ПОЛИНА ЖЕМЧУЖИНА. ЖИЗНЬ И СУДЬБА

admin Газета, Статьи из газеты №46 (2017)

Советская история знала только двух женщин государственного уровня, и если имя единственной женщины-дипломата Александры Коллонтай еще относительно на слуху, то имя первой и единственной женщины-наркома Полины Жемчужиной забыто напрочь. Для молодого и среднего поколений — уж точно. А ведь личность это была незаурядная, яркая, сильная; жизнь и судьба ее — уникальные, выдающиеся, и о них, к 120-летию со Дня рождения, давайте вспомним… Полина Жемчужина, урожденная Перл Семеновна Карповская родилась 27 февраля 1897г. на ст. Пологи Александровского уезда Екатеринославской (Днепропетровской) губернии в еврейской семье портного. С 1910г. работала папиросницей на табачной фабрике в Екатеринославе, в 1917г.- кассиром в аптеке. В 1918г. сестры ее эмигрировали в британскую Палестину (нынешний Израиль), еще в начале века в США эмигрировал старший брат, ставший там капиталистом, а вот Полина в том же 1918г. активно включилась в политическую борьбу, вступила в ВКП (б) и Красную Армию, стала политработником. В 1919г. была на подпольной работе в Киеве, затем едет в Харьков, где впервые получает документы на имя Полины Семеновны Жемчужиной (на идиш «перл» — жемчужина). Работает инструктором ЦК КП (б) Украины, заведующей женским отделом Запорожского райкома. В 1921г. едет в Москву на Международный конгресс женщин, где тяжело заболевает и попадает в больницу, и Вячеслав Молотов, как один из организаторов конгресса, решает навестить заболевшую делегатку. Потом приходил еще, и после выздоровления Полина на Украину уже не возвращается и выходит за него замуж. Становится инструктором райкома в Москве, затем до 1927г. получает образование, а 8 мая 1926г. в семье Молотовых рождается дочь, которую, как и родившуюся 28 февраля дочь Сталина, называют Светланой. В 1927-1929гг. Жемчужина — секретарь парторганизации, в 1930-1932гг. — директор парфюмерной фабрики «Новая заря». А после смерти Н. Аллилуевой, близкой подругой которой была — яркая, сильная, умная и амбициозная, она, как жена Молотова, начинает уже претендовать на звание «главной леди» СССР. И ей это удается. Энергично устремляется к самостоятельной карьере и последовательно занимает высшие руководящие посты в Наркомате пищевой промышленности: 1936г.- начальник Главного управления парфюмерной промышленности, 1937г.- зам. наркома. С 19 января 1939г.- первая в СССР женщина-нарком, рыбной промышленности, а с марта 1939г.- кандидат в члены ЦК ВКП (б). Полина владела еще и идиш и покровительствовала Государственному еврейскому театру в Москве, часто посещая его постановки. Однако, гордая и независимая, порой излишне самостоятельная Жемчужина не всегда была осмотрительна в знакомствах и аккуратна в оценках и суждениях, что имело и определенные последствия. И заседание Политбюро 10 августа 1939г., рассматривая ее вопрос, постановляет: «Признать, что т. Жемчужина проявила неосмотрительность и неразборчивость в отношении своих связей, в силу чего в окружении т. Жемчужиной оказалось немало враждебных шпионских элементов. Предрешить освобождение т. Жемчужиной от поста Наркома рыбной промышленности». 24 октября ее освобождают, но с постановлением подыскать работу, переписку с сестрой она прекращает, и с 21 ноября — начальник Главка в наркомате легкой промышленности. А в феврале 1941г. выводится из состава кандидатов в члены ЦК. С началом войны, с 1942г. начинает работать в Еврейском Антифашистском Комитете, который был создан для того, чтобы организовать всемерную поддержку СССР со стороны евреев демократических стран, и 7 июля 1942г. Комитет выпускает свое первое воззвание к евреям всего мира. В ответ, в целом ряде стран, стали создаваться Комитеты помощи СССР, где собирались деньги, вещи, продукты, и в США, например, таким комитетом руководил А. Эйнштейн. Второй задачей АЕК была агитация — он создавался при Совинформбюро и служил орудием Советской пропаганды, и обе эти задачи Комитет в борьбе с фашизмом в годы войны достаточно успешно выполнил. Однако война заканчивалась, политики уже начинали думать о послевоенном устройстве мира, и на сцену все больше стала выходить Большая политика, веяния которой не миновали и руководителей АЕК, начавших поднимать уже совсем другие вопросы. И, в частности, вопрос: где бы компактно могли жить евреи. И так случилось, что резкие перепады в этой Большой политике через несколько лет катком прошлись и по экс-наркому Полине Жемчужиной — и вот почему. Еврейская автономная область для евреев-переселенцев, с целью их компактного проживания, была образована в СССР, на Дальнем Востоке еще 7 мая 1934г., с административным центром Биробиджан. Однако начинание это не слишком удалось, и если перед войной, в 1939г., там проживало максимальное число евреев — 17 695, что составляло 16,2% населения, то потом их количество стало неуклонно сокращаться (в 2002г. осталось всего 2327 человек — 1,2%), и вариант этот в послевоенном мире уже не рассматривался. А учитывая, что в Крыму хороший климат, Одесса с преобладанием еврейского населения недалека, а сам полуостров максимально близок к Палестине, руководство ЕАК: С. Михоэлс, И. Шефер, Ш. Эпштейн под влиянием своей поездки в 1943г. в США подготовило в феврале 1944г., когда Крым еще был занят немцами, письма Сталину и Молотову с предложением создать Еврейскую республику уже там. Причем не автономную в составе РСФСР, а уровня Союзной Еврейской ССР. Решение решили отложить до окончания войны, поскольку в 1945г. мы еще были союзниками по «Большой тройке», и Советскому Союзу было политически выгодно поддерживать рассмотрение идеи возможного создания в Крыму еврейского государства, куда бы могли приехать евреи со всего света, особенно из Европы, пострадавшие от фашизма. Чем Сталин хотел решить две задачи: успокоить на тот момент наших британских союзников, опасавшихся, что еврейское государство может быть создано в подконтрольной им по мандату 1920г. Палестине, с управлением которой они начинали испытывать все нарастающие трудности; и выяснить возможности и желание западно-еврейского капитала вложиться для восстановления разрушенного войной хозяйства СССР, если бы евреи обосновались в Крыму. И 14 марта 1945г., в день Катастрофы в Московской хоральной синагоге состоялось богослужение по погибшим во второй мировой войне евреям, собравшее большое число, как рядовых евреев, так известных еврейских представителей творческой интеллигенции, руководство АЕК. Была там и Жемчужина, которую все видели, что крайне негативно отразится на ее судьбе через три года. Во-первых, потому, что пребывание в любом храме ответственного партийного работника в те времена было практически несовместимым с членством в партии. А во-вторых, уже тогда начинала появляться, а позднее звучать все сильнее тема Холокоста — теория об одной особой нации, которая особо пострадала от фашизма, трактовка чего для Советского Союза, потерявшего в войне свыше 20 миллионов людей всех национальностей, и его руководства, всегда стоявшего на позициях интернационализма, было абсолютно неприемлемым. Противоречиво и стремительно стала меняться и политическая ситуация в послевоенном мире. Бывшие союзники все более отдалялись друг от друга, становясь политическими врагами, и уже была произнесена стратегически антисоветская речь Черчилля в Фултоне 5 марта 1946г., уже набирал обороты маховик «холодной войны», и к концу 1948г. практически было завершено формирование блока НАТО. Горячие события происходили и на Ближнем Востоке, и после войны на территории британской Палестины резко обострилось противостояние между населявшими ее арабами и евреями. Что постоянно вело как к вооруженным конфликтам между ними, так и сионистскому террору против британских войск, не будучи способными нормализовать которые, британцы были вынуждены заявить об отказе от мандата на подконтрольную территорию с передачей вопроса о Палестине на разрешение ООН. А руководство Советского Союза, Сталин, внимательно отслеживая происходящие там события, и видя, что Британия, ставшая уже нашим политическим противником, стремительно теряет свое влияние в Палестине, и предвидя возможность образования там еврейского государства (идея Крыма была уже напрочь забыта!), политической поддержкой СССР борьбы евреев Палестины против англичан хотели превратить это государство в проводника нашего влияния на Ближнем Востоке. Причем позиция СССР была такова: по возможности, поскольку обе нации тысячелетиями живут вместе, создать независимое двунациональное арабо-еврейское демократическое государство, а если договориться об этом не удастся, разделить Палестину на два демократических государства. Причем еврейское обязательно должно быть антисионистским, и создаваться только в интересах и для еврейского народа. Но столь же внимательно, и весьма специфично отслеживали те же события и руководители АЕК. Вследствие чего уже 16 октября 1946г. МГБ дало в ЦК докладную записку о националистических проявлениях некоторых руководящих работников ЕАК и предложило Комитет закрыть. А 26 марта 1948г. по линии ГБ СССР на имя Сталина поступила докладная министра В. Абакумова, где он сообщал, что «руководители АЕК являются активными националистами и, ориентируясь на американцев, проводят антисоветскую националистическую пропаганду», и тоже предлагал закрыть его деятельность. Еврейская интеллигенция все более подозревалась в прозападной ориентации, многие евреи восторженно восприняли образование Израиля с надеждами и желанием туда уехать, но Сталин считал, что предпринимать такие жесткие шаги в отношении АЕК преждевременно, и ждал решений ООН по Палестине. 29 ноября 1947г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию, согласно которой 15 мая 1948г. британские войска Палестину покидают, а на ее разделенной территории создаются еврейское и арабское государства. Но арабы такую Резолюцию принять отказались, и, еще не дожидаясь вступления ее в силу, чтобы упреждающе показать кто в «будущем доме хозяин», 9 апреля 1948г. евреи устроили резню в арабской деревне Дейр-Ясин. А за несколько часов до ухода англичан, и даже не дожидаясь его, 14 мая 1948г. образовали государство Израиль, при активном, заметим, на тот момент содействии СССР, первым установившим дипломатические отношения. И первым послом Израиля в СССР стала украинская еврейка Голда Меерсон (с 1956г. Меир). Которую во время посещения ею Московской хоральной синагоги восторженно встречали десятки тысяч евреев, а, став послом, стала устраивать приемы, где бывали руководители АЕК. Но ожидания Сталина и Советского руководства в отношении образования еврейского государства не оправдались, и, едва возникнув, оно повело себя далеко не так, как вести мыслилось. Ему, познавшему все ужасы войны, и во многом спасенному в ней благодаря Советскому Союзу и его народу. И буквально на следующий день была развязана война с арабами, в которой Израиль, воспользовавшись слабостью в их единстве и получив мощную поддержку от сионистских кругов США, к июлю 1949г. одержал победу. В эйфории, от которой США фактически превратили Израиль в зависимую от себя антисоветскую страну, на долгие годы ставшую их ближневосточным сателлитом, а отношение же Советского Союза к Израилю резко ухудшилось. С осени 1948г. в СССР началась борьба с космополитами, а 20 ноября 1948г. АЕК как Центр антисоветской пропаганды был распущен. Начались аресты его руководителей и активистов во главе с И. Шефером, которые обвинялись «в буржуазном национализме, космополитизме, служении американскому империализму, заговоре в стремлении создать в Крыму буржуазную еврейскую республику и отделиться от СССР». И в такой, резко изменившейся политической ситуации, Полине Семеновне правильнее бы было внести какие-то коррективы в линию поведения, лучше оценить происходящее, а она — гордая и независимая продолжала, подчеркнуто дружить с Голдой. На приеме в Кремле обратилась к ней, не говорившей по-русски, на идиш: «Я — еврейская дочь», устраивала в ее честь приемы, совместно прорабатывала уже политически вредную идею о Крымской Еврейской области. И, как итог, случилось неизбежное: в мае 1948г. Жемчужина была выведена в резерв Министерства легкой промышленности РСФСР, а в начале декабря 1948г. «за связь с международным сионизмом» (а она, в том числе, еще и переписывалась после войны со старшим братом — капиталистом, с которым в 1936г. встречалась во время поездки в США) была снята с работы. Начала вызываться на допросы по делу руководителей АЕК, и, чтобы не подводить мужа, подала на развод с ним, уйдя жить к сестре и брату: «Если это нужно для партии — значит разойдемся». Расставшись, сильно тосковала по дому, и лишь иногда вечерами, когда зять Алексей Никонов после своей работы в НКВД и доктором в МГИМО мог отвезти опальную тещу за город к молотовской правительственной даче, они с Молотовым вдвоем гуляли. А вскоре на Политбюро, где все проголосовали «за», а Молотов воздержался, хотя и с опровержением не выступил, полагая, что партийная дисциплина всегда должна быть выше личного, решился вопрос об ее аресте. И 29 января 1949г. Жемчужина была арестована по обвинению, что «на протяжении ряда лет находилась в преступной связи с еврейскими националистами», и около года провела в тюрьме. А 19 декабря Особым совещанием при МГБ СССР была приговорена к 5 годам ссылки в Кустанайскую область, что не могло не сказаться и на политическом благополучии самого Молотова, дальнейшее пребывание которого на посту министра иностранных дел было признано нецелесообразным. Время охлаждения в отношениях со Сталиным наступило, элементы политического недоверия вождя к своему многолетнему товарищу стали ощутимы, и на Пленуме после XIX съезде КПСС (октябрь 1952г.) подвергнут он был жесткой критике. Но наступил переломный для обоих 1953-й год. В январе Жемчужина была переведена в Москву и находилась в тюрьме, а когда туда стали проникать слухи о болезни Сталина, сильно переживала за Него. Смерть вождя тяжело воспринял и Молотов, и в день похорон 9 марта его выступление на трибуне Мавзолея было искренним, со скорбью и болью в голосе. А когда спускался, Хрущев и Маленков сухо поздравили его с совпавшим днем рождения, и спросили какой сделать подарок? Он коротко ответил «Верните Полину» и на следующий день она была освобождена. В Кабинете ее лично приветствовал Берия «Полина! Ты честная коммунистка», однако, в ответ она только спросила «Как Сталин?», и, узнав о его кончине, без чувств рухнула — была фанатичной его поклонницей. Потом привели в себя, дали немного отдохнуть и, как подарок на день рождения, отвезли на дачу Молотова. Все послесталинское руководство Жемчужина открыто презирала, а Хрущева за измену Сталину ненавидела. Никогда не говорила о тюрьме, о ссылке: «Вы ничего не понимаете в Сталине и Его времени. Если бы вы знали, как ему трудно было сидеть в его кресле». Она стояла на Его стороне, даже когда покончила с собой Н. Аллилуева: «Как она могла оставить Его в такое трудное время!» Мелко крошила чеснок в борщ: «Так всегда ел Сталин», а Светлане Аллилуевой как-то сказала: «Твой отец был гений. Он уничтожил в нашей стране пятую колонну, и, когда началась война, партия и народ были едины. Теперь нет больше революционного духа, везде оппортунизм». Все, что происходило с Молотовым после 1956г., сильно переживала, и цена этих переживаний: 3 инфаркта и операция на сердце. С 1961г., когда опальный пенсионер Молотов окончательно ушел в политическое небытие, они вдвоем тихо доживали свой век на даче в Жуковке. Причем, на ее, в основном, в 250 р. пенсию, которую она себе выбила: «Если его не уважаете, то я все-таки была наркомом и членом ЦК!» Вячеслав и Полина всю жизнь очень любили друг друга, и Жемчужина создала Молотову прекрасный домашний уют, была стержнем семьи, душой дома. Они никогда не ругались и не повышали голоса, он лишь иногда говорил: «Поленька, мы с тобой спорили, я был не прав». Жемчужина была сильная, властная, справедливая, целеустремленная, гордая, независимая. И внешне — настоящая леди: статная, величественная, красивая. Очень добрая и заботливая. Прекрасная жена, замечательная мать и бабушка-воспитательница внучек Ларисы и Любы, и внука Вячеслава. К ней толпами шли люди, даже при опале Молотова, при Хрущеве — и она всем помогала, например детским домам. Оставалась такой же величественной и сильной она и в последние свои часы, и перед смертью попросила сделать ей маникюр — Жемчужина просто не могла позволить себе не быть красивой!.. И звала, звала своего Вячеслава… Ее смерть от рака 1 мая 1970г. — стала для него тяжелейшим ударом. Жемчужину хоронила партийная организация фабрики, где она состояла на партийном учете и куда, безгранично преданной партии и искренне верящей в коммунистическую идею, из последних сил до последних дней ходила на собрания. А на траурном митинге — первый и последний раз после ухода на пенсию выступил Вячеслав Михайлович. Похоронена Полина Семеновна на территории Новодевичьего монастыря, а Молотов еще почти на полтора десятка лет оставался фактически один. Доживал свой век одинокого пожилого пенсионера, но всегда говорил: «Мне выпало большое счастье, что Полина была моей женой. Красивая, умная, а главное — настоящий большевик, настоящий советский человек. Она пострадала в трудное время, но все понимала, и не только не ругала Сталина, а слушать не хотела, когда его ругали, ибо тот, кто очерняет Сталина, будет со временем отброшен». И в своей компании всегда поднимал тост: «За товарища Сталина, за Полину, за Коммунизм!» Когда же, в ноябре 1986г., умирал сам, то, приняв старшую внучку за свою Полину, все звал ее: «Поля, Поля, Поля…» Такой она была — Жемчужина Полина Семеновна. Величественная, гордая и красивая женщина. Первый и единственный нарком СССР — женщина. Безусловно, дочь своего народа, еврейского народа, и в какие-то периоды ее насыщенного жизненного пути голос крови напоминал о себе, звал ее, но — всегда и, прежде всего! — была настоящим Коммунистом и глубоко Советским человеком, и такой и вошла в историю. Дочь Светлана стала доктором исторических наук, ст. научным сотрудником Института всеобщей истории, и в 1989г. скончалась, а внук Вячеслав Никонов (1956г.р.), тоже став доктором исторических наук, стал затем депутатом Государственной Думы I, VI и VII созывов, возглавляет в ней Комитет по образованию, и, как видный политолог, почти не сходит с экрана. Чего бабушке с дедом тогда и не снилось…

ГЕННАДИЙ ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!