ОНИ ИСПОЛНИТЕЛИ ВОЛИ УРОДОВ

admin Газета, Статьи из газеты №32 (2016)

«Имей мужество пользоваться своим умом».

(Эммануил Кант).

 

Я написал эту статью 28 июля 2016 года, сегодня решил продолжить эту жизненно важную тему. Конечно, материал взят из моей жизни и практики, но его важность трудно переоценить. Я напомню, что тогда статья закончилась бездарным посещением поликлиники, где я работал. Главного терапевта района не предупредили о цели комиссии, но она объективно оценила мою работу с больными и различного рода приспособления, сделанные для удобства и лечения пациентов. Она была буквально восхищена увиденным и услышанным, пока не пришёл ассистент кафедры Федосеев Глеб Борисович. Он разъяснил ей цель собрания чиновников от медицины, чтобы скомпрометировать упрямого доктора, который упорно выполнял человеческий, профессиональный долг, не учитывая достижения странных людей, заправлявших в науке и лечении бронхиальной астмы совсем не в ту сторону, куда следовало бы двигаться. Комиссия, в конечном счёте, опростоволосилась и тихо ушла, но результатом этой авантюры явилось заключение, написанное творческим коллективом «странных людей», о котором я узнал несколько позднее, а пока, загоревший и отдохнувший, направился в свой кабинет. Ко мне подошла одна из сотрудниц и говорит: «Вам нужно наверх, там сейчас собрание».

Я поднялся в конференц-зал, он почти весь был заполнен сотрудниками поликлиники, врачами, медсёстрами и так далее. Я пошёл, присел недалеко от выхода, потому что нужно было идти работать. Увидев меня, главврач поднялся с места и за своим начальствующим столом произнёс: «Приказ по поликлинике №34». Я услышал, что я совершил каких-то три нарушения, правда, мне неизвестных, и мне вынесен выговор, вернее три выговора и меня увольняют по статье. Чтобы напустить еще больше страху на меня и на сотрудников, он так же сообщил, что «мы выселим из Ленинграда» и перечислил еще несколько страшных наказаний. Когда он закончил, я встал: «Наверное, я тоже могу сказать несколько слов». В ответ — молчание, и тогда я, не дожидаясь решения, продолжил. «Во-первых, чтобы объявить хотя бы один выговор, с меня должны были взять объяснения, за проступки которые я совершил, не зная об этом». До отпуска я и не подозревал, что меня ждет. « Понятно, что все, что произнес здесь Головахо (главврач), — откровенная ложь. Тем более, что два — три месяца назад, когда он направлял меня к очередному пациенту, актёру или режиссеру Ленфильма, он говорил: «Я пришлю к вам такого врача, что вы меня благодарить будете». И так далее. И вдруг такой поворот. А я знаю почему. Был звонок из райкома партии от заведующего медицинским отделом. «Почему так долго не увольняете? Уволить в ближайшее время». Я это знаю потому, что кроме этого негодяя, в райкоме партии еще остаются порядочные люди, но меня удивляете вы, доктора, врачи, медсёстры, почему вы молчите, видя этот подлый и лживый спектакль? Для вас это ничем хорошим не кончится. Через несколько лет, у меня проблем не будет, я отсужу, (правда, испортил трудовую книжку этот чудак), но у него тоже проблемы будут. Я подумал, что через два — три месяца Головахо пойдёт на работу участковым терапевтом. Выговоры с меня суд снял. Прошло какое-то время и, в связи с неприятностями, я решил сделать себе подарок, двадцать первую «волгу», не новую, но хорошую, тем более, что у меня был знакомый начальник школы ДОСАФ. Там мне эту машину отремонтировали, поменяли кое-что, и я покатил, сверкая хромированными частями машины. Утром, часов в девять, я остановился на светофоре, на Зверинской улице (там, где была раньше моя поликлиника), ждал, пока загорится зелёный свет. У меня появилось ощущение, что на меня кто-то смотрит. Я повернул голову налево и увидел Головахо, он стоял тоже на светофоре, с портфельчиком, направляясь теперь на свой участок в качестве участкового терапевта. Настроение у меня от этого, конечно, не поднялось, наоборот. С чего бы? Казалось бы, должно быть какое-то удовлетворение тем, что произошло с бывшим моим начальником, но я думал: « Что за уродство? Почему мы, русские люди, не можем жить дружно, честно, благородно в отношении друг с другом? А вот эти, другие, хитрые и изворотливые, с фамилией на «ич», почему они не могут жить в нашем обществе как нормальные люди? Хотя, если подумать, у них генетика такая, где живут — там и гадят. Так я размышлял, направляясь на службу. В то время я уже работал невропатологом в медсанчасти завода «Вибратор». Дело я своё знаю, лечить – умею, больничными не торговал, к пациентам относился доброжелательно, но строго. Попытки работяг в понедельник, после воскресной пьянки, получить больничный были бесполезны, Но если приходила женщина, рабочая, уставшая и замученная, я ей помогал, выписывал назначения, давал больничный на неделю и говорил: «Давай бери детей, иди в парк или лес, выспись вместе с детьми, делай упражнения в лесу, на свежем воздухе, через неделю придёшь, я закрою больничный». Глава медсанчасти — Чахнович Элеонора. Вела она себя непонятно, все время пыталась меня подловить на чем-то, искажала факты, но ничего существенного она придумать не могла, тогда она стала объявлять мне выговоры. На тринадцатом выговоре она остановилась. Потом она стала писать на меня жалобы, как мне сказал один из работников милиции:

« Что за баба? Бред какой-то несёт, на неё нельзя реагировать, даже если захочешь. Вы говорите, она вам уже 13 выговоров вынесла»? — «Да, тринадцать». Он продолжил. « Зачем столько, если у нее достаточно причин для того, чтобы расстаться с сотрудником»?    Таких жалоб было написано около 30-ти. Я продолжал работать, добивался выступления с докладами на педсовете, но мне под тем или иным предлогом отказывали 8 месяцев. Тогда я обратился ко второму секретарю обкома партии, звали его Александр Фёдорович, фамилию его я не помню. Он внимательно прочитал моё письмо, довольно короткое, минут 30 расспрашивал, что и как, затем при мне позвонил зам. председателя медсовета с достойно звучащей фамилией «Баранова».

« Вы в курсе по поводу доктора Суханова, который к вам обращался? В трубке пытались что-то объяснить, секретарь её прервал и спросил: « Когда вы дадите возможность, ему выступить»? В трубке опять попытались что-то объяснить, но секретарь опять продолжил: «Вы слышите, что я спрашиваю? Когда? Назовите мне число и время».

Затем он положил трубку и обратился ко мне: «Вас заслушают сразу после Нового года. Чтобы уточнить, позвоните Барановой. Сразу после Нового года, я позвонил Барановой, она мне ответила: «Да вы записаны на 16 января. 15 января мне позвонили и сказали, что на 16 января не получится, получится в конце месяца, и так переносы продлились до середины марта. Я снова позвонил Александру Фёдоровичу. Услышав мой голос, он спросил: «Ну как, Александр Иванович, выступили»? Я ответил: «Нет». — «Почему»? – последовал вопрос. Я рассказал о переносах. « Не кладите трубку, подождите минут десять». Он говорил по другому телефону, ругался, грозился сам на заседание прийти, потом сказал мне: « В тридцатых числах марта приходите на заседание, будете выступать третьим, а до этого, зайдите к секретарю медсовета (и он назвал имя мужчины). На следующий день я был у секретаря, и он сказал, что мы должны подготовить вместе с ним документы к медсовету, что и было сделано, заодно написали и решение медсовета. В назначенное число я пришёл с плакатами, и вместе со всеми ждал своей очереди. Пришла Баранова, заявила об открытии медсовета. «К сожалению, мы не сможем заслушать Александра Ивановича, который не предоставил справку (которая, как оказалась позже, совсем была не нужна. Народу было в зале много, потому что я обзвонил профессоров, зав. кафедрой. Всем было интересно моё выступление. Через два — три дня я позвонил секретарю обкома, тот с ходу спросил: «Ну, так что с выступлением»? Я рассказал все, как случилось, и услышал. « Ну, нет, так не пойдёт. Я услышал довольно серьёзный разговор, который начался с вопроса: «Когда у вас следующее заседание, 16 апреля? Так вот, я приду на это заседание и там должен выступить Суханов. Через несколько дней пришло письмо главврачу, где говорилось, что 16 апреля должно состоятся собрание медсовета, где должен был выступить я со своим докладом. 16 апреля я пришёл, и зал уже был полный, было много учёных, профессоров, зав. кафедрами. Я выступил, потом стали выступать присутствующие, все дружно поддержали мою работу. Было зачитано решение медсовета, согласно которого должны были мне выделить кабинет в поликлинике №104. Мой способ лечения бронхиальной астмы должен был быть напечатан в виде книжки и разослан по поликлиникам и больницам. Я принимал поздравления и, окрылённый успехом, пошёл домой. Надо сказать, что оригинал решения медсовета, который мы делали вместе с секретарём медсовета, я напечатал в двух экземплярах и один оставил себе. На следующий день я пошёл на работу в медсанчасть. Только я вошёл в кабинет, пришла сотрудница, показала мне приказ, что я уволен за вчерашний прогул на работе когда я выступал на медсовете. Правда, там не уточнялось, что я был на медсовете, о чём предварительно сообщил главврачу в телеграмме секретарь медсовета. Тогда я ушёл к секретарю медсовета: «Ну, он, наверно, не знает, что мне напечатали приказ об увольнении. По решению медсовета мне должны были выделить кабинет в поликлинике №104 и так далее. Поэтому я намерен завтра или послезавтра, работать в кабинете № 104 поликлиники, секретарь медсовета, не поднимая головы от стола,, пробормотал: «Мы не можем пока этого сделать, потому что вы сначала должны где-то устроиться на работу, а потом работать в 104-ой поликлинике в новом кабинете. Я пытался объяснить, что зав. медицинским отделом Петроградского района обзванивает главврачей и запрещает заключать со мной трудовые соглашения. «А что, решения медсовета ничего не значат»? — задал я вопрос. Тот пожал плечами и не ответил на мой вопрос. А через два дня ко мне в квартиру зашли пять дружинников с повестками, милиционер и двое соседей, которых взяли понятыми. «Проверка документов, где вы работаете?» Тогда я стал думать, что мне делать, до этого недели за две по просьбе одного главного врача больницы я лечил его жену с сильнейшим полиартритом. Дела пошли хорошо, при очередном его визите ко мне, он позвал меня в отдельную комнату и сказал: «Я уверен, что ты понимаешь, я при должности, рисковать не хочется, но мы можем сделать так. Я взял с собой чистую трудовую книжку, оформим тебя как положено и делаю запись о приёме на работу. Поставлю печать, всё как положено и если придёт опять эта команда, требовать, где ты работаешь, ты покажи трудовую книжку, открой место, где стоит штамп, дата, а вот место работы показывать не обязательно». Прошло дня три-четыре, и снова вечером нагрянула команда дружинников с милиционерами. Я показал трудовую, так, как мне сказали, и команда удалилась. И тут я вспомнил, что у меня есть знакомый в управлении МВД на очень приличной должности. Я позвонил ему, объяснил ситуацию.

    « Ну, доктор ты даёшь! Надо было сразу позвонить. То, что они вытворяют, это хамство и шантаж, больше они не придут к тебе, и с трудоустройством мы тоже решим. Еще к нам за лимитом придут. Позвони дня через два-три, я скажу, куда тебе нужно подойти». Через несколько дней он позвонил мне сам.

« Бери трудовую, документы, иди, оформляйся».

Таким образом, у меня снова началась новая жизнь, а через полтора года я уволился, и создал кооператив, это был 1988 год. Но все, что со мной произошло, помогло мне понять, что есть какая-то особая мафия, которая стоит над государством и над органами управления этим государством. Они не боятся ни КГБ, ни МВД, у них своя политика, четко направленная против государства российского и на уничтожение грамотных, преданных России людей. И уже на этом уровне нужно научиться жить и работать. Поэтому следующее столкновение у меня с ними произошло, уже, когда я построил собственную клинику. Три года мне не давали лицензию, а без лицензии не подписывали продление аренды, тогда все это возглавлял Маневич. Я пришёл к нему, и он мне честно сказал:

«Александр Иванович, на нашем уровне это не решить, это надо идти выше». Маневич мне еще сказал: «Будет бумага из Москвы, тогда мы подпишем моментально». Потом ко мне пришел знакомый, русский человек, настоящий патриот, я объяснил ему ситуацию и он поехал в Москву. Бумагу привезли, я получил в аренду клинику, которую уже почти выкупил. Такую же бумагу захотела председатель лицензионной комиссии. Бумагу она получила, естественно выдала мне лицензию, и через несколько дней её понизили в должности. Сегодня ситуация примерно такая. Я сейчас думаю, что делать? Решить всё тихо или немного пошуметь? И последнее, несколько слов по поводу автопробега мира « Берлин – Москва». Произошло достаточно много полезных и интересных встреч на международном уровне. Как и следовало ожидать, наши СМИ дружно молчали и до начало автопробега и во время пробега и после. Правительственные круги Европы организовали мощное военно-политическое движение, на правительственном уровне, которое дружно поддерживают СМИ Запада и наше, тем самым подчёркивая свою тотальную глупость и недальновидность в оценке событий, которые происходят сегодня и могут обрушиться на нас завтра. Сирию бомбят американцы, в основном, населенные пункты, идёт битва за Алеппо. В Новороссии украинские фашисты в упор расстреливают Донецк и Луганск. Война уже маячит за дверями, народ объединяется. Наше Русское Социалистическое Движение прилагает достаточно усилий, чтобы наладить контакты с патриотами Германии, Италии, Америки. Остальные, это видимо либероиды, их не слышно и не видно, поэтому встреча немцев была организована довольно хило. Глава Красносельского района Никольский Евгений Владимирович замечательно выступил и пригласил немцев приехать в следующем году, что было принято с восторгом. Угостили, немного подкормили, но нужно было бы это сделать лучше, потому что мы – Петербург, поэтому к следующей встрече нужно подготавливать Комитет по работе с друзьями России.

 

Профессор А. И. Суханов

 

Следующее собрание патриотов состоится в зале «Петровский» гостиницы «Россия», 04 сентября 2016, в 17:00. Главная тема: «Разработка мер по прекращению способов воровства бюджетных денег в правительстве, в депутатском корпусе. Второе: восстановление крупного патриотического славянского движения в Петербурге и в Москве. Третье: выступление по просьбам и письмам граждан. Четвёртое: Выступление представителя учёного совета РСД.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!