ПОДЛИННЫЙ ФЛАГ РОССИИ

admin Газета, Статьи из газеты №32 (2017)


В период существования Советского государства Тунис, равно как и другие страны Магриба и Ближнего Востока был недоступен для широкого посещения нашими соотечественниками.

Но в начале 1990-х годов на берега Средиземноморья пока еще робко потянулись наши туристы. Многие с удивлением узнали о том, что Тунис и прилегающие к Древнему Карфагену территории на протяжении долгих лет стали прибежищем для покинувших свою родину эмигрантов.

В период Гражданской войны, после прорыва укреплений Перекопа, части Красной армии неудержимым потоком хлынули на территорию Крыма.

Началась срочная эвакуация воинских соединений Белой армии и многочисленных мирных беженцев со всей России. Многие не смогли отплыть с судами Российского флота и погибли в пожаре гражданской войны, а о судьбе эмигрантских семей в нашей стране говорить было не принято. Первоначально лагеря русских беженцев базировались в городке Галлиполи, вблизи столь желанной для русских императоров столицы Византийской империи -Константинополя. Отсюда началось расселение эмигрантов по всему миру.

Часть черноморской эскадры в составе 33 вымпелов — прибыла в находящийся тогда под протекторатом Франции тунисский порт Бизерта. Пять с половиной тысяч человек поначалу остались жить на кораблях, надеясь на скорое изменение политического положения в России. Но постепенно жизнь брала свое. Кто-то уехал искать счастье в европейские страны ( в основном во Францию), но большинство стало обустраиваться на Африканском берегу.

В прошлом состоятельные люди, приобретшие свое имущество многовековой службой Отечеству, остались, как правило, без средств к существованию. Снимая недорогое жилье,»углы»в чужих домах, они самоотверженно преодолевали все выпавшие на их долю невзгоды.

Моряки брались за любую работу, а их жены нанимались в гувернантки, преподавали музыку, танцы, иностранные языки. Среди местного населения до сих пор ходят рассказы о вкусных булочках, выпекавшихся открывшими свою пекарню русскими эмигрантками. Для обучения детей был создан Морской корпус.

Организацией новой жизни занялся также Приходской Совет, решавший самые различные вопросы. Создаются два церковных хора — мужской и смешанный. Военно-морской префект контр-адмирал Эксельман делал все возможное для того, чтобы помочь колонистам.

Но в 1924 году Франция начинает переговоры о признании СССР и о судьбе боевой эскадры в Бизерте. В Союзе боялись, что корабли эскадры еще достаточно прочны и представляют реальную военную силу. Но главная опасность усматривалась в существовании территории, представляющей собой частицу Российской империи. В состав комиссии по обследованию судов вошел бывший командующий морскими силами республики Евгений Андреевич Беренс, — георгиевский кавалер, прославившийся в знаменитой битве крейсера «Варяг» близ Чемульпо.

Его родной брат, — Михаил Андреевич, который командовал эсминцем «Новик» и 18 августа 1915 года преградил путь немецким кораблям, в это время также оказался изгнанником в Бизерте. Перед самым прибытием комиссии он демонстративно покинул город. Родные братья так никогда больше и не встретились…

Сразу же после признания Францией Советской власти — 28 октября 1924 года, уже на следующий же день — 29 октября 1924 года командующий эскадрой М. А. Беренс вынужден был отдать приказ по эскадре о спуске андреевских стягов, что и произошло в 17 часов 25 минут. Тем самым, эскадра прекратила свое существование, а многие корабли, признанные устаревшими пошли на слом в портах Южной Африки или были отведены в Марсель.

В Бизерте нам удалось встретиться с представительницей первой волны эмиграции, дочерью военно-морского офицера (родившегося в Царском Селе)-Анастасией Александровной Ширинской (Манштейн). В Бизерте, с послевоенного периода за ней закрепился почетный титул — Анастасия де Бизерта.

Хозяйка дома — в постоянной работе: то надо посетить православное кладбище и поработать на могилах, то продолжить нелегкий писательский труд, то принять очередную делегацию. Не растерялась и перед дальней дорогой. Вернулась все-таки в Россию!

Побывала и в Петербурге и в своем имении в Лисичанске. (Кто знал тогда, 20 лет назад, что война снова придет в ее дом! Что снова, как и прежде, пойдет «брат на брата»!). Живя в Тунисе, ни за что не захотела получать местный паспорт. Добилась того, что ей вручен был российский! Сохраняя десятилетиями Андреевские стяги, решила однозначно — «мне необходимо отдать эти реликвии вашей экспедиции, ведь я знаю. что в России найдутся люди, которым они помогут возрождать Державу! которым они будут дороги…В столице- городе Тунисе, где на улице Либерте расположено с 1986 года новое здание «Российского центра науки и культуры» участники экспедиции рассказали о своей работе по ее подготовке. выразили искреннюю признательность послу России в Тунисе, всему дипломатическому корпусу, оказавшему большую и неоценимую помощь в осуществлении целей и задач экспедиции. Участник экспедиции академик В. М. Ахутин, передал в дар настоятелю храма Воскресения Христова в Тунисе отцу Дмитрию лаковый ларец с землей, освященной им в соборе Севастополя на могилах выдающихся российских флотоводцев. Вспоминая обстоятельства спуска флагов в 1924 году, Анастасия Ширинская рассказала о фразе, произнесенной тогда Николаем Остицким: «Слышишь ли ты нас, Петр Великий! Мы не посрамили нашего оружия. — Придет время, и Андреевские стяги вновь взовьются над кораблями Российского флота!» Священная связь времен…

Именно страны бассейна Средиземного моря дали нашей планете греко-римскую цивилизацию, которая через Византию стала основанием Руси! Проконсульская Африка — место проповеди Киприана Карфагенского — богослова 3 века нашей эры. Родившись в Карфагене, он, как и многие христиане того времени, потерпел гонения римского императора Деция. Его произведения полны жалости и, в тоже время беспощадности к тем, кто предав Христа, вновь заявил о своей приверженности Ему, как только опасность миновала. Свою веру он доказал мученической смертью в Карфагене. Другой выдающийся апологет христианства — Святой Августин, живший в 4-5 веках, сначала учился, а затем преподавал в Карфагене. Он писал о том, что человек, попадая в испытание, должен верить «в Непреложную Божественную Справедливость».

Готовность к жертвенности пронизывает сквозь века судьбы русских эмигрантов 20 века. И все это происходит здесь же, — ведь Карфаген расположен между городом Тунис и Бизертой — византийский Гиппо-Диарит! Русские вообще в этих местах не впервые. Византийские императоры посылали русские отряды для защиты владений империи и в Карфаген. В 20 веке эмигранты собрали на сооружение в этих местах православного храма фамильные драгоценности.

И храм был построен и освящен в честь Святого Александра Невского — покровителя Санкт-Петербурга и всей России. Небольшой уютный храм с пятью куполами, выбеленный и светящийся в солнечном свете, был возведен в 1937 году. Одноярусный иконостас — традиционный для зарубежных церквей, в которых использовались готовые иконостасы кораблей с изображениями по обеим сторонам от Царских врат Иисуса Христа и Богородицы. В отдельных киотах — справа Александр Невский на фоне необычного для нашего глаза тунисского пейзажа, а слева-князь Владимир в традиционном для Киевской Руси одеянии. В верхней части иконостаса невиданная икона Тайной вечери, как бы светящаяся изнутри лучезарным светом. Оглянувшись мы поразились еще более. Над входом. изображение рая! Как напоминание о том, что не все пропало, что есть надежда на спасение. Слева — Авраам с праведниками. Справа — апостол Петр с ключами, открывающими врата рая. И в центре — Христос. Справа от входа — мраморная доска с перечислением пришедших в Бизерту кораблей. Если вначале вы стремитесь как можно быстрее попасть в храм и не замечаете надписи, полукругом расположенной над входом, то на выходе из храма она подводит итог вашим размышлениям: «БЛАЖЕННЫ ИЗГНАННЫЕ ПРАВДЫ РАДИ ИБО ИХ ЕСТЬ ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ»! Если смотреть от входа на иконостас, то слева находился флаг с корабля «Георгий Победоносец»- флагмана русской эскадры. Именно этот флаг и был торжественно передан нам Анастасией де Бизерта в здании «Российского центра науки и культуры в городе Тунисе! Другой, больший по размерам, сложенный несколько раз сейчас помню в выдвигающемся ящике просторного резного старинного комода. Она выдвинула ящик, и я увидел белое полотнище с синей полосой, которое было свидетелем ушедшей эпохи! Это полотнище было сшито руками русских дворянок — эмигранток в качестве «Ката-петасмы» — алтарной завесы храма.

Сертификат на стяги был составлен в подвальном (и прохладном, что немаловажно для жаркой страны), помещении столичного храма. Там мы сели за старинный стол, покрытый узорчатой скатерью и составили текст сертификата, приложив хранящиеся в прочном ларце из металла исторические печати. Храм Воскресения Христова в Тунисе построен позже, того что в Бизерте — в 1956 году. Строился он три года. Архитектор храма М. Ф. Козьмин не дождался завершения строительства и уехал в Париж, где его ждали другие заказы на строительство. В 1996 году ему шел уже 100- й год! Настоятелю храма отцу Дмитрию храм напоминает Георгиевский собор в Великом Новгороде. В просторном алтарном помещении за иконостасом отец Дмитрий показал мне, пожалуй, главную реликвию — напрестольный крест с частицей мощей Святого Киприана. Я приложился к кресту и был благословлен на успешное завершение экспедиции.

Интересно, что сейчас храм оказался не на окраине, как в 1956 году, а в самом центре города. После провозглашения независимости Туниса от протектората Франции прихожане стали постепенно разъезжаться. С 1962 года по 1992 год богослужения в храме совсем не совершались. Поскольку для верующих положение оказалось безвыходным, собравшаяся община в количестве 37 человек решила обратиться к патриарху Московскому и Всея Руси Алексию Второму с просьбой взять их под свою юрисдикцию.

Ответа пришлось ждать два года, пока 3 июня 1992 года с трапа самолета в тунисском аэропорту не сошел присланный Синодом русской православной церкви отец Дмитрий (Нецветаев). С этого момента для русской общины в Тунисе началась новая жизнь.

Замыкая круг времен необходимо отметить, что акция возвращения Андреевских стягов на родную землю носит не только фактический, зримый, но и символический, незримый характер-собирание отвергнутых людей ради совместного с ними покаяния и спасения России!

Особенностью переданного экспедиции флага является то, что находился он с самого начала не среди личных вещей эмигрантов. Известно, что многие общественно значимые символы вывозили как самое дорогое на свете, среди фотографий и семейных реликвий, среди скудного эмигрантского багажа. Некоторые из них вернулись на родину потомками беженцев.

Здесь же мы имеем дело с совершенно иным явлением!

Флаг РАЗВЕВАЛСЯ НА ДЕЙСТВУЮЩЕЙ БОЕВОЙ ЕДИНИЦЕЙ ИМПЕРИИ! Корабль, тем более боевой и военный является неотъемлемой частью государства! А затем хранился у алтаря храма, как центра не только сугубо религиозного, но и идеологического притяжения всех русских изгнанников.

Таким образом, целью экспедиции являлось передача флага, как ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕЛИКВИИ от одного государства с названием «РОССИЯ» другому государству с тем же названием — «РОССИЯ»!

И если большое полотнище было передано в Центральный Военно-Морской Музей сразу же после прибытия экспедиции в 1996 году, то флаг ждал своего часа еще три года.

За это время решался вопрос о его дальнейшем размещении. В своей речи, произнесенной в г. Сус, обращенной к президенту Туниса и всем, кто помог нам в осуществлении экспедиции, я говорил о необходимости поместить флаг с корабля «Георгий Победоносец» на новейшем флагманском корабле «Петр Великий»! УДИВЛЯЕТ ТО ОБСТОЯТЕЛЬСТВО, ЧТО ВО ВРЕМЯ ОСОБО ЗНАЧИМОГО ПРАЗДНОВАНИЯ ДНЯ ВОЕННО — МОРСКОГО ФЛОТА В ИЮЛЕ 2017 ГОДУ НИ КОМУ ИЗ РУКОВОДСТВА НЕ ПРИШЛО В ГОЛОВУ ДОСТАВИТЬ АНДРЕЕВСКИЙ ФЛАГ, ПРИВЕЗЕННЫЙ В НАШ ГОРОД В ИЮЛЕ 1996 ГОДА НА КОРАБЛЬ «ПЕТР ВЕЛИКИЙ»! О ЧЕМ ГОВОРИЛОСЬ ЕЩЕ 20 ЛЕТ НАЗАД!

Но тогда оказалось, что строительство корабля еще не было завершено. Поэтому пришлось менять планы. К тому же, постоянно находясь на военном корабле реликвия нашего государства навряд ли могла стать доступна для почитания широких масс населения. Это противоречило бы и тексту договора, в соответствии с которым реликвии должны быть объектами достойного поклонения. Если флаг, переданный в Военно-морской музей оказался недоступным для осмотра и даже членам экспедиции, доставившей реликвию, было запрещено его видеть, ( мне удалось впервые увидеть стяг только через 20 лет, после передачи его в музей!), то другая реликвия, волею судеб, была помещена в том месте, которое теперь доступно миллионам! Мне ставят в упрек, что Военно-морскому музею был поднесен только один стяг. Но, никакого участия музей в экспедиции не принимал и никаких особых прав не имеет. Действительно, один стяг развевался именно над тем кораблем, с борта которого в это время бросил в море именное оружие адмирал Колчак! — Это Государственный Флаг! Но и тот, который сшили своими собственными руками жены морских офицеров, поливая своими слезами эту Священную «Ката-петасму» имеет великую духовную и, даже мистическую силу. Эта намоленная святыня, была передана музею не для того, чтобы ее сравнивали с другой святыней, взвешивая значение той и другой, а бережно хранили и с гордостью показывали экскурсантам, воспитывая будущих защитников нашей страны! Флаг с корабля Георгий Победоносец первоначально предполагалось поместить в Андреевский Собор. Мною была даже опубликована статья, в которой говорилось о возможном помещении флага в Андреевский Собор,- одну их старейших церквей в городе. Но, наряду с этим, предполагалось также и то, что флаг может быть отправлен в Москву и передан в руки Президента России Б. Н. Ельцина для помещения в Андреевском зале Московского Кремля или в Храме Христа Спасителя…При личной встрече с А. А. Собчаком, я утвердился в мнении о том, что привезенные реликвии должны остаться в нашем городе.

Будучи всю свою жизнь связанным с Казанским Собором, куда после окончания ЛГУ был зачислен научным сотрудником, я не мог предпочесть ему какое-то другое, хотя бы и самое достойное место. Поэтому было решено передать Андреевский флаг в Казанский Собор Санкт-Петербурга! Хотя сам по себе флаг, по мнению некоторых людей не может быть объектом церковного поклонения, а только поклонения как морского символа, тем не менее, изображенный на полотнище крест, хотя и скошенный, — есть все же КРЕСТ, освященный гибелью Первозванного Святого! А следовательно, мы можем в равной степени поклоняться любому кресту, независимо от того где и в каком материале он создан. В камне, дереве, золоте, серебре, бумаги, ткани и т. д. Ведь был же он предметом поклонения эмигрантов! Разве не отобразился Священный Образ на материале в руках Вероники?! Разве не стал он великой святыней?! И вот свершилось то, о чем грезили потерянные, отчаявшиеся в справедливости судьбы изгнанники на протяжении многих лет!

С благословения Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира 8 декабря 1999 года. Андреевский Флаг был помешен в Казанский Собор «на вечное хранения для вечного поклонения»! Судьбе было угодно, что именно после этого события,

с 14 декабря 1999 года Казанский Собор окончательно передается Русской Православной Церкви. А 31-го декабря 1999 года становится Санкт-Петербургским Кафедральным Казанским Собором! Таким образом, из храма Святого Александра Невского к алтарю которого прибегали находящиеся в изгнании странники, Андреевский стяг был перенесен в Казанский Собор, откуда совершался и совершается ежегодный Крестный ход в мощам, находящимся в Александро — Невской Лавре. Принято считать, что Андреевский флаг-это символ, относящийся только к флоту и морякам. Но ведь Андрей Первозванный является покровителем всей России. Всех мест, которые он посетил и которые впоследствии, спустя столетия приняли христианство. Принимая христианство, Россия согласилась и на то историческое наследие, которое пришло с новой религией из Византии, включая элементы и дохристианского историко-культурного наследия. Несмотря не межгосударственные противоречия, мы видим еще до принятия христианства участие наших боевых кораблей и их экипажей в войнах, которые вела Византия. Русские дружинники, хотя и воевали с самой Византией, все же способствовали сохранению империи, плоть до татаро-монгольского нашествия. Наши воины шли вместе с войсками византийских полководцев по всем провинциям Средиземноморья, включая не только Ближний Восток, но и Африку и, даже Италию. Таким образом, появление в 18 веке российских эскадр в районе Корфу и в других частях Средиземного моря являлось лишь модифицированным повторением тех маршрутов, которые были проложены в прежние времена. Екатерина Великая воспринимала себя как Северная Семирамида и Северная Зенобия, восставшая против ненавистного Аврелиана.

Это был период «женского правления» в Европе, когда правительницы стремились подобрать оправдывающие их самовластие примеры из древнейшей истории. Уподобляя себя Зенобии, Екатерина называет Петербург Северной Пальмирой! Само понятие Пальмира в период Просвещенного абсолютизма, рассматривается как прообраз райского сада — Вертограда! Естественно поэтому, что сад появляется в Зимнем дворце, как свидетельство блаженства империи под скипетром великой императрицы! Именно поэтому, в 2016 году мы выступили с инициативой установить и с Пальмирой «Южной» дружеские, побратимские отношения! Ведь ранее, задолго до этого, «Союз хранителей Петербурга» предложил установить побратимские (либо какие-либо другие дружественные) отношения с Бизертой! Были отправлены письма, обосновывающие это предложение, в том числе и главе МИДа Российской Федерации! И это пожелание осуществилось!

В заключение, необходимо отметить, что еще в 18 веке, сама превратившись в империю, Россия должна была, по своему новому положению, контролировать прилегающие районы мирового океана. Принимая систему сложившихся ценностей, общественное сознание было настроено на поддержку братских по вере народов Балканского полуострова, святынь Палестины и сохраняющихся материальных свидетельств древних цивилизаций Ближнего Востока. Римско-Католическая церковь гораздо раньше России обратила внимание европейских монархов на состояние Святых мест на Ближнем Востоке и не стесняясь, и не спрашивая никого организовывала туда Крестовые походы.

Поэтому современные противоречия в этом регионе имеют очень давнюю историю. Фактически, борьба за влияние здесь особенно разгорелась в ХХ веке. Ведь в 19 веке Россия становится преемницей не только захваченной монголами территории, но и Византийского наследия.

 

МИРОНЕНКО ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ историк, политолог.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!