ОНИ НЕ ВЕДАЮТ ЧТО ТВОРЯТ. (часть 2)

admin Газета, Статьи из газеты №27 (2016)

В статье от 30 июня 2016 №25 «Они не ведают что творят», я писал о проблемах, которые создаёт сегодня своим гражданам власть. Именно власть создала тяжёлую ситуацию, которая имеет место сегодня. Например, лечение бронхиальной астмы, рассеянного склероза (РС), системной красной волчанки (СКВ), Бокового Амиотрофического Склероза (БАС). На так называемом Западе, это заболевание называется болезнь Мотонейрона, экземы, правильнее было бы название «экзематоиды», хронические заболевания сердечнососудистой системы, которые пытаются лечить оперативно стентированием или аортокоронарным шунтированием (АКШ). «Лечением», например, гипертонической болезни, которое часто заканчивается инсультом или инфарктом миокарда. Или, например, тоже так называемое лечение транспортной системы сосудов нижних конечностей (тромбофлебит, варикозное расширение вен), воспалительные язвенные процессы желудочно-кишечного тракта, полиартриты, артроз, коксоартрозы. Причины всех этих заболеваний известны, и они легко устранимы, если их правильно лечить, а не создавать дополнительные проблемы вместо лечения, что у нас и делается повсеместно. Медицина и её развитие довольно длительное время где-то с половины 20-го века находится в руках преступников, которые не ведают, что творят, и сознательно направляют развитие медицины в противоположную от здоровья сторону. Бдительно следят за врачами, которые надели белый халат для того, чтобы учиться лечить и создавать способы восстановления здоровья, к которым мы плотно подошли в конце 20-го века. Именно поэтому Институт Курортологии превратили в Институт Оздоровительной Медицины, а в городах создали кафедры «Восстановительной Медицины». Еще раньше до этого на Западе работали кафедры Реабилитации, Реадаптации и Лечебной Физкультуры. Соответственно, выходил журнал, который назывался так же. Я получал его. Сейчас этот журнал и кафедры исчезли. Какая-то тупая и хорошо финансируемая мафия прекратила существование дисциплин и медицинских учреждений, которые занимались натуральными физиологическими способами восстановления здоровья. Остались очаговые медицинские заведения, в которых частично сохранилось это направление. Как, например, Нантернский Университет в Париже. Зато усиленно рекламируются, так называемые, суперклиники для богатых пациентов. В этих клиниках имеются самолёты, вертолёты, наземный транспорт для доставки очень богатых пациентов в эти суперклиники с любой точки мира. Даже если внимательно присмотреться к рекламным материалам, то там, кроме приличной мебели, евроремонта и очень высоких цен, больше ничего нет. Показывают железки со светящимися лампочками как суперприборы, обладающие волшебным действием или суперлекарства, которые здорово«лечат». На самом деле это обыкновенное вранье, рассчитанное для, так называемых, хотя бы более менее разбирающихся в сути острого или хронического воспалительного процесса. Самые шустрые пациенты находят где-то единичные варианты удачливых докторов, которые читают книжки и пытаются соображать, а точнее изображать супер-работу. Естественно, если они берут тот список заболеваний который я перечислил выше, то результата там не может быть, потому что мышление организаторов или, так называемых, специалистов, направлено на обильный доход и хорошее юридическое прикрытие, как правило бездарной работы в этом плане, хорошо поставленное дело рекламы различного фуфла в Израиле, Германии, США и в Арабских Эмиратах, особенно в последние 10 -15 лет. Там орудуют и наши химики в белых халатах. За огромные деньги они отправили на тот свет актёра Абдулова, певицу Зыкину, и еще несколько десятков человек, которые очень известны. Медицина превратилась в подлый античеловеческий бизнес, а если сказать точнее, это — открытое преступление, организованное международной мафией, которую финансируют Ротшильды и им подобные. Далее я хотел бы остановиться на чудесах, которые в течении уже 50-ти с лишним лет творятся вокруг бронхиальной астмы. Это заболевание,ещё 40 лет назад стало излечимо, и если бы,«наши ведущие пульмонологические институты, к примеру, московский и наш питерский, не занимались бы откровенным враньём и освободили бы дорогу для истинных врачей и убрали бы мошенников, то мы бы в России еще 40 лет назад покончили бы с бронхиальной астмой, элементарно научив наших дезориентированных медиков эффективным способам лечения простудных и вирусных заболеваний дыхательной системы. Я как-то в одной из своих статей рассказывал о своём выступлении с лекцией о современных способах восстановления здоровья у больных бронхиальной астмой и профилактике этого, так называемого, неизлечимого заболевания. Поэтому, когда ко мне сегодня приходит очередной ребенок-астматик или молодой человек, страдающий бронхиальной астмой, с горечью думаю: «А ведь они даже могли и не знать о существовании этого заболевания при нормальной постановке дела и хорошо организованной, тщательно продуманной, профилактике заболевания. « Но люди продолжают заболевать бронхиальной астмой, потому что, так называемое, лечение простудных заболеваний четко направлено на развитие глубокого воспалительного процесса и бронхиальной астмы. Именно на это направлена деятельность Институтов Пульмонологии Санкт-Петербурга и Москвы. Я выступал в обоих институтах с докладом «О современных возможностях медицины сегодня в плане полного восстановления здоровья больных бронхиальной астмой». А профилактика заболеваемости бронхиальной астмой – это правильной лечение острых простудных заболеваний и гриппа.

А теперь я хотел бы последовательно, в сокращенном варианте рассказать, кто и как современную медицину превращал в обыкновенный маразм. В Ленинград я приехал в 1978 году с готовым способом лечения бронхиальной астмы. Амбулаторная методика была разработана достаточно хорошо, а так называемая стационарная методика требовала доработки, но уже достаточно эффективно применялась у больных, страдающих гормонозависимой формой бронхиальной астмы, для чего она и была создана. Приехал после предварительной договоренности о моей работе с представителями Администрации Первого Мед. Института и руководством больницы №9 на Крестовском острове, где планировалось создать на втором этаже Центр по лечению пациентов с бронхиальной астмой. Я был принят на работу в Девятую больницу, а недалеко от больницы в две трамвайных остановки получил две комнаты в коммуналке, а другие две комнаты занимал сосед, мой ровесник. В общем-то, мы с ним нашли общий язык, и проблем не было. Казалось бы, можно осуществлять свою мечту. Как вдруг мне звонит главный врач девятой больницы Жунько: «Александр Иванович, по распоряжению Баскаковой, заместителя начальника отдела кадров горздравотдела, вы переводитесь в поликлинику №34» — сказал Жунько скороговоркой и бросил трубку. Я позвонил своим людям. Мне ответили: «Да. К сожалению, придется перейти, но в качестве заведующего межрайонным, пульмонологическим кабинетом. Вы сможете продолжить заниматься бронхиальной астмой. Через месяц меня направили на повышение квалификации в ГИДУВ для заведующих пульмонологическими отделениями. После чего я вернулся в поликлинику и активно занялся астматиками и легочниками. Три раза в неделю по вечерам на третьем этаже в большом холле я проводил занятия с больными бронхиальной астмой, и надо сказать весьма успешно. Слава пошла по городу, и ко мне потянулись астматики. Они занимали весь зал. Приходило по девяносто человек. Имевшие место трудности меня особенно не волновали, потому что передо мной стояла конкретная цель – создать центр по лечению бронхиальной астмы, с постепенным раскручиванием его на международном уровне. Первые шаги мне помог сделать академик Федор Григорьевич Углов. И первые удачные случаи лечения мы получили с В.Н. Головиным. Брали почти брошенных уже безнадежных астматиков, и после нескольких процедур они у нас могли работать, гулять по городу. Осталось только продолжить лечение самым тяжелым больным, чтобы довести оздоровительный процесс в самих легких до удовлетворительного состояния функции сердечно-легочной системы, с дальнейшим закреплением полученных результатов.

Дело было летом в июле месяце. Из отпуска возвращается зав. по клинике профессор Зубцовский. Я надеялся на его поддержку, но он повел себя как-то странно. Стал копаться в историях болезней, требовать с меня какие-то справки на больных, которых я вёл в палате. И стал просто мешать проводить дальнейшую работу. А когда нужно было взять больную на очередную процедуру, он не разрешил это делать. Я объяснил, что этого нельзя делать, потому что заболевание может вернуться, причем в очень тяжелой форме, и наоборот, если продолжить, то она обязательно выздоровеет. Но мои доводы никак не подействовали на Зубцовского, он продолжал свою политику. Задачей его было — остановить начатую мою работу. Может быть еще потому, что по кафедре и клинике пошли разговоры, что второй этаж могут отдать под Суханова. Мое обращение к Углову Федору Григорьевичу не помогло. Но Федор Григорьевич переговорил с зав. кафедрой госпитальной хирургии ВМА, и я стал на правах вольнонаемного без ставки проводить свои исследования в этой клинике. Я быстро освоил гибкий японский бронхоскоп «Олимпус». С жестким бронхоскопом я работал достаточно профессионально. Под руководством заведующего отделением, я и несколько офицеров, с помощью Олимпуса, реже – с жестким бронхоскопом, проводили обследования пациентов с подозрением на рак легкого, которых нам присылали из поликлиник и больниц. Дела мои двигались неплохо. Работал я на два отделения. Оба полковника, заведующие отделениями, были довольны. Но почему-то стал выражать неудовольствие зав. кафедрой генерал Лыткин. Как-то он остановил меня в коридоре, стал допрашивать, чем занимаюсь. Я доложил, что по поручению полковника еду в другую клинику отвезти данные обследований зав. отделением. По тону разговора генерала я понял, что он недоволен мной. И я спросил: «Может, я что-то сделал не так, может, что-то не понял?» И вдруг услышал: «Ишь, чего захотел! Мы тут по двадцать лет землю роем, ищем, как лечить бронхиальную астму, а он — раз-два и готово». После этого он скомандовал: «Можете идти!». И я пошел выполнять поручение. Я не понимал, что с меня требуется, что я должен делать, чтобы генерал был доволен. Может быть, надо было дать деньги? Все — таки они мне хорошо помогли, военные. Но денег, у меня не так уж много было. У больных брать деньги я был не приучен. В местах, где я раньше работал, деньги с больных не брали. Поэтому я обратился к начальнику Академии Иванову с просьбой перевести меня на другую кафедру. И через несколько дней я уже оказался на кафедре легочной патологии и туберкулеза, где заведующим был полковник Рыбалко Валентин Васильевич. Через несколько месяцев он стал генералом и Главным фтизиатром армии. Где-то около года я поработал на кафедре Рыбалко. Занимался так же астматиками, легочниками. Затем горздравотдел потребовал, чтобы меня отдали в систему здравоохранения города. При этом они обещали дать мне постоянную прописку. Лимитная вскоре у меня заканчивалась. Все это я узнал от Валентина Васильевича Рыбалко, который начал разговор с того: «Вы уже состоявшийся доктор, ученый. У Вас свои апробированные способы лечения легочных заболеваний, своя школа. Вас хочет забрать горздравотдел у нас. Мой совет: вам надо создавать что-то свое, на своей территории. И продолжать дальше свою работу. Обязательно продолжать, не смотря ни на что».. «Валентин Васильевич, ведь они обманут, ничего не дадут. Опять начнется дикая травля». Он меня прервал: «Ну, Александр Иванович, все-таки, это солидные люди: зав. горздравотделом. Нам дали адрес поликлиники, где Вы получите свой кабинет». Мне хорошо было у этого человека. Я потом и сейчас всегда с благодарностью вспоминаю его. Дай Бог ему здоровья и всего, что он пожелает! Мне пришлось подчиниться, и я пошел работать в 32-ю поликлинику участковым терапевтом. С астматиками я занимался в арендованных, как правило, больших спортзалах и довольно успешно. Мне, конечно, помогали. И мне удалось отбиться от многих «наездов» на меня медицинских и немедицинских. Бронхиальная астма у меня шла все лучше и лучше. Я открыл филиал в Эстонии. Договорился с Новгородской областной больницей. И там и там проводил свою стационарную методику лечения. Эффективность была очень высокая, и поэтому пациенты приезжали и в Эстонию, и в Новгород на своих машинах, собирались группами по 15-20 человек. И караван автомобилей отправлялся к месту, где я проводил свои процедуры.

Наступила «перестройка». Мне удалось организовать кооператив на базе клинического санатория на Крестовском острове в отдельно стоящем двухэтажном здании. У меня был коллектив, и мы успешно двигались вперед. Была разработана методика лечения рассеянного склероза, системной красной волчанки, гипертонической болезни, головных болей и многое другое. А тут в 88-м году мне удалось получить трехэтажное здание на Белоостровской улице, толстые метровые стены, очень удобное местоположение, недалеко от метро и еще разные виды транспорта, на которых можно было подъехать к клинике. Здание было довольно сильно разрушено, первый этаж завален мусором. Когда мы мусор убрали, то под ним оказался куб льда, в который была замерзшая полная бутылка Русской водки 1953 года производства. В течение пяти месяцев своими силами был закончен ремонт и восстановление здания. И в мае 1990 года я ушел в свой новый директорский кабинет. С этого времени началась следующая эпоха моей борьбы за жизнь и дальнейшее профессиональное становление.

Продолжение следует. Далее – поездки за границу: Парма, мафия, Милан, Турин, хозяин автомобильного завода,Андриотти, Горбачев.

Профессор А. И. СУХАНОВ

31 июля, в помещении зала Петровский, за гостиницей Россия, состоится совещание руководства РСД и патриотов Санкт-Петербурга. Приглашаются все желающие вход свободный. Повестка дня подробно будет напечатана в следующих выпусках газеты, а пока только скажу, что речь пойдёт о способах борьбы и взаимоотношениях с чиновниками и работа комитета по науке и культуре РСД, поэтому настоятельно приглашаются учёные, академики, все, кого волнует судьба России, для создания учёного совета города.

Комитет по науке и культуре РСД обращается к гражданам города с просьбой материально поддержать уникальную газету «Новый Петербургъ». В следующем номере будут опубликованы реквизиты для оказания помощи.


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!