Почему государство так заботливо увеличивает армию инвалидов?!

admin Газета, Статьи из газеты №32 (2017)

Я, нередко оценивая состояние медицины сегодня, сравниваю с медициной, которая у нас сбыла в 70-х и 80-х годах. Та медицина была отлажена практически и теоретически. Хорошо развивалась практика и наука. Поэтому когда ставился вопрос диагностики лечения пациента то, прежде всего, учитывались интересы больного. В первую очередь, все делалось для того, чтобы больной получил качественное лечение, независимо от его длительности. Качество лечения было на первом месте. Мы старались все сделать для пациента, чтобы он вылечился и был уверен в том, что доктора приложат все силы для сохранения его здоровья. При необходимости подключали реабилитацию и реадаптацию. Правда, последнее проводилось в разных местах по-разному. Но это прежде все связано было с оснащенностью больниц и добросовестности медиков. Но на первом месте у нас всегда стояло желание помочь больному, восстановить здоровье полностью, с последующей санаторно-профилактическим курсом. Причем это было само собой разумеющейся, и почти любой пациент при желании после лечения мог получить путевку в лечебно-профилактический санаторий или как минимум, при необходимости, направлен в поликлинику для продолжения лечения в кабинете лечебной физкультуры. И лекарства, рекомендуемые пациенту врачом больницы, всегда были бесплатны. Конечно, в социалистической медицине было достаточно много преимуществ, пока не стала капиталистической. Наверное, какие-то льготы для пациентов есть и сегодня у нас, мне они неизвестны. Я мечтаю, если мне удастся развить свою медицину, сделать ее такой, какой она должна быть, то пациенты стесненные возможностях получить все необходимое для хорошего лечения после выписки из больницы, должны иметь все возможное для дальнейшей поддержки развития своего здоровья. Итак, я веду прием, подглядываю в окно, там солнце и на редкость хорошая погода и вслух развиваю тему, которую планировал для статьи. Пациентка, с которой я работаю на столе говорит мне: «Доктор, хотите, я расскажу свою историю?» Я не сразу отвлекся от своих мыслей: «Какую историю вы хотели мне рассказать? – спросил я» Пациентка помолчала и затем: «Ну, на всяком случае не такая оптимистичная и веселая, как у вас». «Судя по вашему тазобедренному суставу, который вам поменяли год назад, наверное, будет не очень веселая, — ответил я, но, я готов выслушать». Пациентка, полуобернувшись ко мне лицом, медленно и внятно стала рассказывать: «Чуть больше полгода назад меня угораздило обратиться в больницу. Периодически беспокоили слабые боли в тазобедренном суставе. Травматолог порекомендовал мне пройти курс лечения у местного мануала». «У мануального терапевта, — уточнил я». Пациентка возразила: «Вот именно у мануала. После осмотра, этот крупный «специалист», сообщил мне, что у меня укорочена правая нога. Я не согласилась. Я занималась спортом, бегала, тренировалась и моя нога была нормальной.

«Специалист» взял меня крепко за ногу, ее вывернул с хрустом, затем три раза сильно дернул. В суставе появилась боль. Я сказал об этом специалисту. Он меня успокоил. Три дня у вас сустав поболит, повысится температура, потом все пройдет и будет хорошо. Но нога продолжала болеть. Через несколько недель травматолог мне сделал снимок и заявил: «ваш тазобедренный сустав разрушен и его надо менять. Мы вас будем готовить к операции. Другого выхода у вас нет». Нога продолжала сильно болеть, и я согласилась. После операции вроде все зажило, но нога в коленом суставе
стал прогибаться вовнутрь и болеть. Доктор успокоил меня, сказал, что все восстановится и с ногой все будет нормально. Но колено продолжало уходить вовнутрь, боли усиливались, а на мои просьбы, что-нибудь сделать, чтобы я могла нормально ходить, доктор ответил: «мы сделали все что смогли». И меня выписали из больницы. Мануал исчез, обратилась в поликлинику. Там ничего утешительного мне не сказали. Тогда я сама обратилась к специалистам по протезированию. Мне рекомендовали корсет на колено, которым я решил воспользоваться уже в клинике. Боли уменьшились, ходить стало легче, но нога стала короче, я стала хромать. По рекомендации специалистов клинки корсет на колено приспособили, улучшили, ходить стало легче, но нога осталась искривленной. Что вы можете мне порекомендовать, доктор? После того как изучил тщательно ее ситуацию, я заключил: «к сожалению после операции таз оказался перекошенным. Он пошел в сторону, а за ним коленный сустав. Поэтому, мы попробуем скорректировать кости таза, мышцы, связки и улучшить функцию сухожильно-мышечного корсета коленного сустава, а также тазобедренного протеза и сухожильно-мышечный комплекс тазовых костей. Но это конечно большая работа, но кое-что сделать можно». Понимая сложность поставленной задачи, мы приступили к делу. По крайней мере, на начальном этапе пациентка стала лучше ходит, но корсет коленного сустава можно будет усовершенствовать. Что из этого получиться честно, сказать трудно, но помочь пациентке можно.

Пока я объяснял пожилой пациентке ситуацию, соседка по палате, лежащая на другом столе обратилась ко мне: «Александр Иванович, что будем со мной делать? У меня в левом тазобедренном суставе коксартроз запущенный и артроза-артрит правого коленного сустава. И все это после автомобильной катастрофы. И еще у меня аритмия и болит периодически сердце, повышена артериальное давление до 200 м.р.с. периодически». «Вы еще забыли добавить разрыв крестообразных связок в коленном суставе, — сказал я». Но ваше преимущество в том, что, несмотря на автомобильную аварию у вас все на месте в целости и сохранности. Конечно, есть разрывы связок, мышц в некоторых местах. Угол сгибания обоих коленных суставов ограничен и при разработке они болят. Но я расскажу вам один случай, который может укрепить вашу надежду в полном восстановлении крестообразных связок колена и части нарушенных и частично надорванных мышц.

Случай это интересен тем, что у одной из моих пациенток заболел коленный сустав. Она стала хромать. Решив воспользоваться одним из народных способов лечения боли в коленном суставе, где-то в кладовке она нашла яблочный уксус двухлетней давности, валявшийся в пыли под дровами. Не спросив у меня разрешение, она решила с применением этого так называемого лекарства, сделать себе компресс на колено. О чем она прочитала в одном из номеров журнала «Знахарь». Долго не думая, она взяла первую попавшую тряпку, намочила ее уксусом и перевязала свою колено. Этот древний уксус оказался очень токсичным. Через два дня колено распухло и сильно стало болеть. И тогда ее привезли к нам в клинику. Осмотрев коленный сустав, я обнаружил там сильнейший гнойный процесс, который к счастью, пробивался с колена под кожу, а затем наружу. Если бы гнойный процесс пошел бы вовнутрь сустава, то ситуация была бы на много сложнее. Поэтому, естественно, вместе прорыва гноя я поставил выпускники – полоски марли и полоска от резиновой медицинской перчатки. Провел их по возможности глубже под кожу и сверху положил повязку с травами, красным вином и слабой концентрацией соли (мой рецепт). На третьей день по выпускникам в стеклянную баночку вытекло почти 200 грамм гноя. Опухоль стала опадать. Но в трех местах пробились четкие гнойники. С помощью пинцета и фурацилина отверстие были расширены, а выпускники были заменены чуть более широкими полозками. Еще через день, вытекло почти 400 грамм гноя.

Опухоль значительно уменьшилась, но из ран продолжалось периодически сочится гнойно — кровянистое отделяемое. Лечение было продолжено, и еще через неделю объем сустава значительно уменьшился, боли стихли. Пациентка смогла ступать на ногу, передвигаться с помощью костыля. Я предупредил ее, что весь полученный гной, ( в общей сложности это было почти 600—700 грамм) – это крестообразные, частично разрушенные внутреннее связки, часть сухожилий и мышц.

Поэтому следующий этап состоял в сохранении структуры колена и поддержки противовоспалительных мероприятий. Еще через неделю раны зажили, боли в колене уменьшились ненадолго, а вот движения стали резко болезненными. Я предупредил, что разрушенные связки, мышцы, возможно, частично кости, теперь будут восстанавливаться. Структура коленного сустава осталось целой в программе головного мозга. Поэтому нужна ранняя разработка сустава. Она будет болезненной. Но это необходимо делать. Потому что восстановление функции и движений через центральную нервную систему заложено в программе, в которой записана и сохранена вся целостная структура разрушенного колена. Поэтому колена будет полностью восстановлена, а дама сможет успешно пользоваться своей конечностью.

Это случай интересен тем, что если бы эта дама с этим коленом сходила бы в обычную районную больницу, но в лучшем случае нога превратилась бы в несгибаемую палку с заросшим коленом, в худшем – ей отрезали бы ногу выше колена, чтобы гнойный процесс не пошел дальше. Исходя из современной тактики, это считалось бы правильным решением вопроса. А дама сегодня исправно водит машину и забыла о своей проблеме. Потому что при правильном ведении лечебного процесса, у нее полностью восстановилась вся структура коленного сустава. И она у нас была не первой. Я как-то описал пациента по фамилии Рубий, который пришел к нам после автомобильной катастрофы с обездвиженной ногой, а травматологи сказали ему, скажи спасибо, что так закончилось, мог остаться вообще без ноги. Но к тому, что сделали коллеги к этому пациенту, мы добавили грамотную проработку пораженной конечности, плюс функционально физиологическую коррекцию пораженных тканей.

Читатели спросят, почему доктор Суханов описывает подробно случай из своей работы? Причины две. Первая: к сожалению, в наших больницах сегодня очень слабые реабилитационные технологии восстановления здоровых тканей, с последующей функционально восстановительной работой. Поэтому у нас большой процент ходят покалеченных и изувеченных людей; Вторая причина, это то, что наши власти постоянно режут финансирование новых или перспективных разработок восстановительной медицины, которую практически сократили по приказу «великого» министра – бухгалтера, которая сегодня возглавляет Счетную палату РФ. Единицы врачей восстановительной медицины просто сокращены. А профессорам и специалистам в этой области рекомендовано заниматься массажем и лечебной физкультурой вместо организации крупных и умных центров, занимающихся восстановительной медициной. Создание и развитие таких центров могло быть очень выгодным предприятием, которые могли бы вернуть в строй почти 80-90 % работоспособных и необходимых к обществу людей, вместо того, чтобы пополнять это общество тысячами инвалидов.

Можно привести интересный пример. В Париже имеется специальный Нантский университет восстановительной медицины. А напротив него большая площадь, которую называли Кастель, в честь молодой женщины реаниматолога, которая разбилась на этой площади в автомобильной аварии. У нее была более тридцати переломов и разрывов тканей. И уже на третий день к ней пришел профессор восстановительной медицины с двумя ассистентами, которые сделали ей внутривенное обезболивающее, точнее морфий, и начали процесс восстановления пострадавших тканей. В результате она не только выздоровела, но и продолжила работу в этом университете заведующем отдалением по реабилитации, реадаптации и восстановительной медицины. Попасть в этот университет на обучение и на работу не просто и стоит дорого. Обучение проводится от года до 2-3 лет, при этом требования очень строгие. Несдача одного экзамена ведет к отчислению из университета. Доктора ночами стоят в очереди для того, чтобы попасть на практику и обучение к опытным врачам. Такой университет сегодня нам жизненно необходим в России, но нашим властям он не нужен. Зато господином Медведевым свое время было выделено денег 18 миллиардов рублей на строительство 18 химфарм заводов, некоторые из которых уже сегодня производят вредные для человеческого здоровья препараты. Сегодня четко доказано, что химические препараты, производимые сегодня вот на таких вот заводах практически кроме вреда ничего не приносят. Более того, та основа, из которой готовятся замесы для изготовления химических препаратов, таблеток, сама по себе токсична и отрицательно действует на печень, почки. Некоторые препараты плохо действуют на легкие, сердечнососудистую систему. Как доказали, американские химики, работающие в таких заводах, уже в процессе изготовления, эти препараты токсичны и вредны для важнейших органов человека. Происходит угнетение функций многих клеток организма, особенно начиная с клеток антитоксического ряда. Обнаружены отрицательные действия химических препаратов на головной мозг и гипоталамус, то есть нарушается автоматическая регуляция гипоталамуса на различные функции организма. Поэтому, то лечение, которое, часто, предлагается в наших больницах и поликлиниках, а также за рубежом, таковым не является и противопоказано больным. Мало того, люди, часто теряют свое время, а болезни принимают хронические формы и прогрессируют. Не секрет, что количество злокачественных заболеваний сегодня резко увеличилось и на Западе и у нас. Диагностика этих заболеваний оставляют желать лучшего. Нам известно парадоксальные случая, когда больному проводили химиотерапию, при этом объясняли, что у пациента первая стадия заболевания. Процедура была платной. Ко мне обратились его родственники: «У нашего пациента довольно уже большие метастазы в области шеи, под мышкой, а проводимые сеансы пока результата не дали». Тогда я им объяснил, что когда есть такие метастазы, больному ставиться саркома, и эта не первая стадия заболевания, а четвертая. Родственники с таким же вопросом обратились к лечащему врачу. Тот ответил, да четвертая стадия заболевания. Родственница больного: «Так вы проводили сеансы химиотерапии, объясняя, что первая стадия заболевания в течение уже двух с лишним месяца». Доктор ничего не ответил по этому вопросу, помолчал, и больной через две недели скончался. Поэтому лечиться, сегодня нужно природными средствами, одновременно повышая функционально — физиологические возможности на природе и спортзале.

Чем производить вредные лекарственные препараты, необходимо получать натуральные лекарственные разработки, эффективно действующие, позволяющие восстанавливать здоровье больным в тяжелейших состояниях.

 

Приглашаем всех патриотов на собрание Альтернативного Русского Социалистического Движения РФ (АРСД РФ), которое будет проходить 24 сентября 2017 за гостиницей Россия, в зале Петровский, начало в 17:00. Напоминает, что мы ждем представителей «Русского Лада», «Славянского вече», «Партии коммунистов», «Русской социалистической партии», общественных организаций, которые должны участвовать в объединение патриотов Санкт-Петербурга и Москвы. В числе важных будут на собрании вопросы экономического и сельскохозяйственного подъема России; международная политика России в условиях западных санкций; совершенствование системы местного самоуправления и создания школы местного самоуправления.

 

Профессор А. И. Суханов

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!