Отверженные. Кто виноват?

dadmin Газета, Статьи из газеты №10 (2019)

 Ответа не будет. «Ни шагу назад»

  Каждый раз, когда сталкиваюсь с этим – сжимается сердце, ведь это же люди. Пусть отверженные, пусть никому не нужные, но жившие когда-то, все-таки, своей обычной жизнью, работавшие, учившиеся, рожавшие детей. И внутренне хочу им как-то помочь. И не только я. Конечно, не капитально, ну хоть как-то. К примеру, у станции метро, где я живу, под отдаленным навесом на остановке 2 года «жила» сильно опустившаяся одинокая женщина лет 45, с тремя котомками, в которых были ее «одежды». Как и чем питалась – не знаю.  Куда ходила в туалет – не знаю. То, что как-то мылась – подлежит сомнению.  И так круглый год «жила», сидела в уголке на скамеечке – к ней такой просто не рисковали подходить. Большей частью в состоянии полудремы, а когда просыпалась, что-то жевала, иногда курила.

Зная, где находится приют для бездомных, полтора года назад пытался помочь: нарисовал план, написал адрес, стал давать бумажку и 100 р. на проезд в метро, но нарвался на не очень «ласковое» восприятие. Ближе к зиме подошел к двум полицейским, дежурившим у метро, попросил, может можно ее как-то транспортировать в «ночлежку»? Но к ней, оказывается, они уже подходили – никуда она отсюда деваться не хочет и не собирается. Ближе к зиме уже этой, когда куда-то отошла, подложил котомку с одеяльцем, чтоб прикрывала ноги. И вот 2 месяца назад пропала. Ни ее, ни котомок. И я не могу отвязаться от мысли: а где она, что с ней – все-таки, человек. Забрали в приют?  Попала под авто?  Может, убили? И все это я к тому, что разве она одна такая? Да, полноте, в Петербурге таких примерно 60 тыс., 70% мужчины. И что, почему, как? Кто старается им, таким «отверженным» помочь?

На Тамбовской ул., 78В есть городской пункт учета, где помощь может быть оказана, но только тем, кто своими ногами еще может как-то найти и прийти. И, разумеется, в приемные часы, где после написания заявления дадут справку об удостоверении личности и направление в один из «домов ночного пребывания», коих в городе 13 на 279 мест. Или, быть может, дадут и адрес единственного на весь город приюта «Ночлежка»: Боровая ул., 112Б, действующего в рамках благотворительной организации с таким же названием с 1990г. Существует на муниципальные субсидии, средства католической благотворительной организации «Мальтийская служба помощи» и частные пожертвования. Под ее патронатом в пять самых холодных зимних месяцев появляются 5-7 отапливаемых палаток под красным флагом с мальтийским крестом. Этой зимой – на Васильевском острове, в Обухове, на площади Мужества, позднее на улицах Политехнической, Черниговской, Челиева и Девятого Января. Появляются, ибо на парадных сейчас кодовые замки и не попадешь ни в подвалы, ни на какие-то чердаки, из расселенных домов или заброшенных долгостроев полиция при очередном обходе бомжей выгоняет, и холод их, как в блокаду, просто тихо убивает, ибо до палаток этих надо еще дойти и их где-то найти.

Палатки работают с 20 вечера до 8 утра, но все разные по размерам: есть на 50 мест двухъярусных коек в два ряда, но есть и всего на 10-20 мест, и потому на ночь в них размещается менее 200 на весь город человек. Спят прямо в одежде, не раздеваясь, содержание каждого обходится минимум 200р. На поддержание тепла тепловыми пушками. Программу «Ночной автобус» с раздачей в палатку горячих обедов из тарелки супа, куска хлеба, чая и сладкой булочки, на которые жертвуют религиозные организации, городские кафе и булочные. (В год волонтеры раздают примерно 32 -33 тыс. порций горячего супа и кормят порядка 5, 5 тыс. бездомных).  На мобильный санитарно-социальный центр с оказанием хоть какой-то медицинской помощи очень уж пожилым и инвалидам. Такими сезонными мерами помощи охватывается максимум до 500 человек из примерно 60 тыс. в городе, ну а утром, когда уже станции метро открываются, «пациенты» уходят, чтобы продолжать как-то там, внутри или около, греться и подумать как бы и где добыть себе хоть какую-то на день пищу.

А теперь о единственном в городе приюте «Ночлежка», куда ежегодно приходят по 4-5 тыс., кто или нуждается в срочной помощи или еще не утратил хоть какой-то человеческий интерес к своему дальнейшему существованию. На втором этаже располагаются двухъярусные койки на 40 мужчин, на третьем – на 12 женщин, т.е. всего на 54 человека, отчего здесь кров за год находят чуть более 200 бездомных. На первом этаже небольшая кухня и комнатка со стиральной машиной и сушилкой, где постояльцы стирают одежду свою по графику, а их постельное белье отвозят в прачечную. Но главное, на 4-ом этаже – канцелярия, где можно обратиться к социальным работникам и получить совет юриста. С этого года во дворе установили две душевые кабины, за день могут помыться до 40 человек, надо только обратиться к дежурному, который откроет кабину, выдаст предметы гигиены, свежее нижнее белье и носки. Одновременно бездомный может постирать свою верхнюю одежду в той самой бесплатной «Культурной прачечной», приведя себя в порядок, имеет уже шанс найти хоть какую-нибудь работу.

Срок пребывания сюда «зашедших» – от нескольких недель до нескольких лет, в зависимости от ситуации. Начиная хотя бы с того, что заходить сюда из-за необратимых изменений в своем поведении многие просто боятся, ибо такие социальные навыки, как, помыться и почистить зубы, через 2-3 месяца уже теряются. Почему какое-то время и нужно просто на привыкание здесь, и с принятием для себя обязательного главного условия – трезвого образа жизни. Далее «пациенты» получают по их требованию одежду, им оказывается психологическая помощь для возвращения к обычной жизни и начинается процесс восстановления или получения всеми нуждающимися паспортов и полисов ОМС (за год их порядка 200 и получают), чтобы с ними устроиться в медицинское или социальное учреждение постоянного пребывания, найти работу и жилье. За годы существования организация смогла оказать помощь примерно 100 тыс. бездомных, работают в ней 15-18 штатных сотрудников, которым помогают до 300 добровольцев.

А судьба остальных 55 тыс. отверженных, кто никуда не заходит или уже и заходить не хочет, в подавляющем большинстве такова, что, как говорится, «finita la commedia, господа». «Finita» со сроком дожития, как и моей «знакомой» у метро –  2…3, максимум 4 года, после чего все эти парии «культурной столицы» где-то и заканчивают свое бренное пребывание в ней. Их, таких бездомных «петербуржцев» бесследно «исчезает» более тысячи в год, многим еще просто приходится ампутировать обмороженные ноги-руки, о чем беспокоятся соцслужбы и благотворительные фонды. Но жизням тех отверженных пришел их конец, амба, «finita», и их безликие и безвестные трупы спецмашины с улиц забирают. Сначала с доставкой в отделения судмедэкспертизы, где до 2-х недель ждут хоть какого-то возможного опознания. Ну а затем их, неопознанных и никем невостребованных, или сжигают в крематории, чтобы потом прах развеять на площадке под небольшим обелиском «Покойтесь с миром», или же в целлофановых пакетах хоронят в общих могилах под номерными табличками без каких-либо имен и дат.

Таковы судьбы всех ушедших в мир иной париев «северной культурной столицы» Людей, у которых когда-то была и первая любовь, и работа, и возможные дети. Но ничего в людской памяти не остается, ничего, будто на земле людской их не было и вообще.  И от всего этого ужаса, кошмара, кромешного позора волосы еще не встают? Было хоть что-то подобное в Советское время? Знали, кто такие «бомжи» «без определенного места жительства»? Да, абсолютно нет, носителей такого определения в СССР, просто не могло быть. А сейчас в РФ до 3 млн. таких опустившихся деградировавших «отверженных», что 2% населения. Как и свыше 20 млн. просто живущих за чертой нищеты.  И Кто виноват? Ответа не будет. Это цена так называемых, проводимых над населением «реформ», а виновные вину не признают. Никогда. Только «вперед»! К колоссальному личному обогащению. Сменяя или «покупая» друг у друга Власть. Уже 28 лет. «Ни шагу назад!»

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!