ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

admin Газета, Статьи из газеты №8 (2018) 0 Comments

8 сентября 1941г. замкнулось блокадное кольцо Ленинграда,

продовольствие к ноябрю стало заканчиваться, и люди от истощения под бомбежками и обстрелами стали умирать. И все более,

более, ибо пришла, надвигалась еще и лютая жуткая зима, а ленинградцы, видя и понимая это, продолжали, тем не менее, жить, работать и защищать город. Помощь им–любой, пусть даже и самой невероятной ценой была архи нужна, но к этому времени захвачено и

оккупировано было уже и более 2/3 огромной Ленинградской области, в состав которой входило 12 городов областного подчинения,

в том числе такие, как Новгород, Псков, Боровичи, Старая Русса,

Шлиссельбург, и 72 района.

Жители также оказались в тяжелейшем положении, их расстреливали и сжигали, угоняли в лагеря, однако сопротивления

своего, как и ленинградцы, не прекратили, и в тылу врага был

создан первый в истории Великой Отечественной войны Партизанский край. И был это, условно, прямоугольник, верх которого,

между Дном и Старой Руссой, с запада на восток–до 90 км, и низ–

на 120 км, с севера на юг, ниже–между Бежаницами и Холмом, образовывал около 11 кв. км его территории. И, нет, фашисты были

и здесь, и старост своих везде насажали, однако поскольку эта,

затерянная среди лесов и болот российская глубинка особо стратегического значения для них не имела, гарнизоны свои размещать там, не стали. И все районы эти (Дновский, Белебелковский,

Дедовичский, Поддорский, Залучский, Ашевский и др.), подкрепленные еще и ушедшими в леса партизанами, продолжили жить

как в советское время. Центром Края стали Дедовичи, и были это

400 деревень, в которых в виде сельсоветов, особо не афишируясь,

действовали парторганизации, перед которыми люди отчитывались за выполнение плана по посевной, работали 53 школы и медпункты, издавались листовки и газеты, и, главное, осуществлялась связь с партизанами. Обеспечение людей, ушедших в леса,

да еще с семьями, легло тяжким бременем на мирных жителей, и

представляло огромный риск, тем более что за похлебку от фашистов находились и «желающие» земляков своих «сдать»–и у тех за

помощь партизанам сжигали не только дома, но целые деревни.

Неоднократно предпринимали попытки, и подавить сопротивление на этой земле, однако каждый раз получали решительный

отпор, и Партизанский край жил и боролся.

И не только за себя, а, зная какое положение в блокадном Ленинграде, шли на выручку и ему, правда, сначала, по возможности,

не напрямую, а через тылы снабжения 1-го стрелкового корпуса наших войск, к которым партизаны Края могли прорваться. И

в первой половине января 1942г. для этого было собрано 2 обоза:

Поддорский отряд (с. Поддорье, 62 км от Старой Руссы) собрал 1

134 пуда хлеба, 3 195 пудов картофеля, 140 пудов мяса, 2 200 пудов

сена–всего 150 подвод, что потом было переправлено в Ленинград,

а Залучская (с. Залучье, 44 км от Старой Руссы) партизанская бригада, собрав много своих продуктов, обменяла их на продукты корпуса. И в Ленинград было отправлено 455 банок консервов, 145 кг

мяса, 910 кг соленой рыбы, 219 кг комбижира, 3 280 кг круп, 26 866

кг картофеля и сотни килограммов лука, сушеных грибов, творога.

Но в ночь на 22 февраля партийное собрание в д. Круглово

приняло решение помочь ленинградцев уже напрямую. Через

линию фронта! Самим! И обоз этот еще нужно было как-то

собрать! А как, если средств, связи с утопающими в снегу деревнями нет, да еще и сбор, и перевозку продуктов нужно организовать так, чтобы ни о чем не узнали немцы. И так появилась «агитационная бригада», которую тепло встречали и–кто

что мог, обрекая себя на недоедание, из скудных запасов своих

отдавали. Причем даже в сожженных деревнях. А сборщики

скрупулезно: кто, что и сколько сдал–записывали, и так деревни Семеновщина и Нивки Дедовичского района обеспечили 80

центнеров мяса, 94–ржи, 25–пшеницы, 56–гороха, 132–овса,

238 кг крупы, 51–масла, всего на 161 подводу. Белебелковский

район снарядил их 37 (Переездовский сельсовет дал 420 кг продуктов, Шушеловский–180 кг), Поддорский и Ашевский–25, а

всего набралось 223.

Хранилось, пряталось все, естественно, в разных местах, ибо

знали о происходящем, в том числе и из предательских источников–и немцы. Знали, поначалу думая, что речь идет о переброске

продуктов по воздуху, однако за всеми участниками этой грандиозной акции началась настоящая охота. В деревни врывались немецкие отряды, организаторов продовольственного сбора нещадно расстреливали, а если бы в руки попали еще и несколько толстых тетрадей с записями сдавших–страшно даже представить,

чем бы все это могло кончиться. И так, рыщущие по следу, уже

накануне отправления, фашисты нагрянули в одну из деревень,

зашли в дом, где жила женщина с детьми, и потребовали выдать

«склад»: «Не скажешь–сгоришь». Сарай, где лежали продукты,

был рядом, но она сказала, что ничего не знает–и дом сожгли, она

с детьми стала жить в землянке, но бесценный груз был спасен. А

весь он, поделенный на части, хранился в соседних деревнях, и

отправляться решили в ночь на 5 марта от д. Нивки Поддорского

района.

Для безопасности, на случай бомбежки, разбились на 7 групп

по два-три десятка подвод, а маршрут был намечен через деревни

Мухарево, Татинец, Глотово, реку Полисть, вокруг озера Прудское к д. Заполье, где в ночь на 8 марта должны были соединиться

с подводами из Белебелковского района. А далее деревни Иванцево, Андроново, через Рдейские болота к д. Лопари, где должна

была состояться последняя сборная встреча всех подвод, с которыми в Остров, Шинково, Новички к «границе» Партизанского

края, дороге Старая Русса-Холм. Из Нивок вышли под охраной 60

партизан и 80 бойцов группы самообороны, а возчиков подобрали полегче: 30 женщин и подростки. Двигались только ночами, не

разводя костров, а впереди шли разведчики, выбирая безопасные

проходы. Обошли по целине занятое немцами Заполье, где подсоединились «Белебелковцы», а Березовку, где обоз остановился

на дневку (подводы были спрятаны в ближайших лесах), немцы,

поскольку о движении обоза знали и на бреющем полете местность прочесывали–«на всякий случай» зажигательными пулями

обстреляли. Дома загорелись, но никто из партизан и местных

жителей на улицу не выбежал, и, решив, что деревня брошена,

немцы улетели.

Но далее непроходимые Рдейские болота, спасали морозы под

«минус 40», однако кое-где вода все равно проступала, и рубить

приходилось деревья и делать гать, где-то сани, все-таки, проваливались и в болото незамерзающее. Однако 120 км пути за неделю прошли, у Лопарей 11марта все 223 подводы продуктов и

30 с фуражом для лошадей окончательно соединились, и в промежутке между деревнями Каменка и Жемчугово Новгородской

области, где у немцев сплошной линии обороны не было–линию

фронта решили переходить. Партизанская разведка соединилась

с фронтовой, и в назначенный час коридор шириной 1,5 км оцепили автоматчики. Стремительно летящие сани преодолели рубежную дорогу Старая Русса–Холм, немцы спохватились, завязался короткий бой, несколько лошадей были убиты и возчики их

выпрягали и тащили подводы сами, но обоз линию фронта почти

в полном составе перешел и в расположение частей 8-й гвардейской дивизии им. Панфилова вышел.

В советском тылу возчики прошли с подводами деревни Поручка, Долгая, Острова, и прибыли на ст. Черный Дор Осташковского района, где продукты перегрузили на поезд и отвезли в

д. Кобону на берегу Ладоги. Откуда на полуторках через Дорогу

жизни отправили в Ленинград, куда 19 марта драгоценный груз

прибыл. На Большой земле его уже ждали, однако, поскольку в

город по тому же пути из Партизанского края спешно выехала и

пересекла линию фронта в том же, где и обоз, месте делегация

партизан и колхозников–официально датой прибытия стало 29

марта.

В Смольном их торжественно принял первый секретарь Ленинградского обкома партии А. Жданов, которому они передали

трофейный автомат и квитанцию о внесении в сбербанк 26 756 р.

и 80 коп., собранных их земляками для нужд обороны. Вручили и

13 тетрадок–приветственное письмо с 3 тыс. подписей партизан и

колхозников, взяв которое в руки, Жданов, прослезился и припал

к нему губами. Было и еще одно письмо дорогому товарищу Сталину, который за блестяще проведенную операцию поблагодарил,

а все делегаты были награждены.

42 тонны продуктов спасли очень многих ленинградцев, в

Партизанском крае собирать их продолжили, и в апреле, собрав

еще 110 подвод, подобно тому, как это делалось в январе, доставили также. Однако главное, основное снабжение в Ленинград с

Большой земли шло по Дороге Жизни по льду Ладожского озера,

которая, с таянием льда, функционирование свое не прекратила

и перевозка с весны сменилась навигацией по воде на баржах.

Охрану обеспечивали зенитно-артиллерийские дивизии и истребительские авиаполки, по воде в 1942г. было доставлено 350 тыс.

тонн продовольствия, и, помимо этого, крупный рогатый скот и

лошади. А Партизанский край, к сожалению, в сентябре 1942г.

свое существование прекратил–фашисты стерли с лица земли

деревни и людей, которые там жили, почти все герои, участвовавшие в переброске обоза в Ленинград, погибли–и надеяться на

помощь оттуда было уже не от кого.

Потому шла подготовка к сооружению ледовой трассы на

зиму 1942-1943 гг., и предполагалось, кроме автодороги, проложить по льду и узкоколейную железную дорогу грузооборотом 2

тыс. т/ сутки. 20 декабря на трассе было открыто движение для

гужевого транспорта, 24 декабря–для автомобильного, на 18 января 1943г. было построено 9,3 км дороги широкой колеи и 14,5

км узкоколейки, однако 18 января войсками Ленинградского и

Волховского фронтов состоялся долгожданный блокады прорыв.

Был освобожден Шлиссельбург, 20 января до него на ответвлении

ледовой дороги от островов Зеленцы было открыто движение, и

хотя достигнутый военный успех был достаточно скромен–ширина коридора, связавшего город со страной, была всего 8-11 км, но

она была! Работы по строительству железной дороги через Ладогу

были свернуты, а чтобы поезд из Волховстроя в Ленинград через

Шлиссельбург мог добраться, в обход уже Ладожского озера, всего

за 17 дней уложили, вырубая леса и засыпая болота, 33 км временного пути Поляны–Шлиссельбург. Возвели 3 моста, один из которых низководная переправа через Неву в 1300 м, и переоценить

значение всего этого просто невозможно. Один состав перевозил

столько же, сколько тысяча грузовиков-полуторок и назвали путь

Дорогой Победы, однако железнодорожники «коридором смерти»–он насквозь простреливался немцами, стоявшими на Синявинских высотах.

5 февраля так долгожданный поезд из Волховстроя в Ленинград прибыл, но не сразу на Финляндский вокзал–там готовили

торжественную встречу, а на одной из станций поставили его на

время в отстой. А 7 февраля 1943г. он–самый Первый с «Большой Земли» к пятой платформе Финляндского вокзала подошел,

и продовольствие из Челябинска в Ленинград доставил! Ледовая

дорога через Ладожское озеро работала до 30 марта 1943г., поездов в Ленинград к концу мая 1943-го стало приходить уже до 35 в

сутки, а Дорога Победы, когда блокада была полностью 27 января

1944г. снята, 10 марта 1944г. существование свое прекратила. Сообщение было полностью восстановлено через Мгу, а Первые, кто

Ленинград прибывал выручать — были такими. Слава и Память им!

ГЕННАДИЙ ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *