные недостатки можно исправить «точечными изменениями» – в рамках доктрины «живой Конституции». Тут судья резко высказывается против «радикальной конституционной реформы», которая, по его словам, чревата резкой социально-политической дестабилизацией.

Далее Зорькин рассуждает о «конституционном пути к общественному согласию и справедливости»:

«Судя по характеру многочисленных жалоб в Конституционный Суд, главным источником напряженностей в российском обществе является нерешенность социально-экономических проблем, в том числе недостаточная защита социальных прав граждан. Социологические исследования подтверждают, что ожидания и даже требования социальной справедливости выходят у населения на первый план и что несправедливости в разных сферах жизни воспринимаются людьми крайне болезненно. Социальное напряжение, порождаемое чувством несправедливости, усугубляется естественной усталостью населения от трех десятилетий реформ, а также беспрецедентным (и добавлю – неправовым, т.е. противоречащим нормам международного права) экономическим, и прежде всего санкционным, давлением на Россию со стороны США и Западной Европы».

Далее Зорькин заявляет, что нужна правовая теория, «синтезирующая идеи индивидуальной свободы и социальной солидарности», и что это «в наибольшей степени соответствует ментальности российского народа». Он рассуждает о социальной несправедливости, упоминая «несправедливость приватизации крупной собственности в 90-е годы», и говорит, что «нужна корректировка либерально-индивидуалистического подхода к правопониманию, которая привнесла бы в само понятие права идеи солидаризма».

Тут Зорькин переходит к политическому устройству и благосклонно высказывается о двухпартийной системе, как наиболее эффективно обеспечивающую реальную демократию «в организационном плане»:

«Именно по таким «схемам-чертежам» создавалась двухпартийная система США (как и вся их конституционная политическая система). Не зазорно и заимствовать чужой опыт, выдержавший проверку многовековой практикой».

«Нынешняя модель либеральной представительной демократии, характерная для большинства развитых стран, как говорят ведущие политологи Европы или Америки, явно не справляется с современными вызовами».

Зорькин критикует Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), который «чрезмерно свободно воплощает в жизнь свою активистскую позицию», и переходит к обсуждению «конституционной идентичности России», которая «отражает результат общественного согласия граждан государства по вопросам понимания прав человека», причем, по его словам, «это согласие в различных государствах имеет «социокультурную специфику». В итоге Зорькин предлагает:

«Соединить присущий российскому народу коллективизм, сформированный, – можно сказать, выкованный, – суровой природой, бесчисленными оборонительными войнами, необходимостью объединить множество наций и народностей «общей судьбой на своей земле», на основе конституционных принципов правового, демократического и социального государства, – с созданием конкурентной экономической и политической среды».

Комментарии

Слухи о том, что в Кремле обсуждают возможность изменений в Конституции, которые позволят Владимиру Путину оставаться на посту российского лидера неограниченно, появились еще до президентских выборов. Согласно нынешнему законодательству, Путин после нынешнего срока в любом случае должен покинуть пост президента. Если исходить из предположения, что Путин намерен остаться во главе российского государства, он либо должен передать президентский пост «преемнику», как уже сделал в 2008 году с Дмитрием Медведевым (тогда Путин занял пост премьера), либо получить какой-то иной, специально созданный для него высший государственный пост.

Еще до появления статьи Зорькина, в нескольких телеграм-каналах появилась информация о готовящейся в России конституционной реформе. В известном анонимном канале «Незыгарь», например, была такая запись:

«В канун 25-летия Конституции России Президент может инициировать проведение конституционной реформы, которая будет оформлена Федеральным собранием до Нового года. Конституционная реформа позволит создать новую конституционную модель власти и инициировать проведение досрочных выборов Президента РФ».

Нынешняя Конституция России была принята 12 декабря 1993 года. Принять новый текст можно созывом Конституционного собрания, закон о котором с 1993 года так и не принят, или референдумом. Часть поправок можно вносить Государственной думой при одобрении двух третей региональных парламентов.

Политолог Валерий Соловей:

  1. Подготовка конституционной реформы, а точнее кардинальных изменений в широкий спектр конституционных законов была начата осенью 2017 года.
  2. Изменения разрабатывались по следующим направлениям:
    а) формирование новой конфигурации государственной власти и управления;
    б) кардинальное сокращение числа субъектов федерации (до 15-20) путем их объединения с целью удобства управления, выравнивания уровней развития и нейтрализации этносепаратистских тенденций;
    в) решительная правка законов о выборах и политических партиях (отнюдь не в смысле либерализации);
    г) введение государственной идеологии.
  3. Изначально не было понятно, каким из изменений и в каком объеме дадут «зеленый свет», а каким нет. Но в любом случае их НЕ предполагалось реализовывать все одновременно ввиду прогнозируемой сильной негативной реакции.
  4. Sine qua non – реконфигурация госвласти и управления, долженствующая обеспечить институционально-правовую рамку транзита системы. Здесь тоже несколько вариантов. От известной модели с учреждением Госсовета как аналога Политбюро и сведения роли президента к представительским и символическим функциям до, наоборот, усиления и расширения президентских полномочий и учреждения поста вице-президента. (Имеется еще несколько вариантов.)
  5. Транзит системы должно осуществить ДО 2024 года, дабы застать врасплох врагов внешних и внутренних. Предполагалось, что решающими могут стать 2020-2021 годы.
  6. Существует одна-единственная причина, по которой эти сроки могли бы быть сдвинуты в сторону уменьшения. И эта причина не имеет отношения к политике и снижающимся рейтингам. Ситуация оценивается как беспокоящая, но не критическая и находящаяся под контролем.
  7. И уж, тем более, ни о каких досрочных выборах речь не шла и не могла идти. Кардинальное изменение организации госвласти и управления осуществляется не для того, чтобы проводить выборы и подвергать систему сильнейшему стрессу.
  8. В числе ключевых бенефициаров реформы власти называют трех человек, которые и так входят в первую десятку элиты по своему политико-бюрократическому весу.

Историк Иван Курилла:

«С утра со ссылкой на телеграм-каналы писали о подготовке срочного пересмотра Конституции, а вот уже и Зорькин подключился. Похоже, и правда, отмашка дана.

Как я на днях предполагал, решили «перевернуть доску» здесь. В анонсе интервью Зорькин говорит о ликвидации местного самоуправления (и превращения его в нижнюю ступень вертикали), – тут понятно, натерпелись с неподконтрольными мэрами, скольких посадить пришлось. Но вероятнее всего, изменения готовятся для подготовки пожизненного правления Путина, а заодно, вполне возможно, покромсают либеральную часть (про свободы и права), ну и про приоритет международных договоров заодно.

Судя про предыдущему опыту, в этой спецоперации останавливаться и оглядываться на критику никто не будет. Но и ситуация не такова, как в прошлый раз; режим тут серьезно рискует (и думаю, сам не очень может просчитать риски: выйдет кто-то на улицу? отколется кто-то в элите? возникнет неповиновение в вертикали? – может, ничего не будет, – но быть в этом уверенным сегодня трудно).

Публицист Николай Подосокорский

В то, что 75-летний Валерий Зорькин, возглавляющий КС уже более 17 лет, действительно настроен на либерализацию сложившегося политического режима, может поверить только наивный. Напомню, что в декабре 2017 года Валерий Зорькин выступил против расширения свободы в России. По его словам излишняя свобода «подрывает моральные основы общества». В сентябре 2014 года Валерий Зорькин назвал крепостное право «главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации». Дарование личных свобод крестьянам, по его мнению, было ошибкой и способствовало, в конечном счете, революции. В декабре 2014 года глава КС выступил за ограничение социальных прав россиян, так как это «необходимо для защиты конституционных ценностей общего блага». По его мнению, содержание закрепленного в ст. 7 Конституции РФ понятия «социальное государство» раскрыто в других статьях таким образом, который отнюдь не обязывает государство удовлетворять жизненные потребности каждого человека». В мае 2017 года Зорькин подверг критике правозащитников, заявив, что защита прав человека не должна создавать угрозу государственному суверенитету и разрушать религиозную идентичность общества и т.д.

За последние годы Зорькин много чего успел наговорить, и его очередное напоминание об опасности новой революции в России можно воспринимать только в одном ключе – любые изменения в Конституции наверняка ударят по остаткам прав и свобод российских граждан и будут направлены на то, чтобы ослабить протестные настроения и усилить пошатнувшийся режим.

10.10.2018

Валентин Барышников

BaryshnikovV@rferl.org

https://www.svoboda.org/a/29535617.html

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!