ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ РЖЕВСКОГО ЛЕСОПАРКА

admin Газета, Статьи из газеты №35 (2016)

С 18 века это Лесная дача Охтинского порохового завода, снабжавшая древесиной (необходимой при выделке дымного пороха, включавшего древесный уголь) одно из первых петербургских предприятий. В 1868 году, когда предстоящая замена старых огнеметательных средств пироксилиновыми порохами стала ясна, часть этой территории отошла министерству государственных имуществ: Охтинская казенная лесная дача. За нею, до Ладоги простирается Ржевский артиллерийский полигон.

 

С 1902 г. казенная лесная дача передана Лесному институту (Лесотехнической академии), которому и принадлежала (с перерывами 1917-1921 и 1933-1938 гг.) до недавних пор. В настоящее время судьба Ржевского лесопаркового массива – одного из крупнейших зеленых массивов Петербурга не ясна, возникали даже планы застройки этой территории коттеджами… Между тем, кроме природоохранной и культурной, лесопарк обладает огромной исторической ценностью. И в заявлении губернатору С-Петербурга Г.С.Полтавченко Юрий Алексеевич Виноградов пишет (приводится в сокращении):

 

В связи с событиями на Украине, когда организованы детские отряды «Сокол», которые по команде орут «Смерть москалям!», — а в Сирии головорезы из ИГИЛ <запрещенного в РФ. — НП> заставляют детей расстреливать пленников, — как говорит Александр Проханов: «Мы должны быть крайне патриотичны». Нам следует обратить внимание на огромный Охтинский лесхоз (Ржевский лесопарк). Площадь лесопарка составляет 1642 га, …из них 138 га входят в состав Красногвардейского района С-Петербурга. Этот участок является уникальным местом для проведения военно-патриотической подготовки молодежи.

 

В 2005 г. в 134-й школе им.Сергея Дудко (старший офицер АПЛ «Курск»), при поддержке ее директора Т.А.Козловой и депутатов МО «Ржевка», был организован кружок юных следопытов. Мне поручили руководить кружком. Школьников интересовали оборонные объекты Ржевского лесопарка. Вооружившись компасом и самодельной картой мы прошли вдоль линии обороны, от Училища Олимпийского резерва (ул.Коммуны, 39) по речке Лапка до полотна железной дороги, затем вдоль противотанкового рва длиной 2,5 км до ул.Поперечной. Обнаружили и нанесли на карту 13 артиллерийских дотов, подорванных изнутри [в 1950-х гг. — МВ]: шесть – по речке Лапка, остальные семь вдоль рва. В дальнейшем этой картой увлеклись и мои друзья-ветераны, обследовали все траншеи и окопы.

 

В настоящее время в интернете появилась цветная карта, красиво оформленная, с надписью «Охтинский лесопарк», 1990 г. По этому маршруту можно проводить экскурсии, зимой на лыжах, летом – пешком. На Карта четко выделяется главный объект: противотанковый ров шириной по дну 4 – 5 м, 2-3 м глубины. Ров отрыт в августе – сентябре 1941 г. жителями нашего района.

 

<…> Совет ветеранов МО «Ржевка» подарил ближайшим школам такие же карты, с приложением статьи «В память о девушках-воинах», где подробно рассказано …о девушках-саперах, кончавших спецкурсы на территории Лесотехнической академии (руководил курсами подполковник Аромберг). К сожалению, нашу карту, изготовленную «партизанским способом», не видел ни один военный топограф. В августе 2014 г. <я. – Ю.А.Виноградов> написал заявление начальнику Военно-топографического ин-та Бочуну Ю.М., ул.Пионерская, 20. Но оказалось, что училище расформировано, теперь там филиал академии им.Можайского. Побеседовал с курсантами-летчиками, сказали, что кто-то из офицеров-топографов остался — несут вахту, но они их не знают.

 

Уважаемый Георгий Сергеевич! Разыскать военных топографов можете только Вы, поэтому решили переслать Вам все карты лесопарка. Если можно, устройте нам встречу с военным топографом-консультантом. Прилагаем также фотоматериалы о событиях в нашем лесопарке: военно-исторические реконструкции с участием бронетехники собирают по 3-4 тыс. зрителей! Летом студенты проводят полевые учения, 04 и 07 ноября 2015 на территории лесопарка сдавались нормы ГТО»…

 

 

(на карте доты обозначены красными кружками, ров и траншеи — линией)

 

Оборонительная система ориентируется на юго-запад – в сторону Невы: со стороны Карельского перешейка — наступления лишенной тяжелых орудий финской пехоты (заслугу в чем ныне вменяют некоему К.-Г.Маннергейму…) не предполагалось изначально!

 

Исследование оборонных сооружений открыло что, когда Красная Армия откатывалась на Зап.направлении к Москве, пытаясь размещать пехоту в индивидуальных стрелковых ячейках, заимствованных в 1930-х гг. из опыта японской армии (на 70 % кадровой и хранившей средневековые самурайские традиции), под Ленинградом, уже в августе 1941 г., основываясь на боевом опыте офицеров инженерных войск, вернулись к прокладке траншей для стрелков.

 

Для читателей газеты мы добавим, не сказанное в письме Юрия Алексеевича. Начало этому положили нападения на Владикавказ, Буденновск, Первомайское, Нальчик, а гибридные войны 21-го века — такие как религиозная война в Сирии — явили всему метод ведения боевых действий, невозможный в прошлом. Сейчас обычно положение, когда, получив телефонный сигнал, «мирные обыватели» — законспирированные боевики собираются у тайника, извлекают оружие, входят в недружественный населенный пункт, и попросту идут по домам, истребляя жителей, не дожидаясь появления полиции и войск (в нашей секулярной стране где институт государственной религии замещает спецслужбистская социология, подобные акции легитимируют «социологические опросы» — назначенные повязать нацию круговой порукой). Единственным путем борьбы — здесь оказывается боеготовность гражданского населения, когда и девочка-школьница, и профессор в очках, и инвалид на костылях способны к организации и готовы к появлению бандитов, умея пользоваться гражданским оружием (подручными средствами) и давать отпор боевикам. (Беспрепятственное продвижение «чеченских воинов» Басаева вглубь Буденновска было остановлено несколькими дружинниками-казаками с охотничьими ружьями, в то время как военные летчики – парни с профессиональной сверхбыстрой реакцией, лежавшие в Буденновской больнице, оказались расстреляны без сопротивления…). Это – насущный современный смысл «игр в войну», практиковавшихся советской школой, возобновляемых школою современной и, в общем – обоснованно, критикуемых общественными организациями за насаждение идеологической государственной милитаризации (очень далекой от практической армейской подготовки).

 

О военном прошлом Ржевского лесопарка Юрию Алексеевичу Виноградову рассказала, незадолго до кончины, участник Обороны Ленинграда Татьяна Ильинична Садовниченко, урожденная Авдеенко. Её рассказ мы и воспроизводим (кладбище, названное здесь, находится между станциями Ириновка и Борисова Грива, на шоссе, по правую сторону…):

 

Мне было 15 лет — в школе училась, жила в деревянном бараке у кинотеатра «Звездочка», напротив стадиона «Химик». Когда началась война, мальчишки старших классов рвались на фронт [постановка на воинский учет в те годы делалась в 14 лет. — МВ]. А девочки с сентября, вместе с учителями, сначала помогали колхозникам картошку копать, а потом ходили в наш лесопарк на оборонные работы. Шли с лопатами, пилами, даже с топорами.

 

Я пошла ученицей на капсюльный завод и работала там до мая 1942 г. В мае пошла добровольцем в инженерно-технические войска. 02-го июня более 800 девушек приняли присягу в Колтушах. Это были девчонки 16-18 лет – половина нашего Красногвардейского района.

 

Потом нас отвезли на территорию Лесотехнической академии, где находилась инженерно-техническая часть, которая руководила всеми оборонными работами в Ленинграде. Все доты, траншеи, противотанковые рвы – всё делалось по плану и под руководством командиров этой части. Нас зачислили на спецкурсы, где мы изучали саперное и минное дело. Разбили на роты и отделения. Ротным командиром был Иван Семенович Завыденко, капитан, начальником курсов – подполковник Аромберг. Оба имели ранения в ноги, ходили с тросточками. Прежде всего, мы освоили строительные профессии. Были и каменщиками, и плотниками! Нас учили рыть окопы, траншеи, строить доты, блиндажи, теплые землянки, наводить понтоны, мосты, переправы. Самыми тяжелыми, конечно, были земляные и цементные работы. Землю развозили тачками, цемент таскали на носилках. Лейтенант-инструктор познакомил нас со всеми видами мин – и немецкими, и нашими.

 

Во время практики довелось работать и в нашем лесопарке, начиная от Заневского поста. В лесу было много военных. Железная дорога соединяла Ржевку с левым берегом Невы, туда и обратно всю блокаду ходили составы с военными грузами. Дорога тщательно охранялась, и тёплые землянки для охраны строили наши девочки.

 

После окончания курсов наша женская рота работала на Дороге Жизни. Строили землянки-кухни, землянки-бани, землянки-медпункты. Внезапно нас вернули на территорию Лесотехнической академии. Нам поручили строительство секретного объекта с кодовым названием «Нева». Говорили, что это будет штаб Ленинградского фронта. Работа была очень тяжелой: рыли огромный котлован, землю возили наверх тачками. Четыре этажа здания находились под землей и только два наверху. Всё было бетонировано, бомбой не пробьешь!

 

После прорыва блокады наша рота воевала на Карельском перешейке, дошли до Выборга! Там я получила орден Красной Звезды. День победы застал нас на финской границе. Устроили торжественное чаепитие с песнями и плясками. Отмечали всей ротой, во главе со старшиной Диной Балиной, но 09 мая война для нас не закончилась. Пришлось еще бараки для военнопленных строить. Демобилизовалась я только 26 сентября 1946 г. в звании старшего сержанта.

 

В роте я была запевалой, на работы мы всегда с песнями ходили. Молодые были, выносливые… Хотя тяжело переносили гибель подруг. Особенно тяжело, когда это происходит по нелепой случайности. Так было на Дороге Жизни, одна девушка получила увольнение, хотела маму в Ленинграде навестить, пошла в лес за черникой и подорвалась на мине…

 

На Дороге Жизни есть воинское кладбище и памятник девушкам-воинам инженерных и медицинских частей. Там и наши девочки из Красногвардейского района есть, которые весь Ржевский лесопарк перекопали. Мы с покойным мужем часто ездили туда отмечать День Победы. Он тоже служил в инженерных войсках, только на Западном фронте…

 

Мои боевые подруги уже почти все умерли. Года три назад мне звонила последний раз старшина нашей роты Дина Балина. Теперь уже никто не звонит… А на памятнике том написано:

 

Девушки-воины инженерных и медицинских частей.

 

Недолюбив, недоучившись в школе,

До Дня Победы нашей не дожив,

Они остались здесь навечно в поле,

Нам путь к счастливой жизни проложив»…

 

 

Подготовил РОМАН ЖДАНОВИЧ


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!