По ним тоже танком прошлась война

admin Газета, Статьи из газеты №21 (2017)

(Из письма читательницы к президенту Путину В. В).

Здравствуйте Владимир Владимирович!

«Ежегодно Вы поздравляете меня с Великим праздником и желаете мне и моим боевым друзьям или «однополчанам»…Спасибо. Но я не воевала и даже не работала на благо Победы нашей любимой Родины. Мне было шесть лет, когда я стала круглой сиротой. Еще при жизни мамы я была ранена в ногу, а младший брат был контужен. Прожив какое-то время в детдоме, я заболела (дистрофия и гайморит), лежала без сознания. В апреле 1942 г., когда детдом стали эвакуировать, меня не хотели брать, говорили: «Она все равно умрет». Но я выжила. Очнулась в телячьем вагоне, Воспитательница сказала, что я с того света поднялась».Далее я пишу какой долгой и страшной была дорога и о жизни в Киргизии.«В поезде не было воды, ужасная жажда! Мы лизали потные стены вагона. Когда поезд начинали бомбить или обстреливать, нас вытаскивали из вагона, и мы тут же пили из луж , из болот. Старший брат черпал нам эту воду «про запас» в наши заржавевшие баночки, найденные на помойках. Конечно, дизентерия. У многих — кровавая. В таком состоянии нас привезли в село под Краснодар. Детей с кровавым поносом положили в изолятор, нас лечили. Прожили там недолго, крики: «Немцы под Краснодаром!». Вереницы машин. Усаживались по группам и тут же машины отходили. Остались 2 машины — для малышевской группы и для изоляторских. Меня, последнюю, не успели закинуть через борт, и я осталась без своей группы. Усадили с изоляторскими. Их было не узнать. Это были скелеты, но в их стеклянных глазах еще светился едва уловимый свет, то ли от бело, го солнца, то ли от угасающей жизни. Машина неслась с ужасающей тряской средь желтых полей. Голову нещадно пекло. Ехали долго, когда остановились, в машине из живых осталась одна я. Кровавый понос сделал свое кровавое дело. Дальше опять вагоны, опять без воды, без туалета. Грязь, духота. Наши части тела покрылись толстой корой, у меня одна нога и глаза, у многих руки др.Долгий бы путь: Дорога Жизни, поезда, машины, баржи — все позади. И вот она — Киргизия!

Владимир Владимирович, Вам Президент Киргизии однажды напомнил, что во время войны у них проживало много эвакуированных из Ленинграда. Но он не знает, как мы там жили. Хотите узнать? Привезли нас в Джеты-Огуз. Места живописные, и река! Но жизнь оказалась страшной. Дом под горой построен на могилах. Каждую ночь на гору выходили три покойника в белом и стояли с вытянутыми руками до утра. По ночам приходили черти и домовые. Не было света, даже коптюшки. Натерпелись же мы страху! Из Джеты-Огуза нас перевезли в село Сару ночью, до этого мы 2 дня не ели, не было продуктов. Воспитательница на ощупь уложила нас на кошмы и ушла. Уснуть не удалось. Полчища вшей, куда только они не забирались. Сколько там жили, не удавалось от них избавиться.

Вскоре не стала видеть братьев. Оказывается, старшего брата лет 11-12 выгнали из детдома за хулиганство, а младшего увезли в другой детдом. Старший брат однажды пришел, вызвал меня. То, что я увидела, без слез не могу вспоминать. На нем болтались какие-то грязные лохмотья, узкие клочья «ленточки», через которые было видно, что он без трусов, а была зима. Принес мне краюху хлеба, всю обглоданную и велел съесть при нем. В 48-м году появился младший брат, удрал из своего детдома. Прожив совсем недолго, сбежал, сказав: «У нас плохо, у вас еще хуже».Вши, гниды «бисером» лепились к волосам, трусам, майкам. Чесотка, не было мыла. Зимой в комнатах был собачий холод — бревна не разжигались. Не было: обуви, даже зимой, туалета, света, приходилось жить на ощупь или делали какой-нибудь фитилек. Часто не было хлеба, привозили из шелухи проса. Постоянная проблема с посудой и ложками. Голод, ходили по помойкам, подбирали все, что можно и что нельзя было есть. При мне одна девчонка съела блевотину от аксакала, которого вырвало урюком. Весной, когда подсыхал импровизированный туалет, небрезгливые девчонки выбирали оттуда пшенички и ели. С наступлением весны помогали травы: одуванчики, лопухи, верблюжьи колючки и др.Наш директор устраивал с нами «игру». Мы обычно сидели вдоль стены дома. Он выходил на свое крыльцо с яблоком и смачно его ел, когда оставался огрызок, выходил на середину двора, делал движение, как будто бросает огрызок вверх, мы соскакиваем со своих мест, но он дает команду: «Отставить!» и зорко следит, чтобы мы хорошо уселись. Затем бросает огрызок высоко-высоко в самое небо и кричит: «НА-ХАПЕ!». Мы бежим, спотыкаемся, падаем, но огрызок достается самому счастливому. И в этом детдоме тоже было очень страшно. По ночам в какой-нибудь группе кричали, значит, туда приходил черт или домовой. Но страшнее для нас было другое. Аксакалы съезжались по ночам на лошадях под наши окна. Кони топали, ржали, вставали на дыбы, Киргизы ужасно кричали, ударяли камчами о землю. Мы тряслись от страха, боялись, что они ворвутся в наши комнаты через, почти всегда разбитые окна, и кони затопчут нас. В такие ночи мы не ложились спать. Сгрудившись у порога вокруг воспитательницы, дрожа от страха и холода (стояли босиком), готовые куда-то бежать. Но куда? Об этих случаях мы говорил так: «Опять киргизы на нас напали» Не нападали в буквальном смысле, но это было ужасно страшно. Если бы я написала подробно, не уложилась бы в целый том. Так что Президент Кыргызстана ни о чем не знает. Кстати, мимо детдома гнали отары овец, но мы понимали — для фронта. Я, наивная, думала, что Президент прочтет мое письмо, но он даже не знал, что ему написала какая-то дура. В результате письмо попало в Администрацию Калининского района Петербурга. И началось! Позвонили из соц.отдела, спросили, что я хочу. Я ответила: «То, что я хочу, вы все равно мне не дадите, например: дачу или участок, квартиру». Я ни разу в своем городе не получала новую квартиру. Вначале, до похода льготной очереди, дали конуру без удобств, даже без кухни. Зимой в комнате температура опускалась до 12 — 14 градусов, а в прихожей, где была установлена газовая плита, которая почти не работала (потом заменили), температура доходила до 0 градусов, в лучшем случае до +4. Жить было невозможно. Написала В.Путину, после чего мне выделили 3 тысячи долларов, и выкарабкивайся из конуры как хочешь. Деньги дали не мне, в Промстройбанк…После долгих мучений, въехала в старую «хрущевку», где пришлось за свой счет менять всю старую сантехнику и даже трубы, которые заливали нижних соседей. Видимо, только такую жизнь я заслужила. Вот так поступают с нами местные чиновники, которым Президент Путин «присвоил» статус государственных служащих. Чиновники из Калининского района предложили мне материальную помощь, от которой я отказалась и напечатать мое письмо Путину в газету «Гражданка» (но это вообще абсурд) и дачу со всеми удобствами на сезон за 100 тысяч рублей ( аренда + мебель, газ, вода, электроэнергия)…. Дешево, да? Это по льготе. При этом они назвали меня заслуженным человеком, поэтому так дешево. Ближе к 9 Мая раздались звонки с приглашениями на концерты: в БКЗ, КЗ «У Финляндского» на Дворцовую площадь, а также на Радио. От всего отказалась. За что такие почести? Я их не заслужила. И медали,

которых у меня уже 15, тем более не заслужила. Я только выжила и все потеряла. Разве мои потери можно компенсировать такими почестями, как концерты? Хочется спросить гаранта Конституции: « Почему кто больше пережил, тот меньше имеет?». Мы, детдомовцы той поры, умеем только вкалывать и говорить правду (так нас учили). Уже в перестройку я навестила в Выборге свою воспитательницу, она мне сказала, что неправильно они нас воспитывали, я ей ответила, что от их воспитания нам очень трудно, мы не умеем жить. Мы живем хуже других, не переживших ужасы войны, У нас не было детства, трудная юность, тяжелая работа с 15 лет, надо было вечерами учиться.

Я писала о справедливости и взывала к этому гаранта Конституции, но в нашей, давно уже капиталистической стране, где наверху оказалось столько сволочей, которые обобрали страну, ее народ, никогда не будет справедливости. Но верещать умеют о том, что у нас все хорошо, будет еще лучше. Я никогда не забуду, когда всякие «Чубайсы» кричали: «Мы работаем, а вы заглядываете в наши карманы. Как они работают, мы знаем. А заглядываем в их карманы потому, что там лежат наши деньги. Когда я вижу сведения о декларациях чиновников, депутатов, олигархов, банкиров и монополистов, испытываю только удивления: Откуда?! Наши власти ничего сделать не могут. В течение многих лет газеты пишут, люди говорят о введении прогрессивного налога, налога на роскошь, об оффшорах и т.д., но власть не слышит или боится с ними связываться, кого, Чубайса? Прочитали бы мое письмо, узнали бы о моем благополучии, которое каждый год мне желают.

Каждый год, 9 мая, вновь меня и моих однополчан (?)поздравляют и желают благополучия. Это наши дорогие клерки, т.е. государственные служащие, дают такие сведения о шестилетних детях, которые «воевали»?! Сколько в стране обиженных людей, которые живут, вернее выживают. В.Г.Короленко писал: «Самая большая опасность для власти даже не бедный, а обиженный народ». Я понимаю, что Президенту не до пустяков, когда мир рушится, надо его спасать, но мы же тоже частица этого мира. Свое письмо Путину я закончила я так: Николай Рубцов: «Россия, Русь! Храни себя, храни!»

Студенкова Г. А.

P.S. Дети войны…Они не воевали, но и по ним танком прошлась война, разбросала по детским домам нашей огромной страны. Голод, холод, вши, смерть — они все это прошли вместе с взрослыми. Читаешь такие письма, и сердце сжимается. Война у них отняла детство. И как же они заслужили тепло и заботу от государства ! А вместо этого — вот такие подачки, обидные и унизительные. Да еще и формальное отношение, ляпсусы в обращении: «Вас и ваших однополчан». Интересно при составлении обращений, чиновники смотрят хотя бы на год рождения тех, кого поздравляют?

Много ли их осталось сегодня — детей войны? Неужели не хватает у государственных мужей совести и сердца, чтобы дети войны прожили остаток своих лет на этой земле без унижения, в хороших, теплых квартирах и не нуждались ни в чем? Они поднимали эту страну, отдавая ей свою жизнь и здоровье, не для того, чтобы видеть, как богатеют одни и нищенствуют другие. Они знали и помнят другую страну, пусть нищую и разоренную, и в которой тоже было всякое, но в ней не было такого равнодушия и несправедливости, как сейчас.

Светлана Жильцова.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!