Постоянство внутренней среды

dadmin Газета, Статьи из газеты №24 (2019)

Великий французский физиолог Клод Бернар , который во второй половине 19 века (задолго до того времени, когда стали предполагать о существовании стресса), впервые указал на то, что внутренняя среда живых организмов служит не только для транспорта питательных веществ к клеткам, но, именно постоянство внутренней среды есть условие свободной и независимой жизни. Примерно через 50 лет Кеннон предложил назвать термином «гомеостаз» координированные физиологические процессы, которые поддерживают большинство устойчивых состояний в своем организме, то есть способность оставаться неизменным или статически (от греческого слова гомомос=сходный и стазио=положение, стояние). Что же понимается под постоянством внутренней среды? Все, что находится под кожей и даже сами кожные покровы представляют собой внутреннюю среду. Для осуществления нормальной жизнедеятельности, нельзя допускать того, чтобы вообще что-либо в организме слишком отклонилось бы от нормы; если такое отклонение будет иметь место, индивидуум заболеет и даже умрет. Существует много сложных биохимических механизмов, которые обеспечивают постоянство (устойчивость) внутренней среды, и эти координированные стабилизирующие реакции называются гомеостатическими. Рассмотрим кратко, как они функционируют. Биохимический анализ синдрома стресса показал, что гомеостаз зависит, в основном, от реакций двух типов – синтоксической реакции (от греческого слова син =вместе) и кататоксической (от греческого слова кота=против). Для того, чтобы противостоять действию различных стрессоров, организм способен регулировать собственную реакцию посредством биохимических информаторов и нервных раздражителей, которые либо успокаивают, либо вызывают возбуждение. Синтоксические раздражители действуют как тканевые транквилизаторы, создавая состояние пассивной устойчивости, позволяющее установиться некоторому роду симбиозу или мирному сосуществованию с агрессором. Кататоксические факторы вызывают биохимические изменения (в основном за счет образования разрушающих ферментов), приводящих к активному наступлению на патоген, обычно за счет ускорения его метаболического распада. В процессе эволюции организм, вероятно, научился защищаться от всякого рода агрессоров (независимо от того, возник ли этот агрессор в самом организме или был занесен извне) за счет двух основных механизмов, позволяющих нам либо примириться с агрессором (синтоксический механизм), либо его уничтожить (кататоксический механизм). К наиболее эффективным синтоксическим гормонам относятся вещества, продуцируемые корой надпочечников. Я их назвал кортикостероидами. Наиболее хорошо известными представителями этой группы являются такие противовоспалительные кортикостероиды, как кортизон и родственные ему вещества, подавляющие воспалительные процессы и многие по сути своей защитные иммунные реакции. В настоящее время эти кортикостероиды эффективно используются для лечения болезней, при которых воспалительный процесс сам по себе является основной причиной нарушения (воспаление суставов, глаз или дыхательных путей). Подобным образом, кортикостероиды оказывают значительное ингибирующее действие на активное отторжение трансплантированных инородных тканей (например, сердца или почек). Не сразу очевидна причина, почему выгодно ингибировать воспаление или вмешиваться в отторжение инородных тканей, так как оба эти процесса по сути своей являются полезными защитными реакциями. Основная цель воспалительного процесса – локализовать возбудителей (например микробов), создав преграду из-за воспаленной ткани вокруг них, предупреждающих их занесение в кровяное русло, что может привести к заражению крови и к смерти. Однако, подавление этой основной защитной реакции выгодно в тех случаях, когда инородное тело само по себе безвредно и вызывает осложнение только в виде воспалительного процесса. В подобных случаях воспаление само по себе является тем, что мы воспринимаем как болезнь. Таким образом у многих больных, страдающих от сенной лихорадки или от крайне выраженного воспалительного отека, вызванного укусом насекомого, подавление защитного воспаления по существу своему приводит к выздоровлению, потому что инвазирующий стрессорный фактор сам по себе не опасен, не распространяется и не приводит к летальности. В случае трансплантатов подавление воспалительной реакции может даже спасти жизнь. Теперь уместно провести различие между прямыми и непрямыми патогенами. Прямые патогены вызывают болезнь, независимо от реакции организма, в то время как непрямые патогены вызывают повреждение только потому, что они вызывают чрезвычайно выраженные защитные реакции. Если на руку человеку случайно упадет капля сильной кислоты, щелочи или кипящей воды, будет иметь место тканевое повреждение, независимо от его реакций, потому что все эти факторы являются прямыми патогенами и вызовут тканевое повреждение, даже у мертвеца, у которого явно отсутствуют все жизненно важные защитные реакции. Большинство из наиболее распространенных раздражителей вызывающих воспаление, в том числе аллергены, по существу своему являются непрямыми патогенами, так как вызывают заболевание только посредством чрезмерно выраженных и неоправданных защитных реакций, которые они вызывают. В процессе эволюции иммунологические реакции, которые приводят к гибели микробов, трансплантатов и других инородных тканей, несомненно развились в качестве полезных защитных механизмов, направленных на борьбу против потенциально опасных инородных веществ. Однако, когда сопротивление инородному агенту не нужно (так в случае многих аллергенов, трансплантатов сердца и так далее) или даже вредно, человек может стать мудрее самой Природы, подавив эту защитную реакцию. Наоборот, если агрессор опасен, подавлять эту защитную реакцию не следует и, если возможно, усилить ее до уровня, превышающего нормальный, а это можно, например, осуществить за счет кататоксических веществ, которые передают биохимическую информацию тканям о необходимости в более активном, чем в норме, уничтожении патогена. Примером из будничной жизни можно проиллюстрировать, как в принципе может возникнуть заболевание из-за наших личных неадекватных или чрезмерно выраженных адаптивных реакций. Если Вы повстречаетесь с беспомощным пьяным человеком, который Вас оскорбит, но сам явно не в состоянии ничего причинить, то ничего не случится, если Вы отнесетесь к нему «синтоксически», то есть пройдете мимо, пренебрегая им. Однако, если Вы прореагируете кататоксически, будете драться или даже будете готовиться к драке, то результат может быть трагическим. У Вас будет выделяться гормон типа адреналина, повышающий кровяное давление и частоту пульса, а вся нервная система будет возбуждена и напряжена в ожидании драки. Если Вы к тому же предрасположены к коронарной болезни, результатом может быть кровоизлияние в головной мозг или остановка сердца от несчастного случая. Кто в этом случае убийца? Ведь пьяный к Вам и не прикоснулся. Это биологическое убийство. Смерть была вызвана выбором неверной реакции. С другой стороны, если оскорбивший Вас человек – больной, одержимый мыслью об убийстве, имеет нож в руках и намерен Вас убить, то здесь требуется агрессивная кататоксическая реакция. Вы должны постараться его разоружить, даже рискуя быть раненым, когда готовясь к драке Вы физически выразили реакцию тревоги. В данном случае ясно, что Природа в противоположность сложившемуся мнению не всегда самая мудрая, потому что как на клеточном так и на межклеточном уровне, мы не всегда понимаем за что следует бороться, а за что не следует. Борись за достижение высокой цели, но не теряй благоразумия.

Составил Эрнест Дмитриевич Колосовский

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!