ОН СОЗДАВАЛ АРМИЮ

admin Газета, Статьи из газеты №31 (2016)

В этом году, 10 июля, 200-летие со дня рождения Дмитрия Алексеевича Милютина, но если сейчас спросить, кто это такой, с большой долей вероятности будет полная тишина. Если спросить, кто такой граф Милютин, прояснится, что он жил в царское время. Если же добавить, что это царский военный министр с 20-летним стажем и последний из русских имперский генерал-фельдмаршал, то ясным тогда становится, что он неплохо, видно, и воевал, но только вот где, когда и в какие годы? Однако, хотя воевал он действительно хорошо, свое главное признание Дмитрий Алексеевич заслужил совсем другим, заслужил тем, что был «великим трудолюбцем», как называли его современники, и провел военные реформы, главной из которых явилась замена рекрутского набора всеобщей воинской повинностью. Таким образом, он впервые в истории создал организованную Русскую армию, многие принципы которой сохранились даже и до наших дней.

А родился Дмитрий Милютин 10 июля (28 июня) 1816г. в небогатой дворянской семье, учился в гимназии и в университетском благородном пансионе (1829-1832), где проявил большие способности к математике и в 16 лет составил и издал «Руководство к съемке планов». Затем служил юнкером и прапорщиком в артиллерийской бригаде (1833-1835), учился в Императорской военной академии (1835-1839), став там подпоручиком и поручиком. И за отличные успехи в учебе (награждением малой серебряной медалью с занесением его имени на мраморную доску Академии) в 1837г. был причислен к Гвардейскому генеральному штабу с написанием статей по-военному и математическому отделам. В 1839г. командирован в Отдельный Кавказский округ, где получил боевое крещение в военной операции против Шамиля и его последователей, которая победоносно закончилась 20 августа, но сам Шамиль успел бежать. Дмитрий был ранен в правое плечо, награжден орденом Святого Станислава 3-ей степени и орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом, произведен в капитаны. На Кавказе оставался до 1844 г., принимал участие во многих стычках с горцами. Напечатал «Наставление к занятию, обороне и атаке лесов, строений, деревень и других местных предметов», за что в 1845г. был назначен профессором Императорской военной академии по кафедре военной географии и статистики.

С 1848г.
состоял еще и по особым поручениям при военном министре, а в 1852г. увидел свет его главный научный труд «История войны 1799 г. между Россией и Францией» с классическим исследованием Итальянского похода Суворова, за что Академия наук присудила ему полную Демидовскую премию с избранием своим членом-корреспондентом.
Но в 1854г. грянула Крымская война, в которой, несмотря на героическое сопротивление, русская армия потерпела поражение, и это заставило Дмитрия Алексеевича уже серьезно задуматься над необходимостью ее реформирования. В 1856г. он выступил с инициативой издания журнала «Военный сборник» и
был назначен начальником Главного штаба Кавказской армии. Провел там реорганизацию управления войсками и военными учреждениями края, и при его непосредственном участии в 1859г. был разработан план военных операций по занятию аула Тандо и овладению укрепленным аулом Гуниб, где и был взят в плен Шамиль, после чего военные действия в восточной части Кавказа закончились. Получил за это чин генерал-адьютанта свиты Его Императорского Величества, в 1860г. был назначен товарищем военного министра, а в 1861 г. занял и должность военного министра.

На ней находился в течение 20 лет, но с самого начала своей административной деятельности приступил к составлению общей программы реформ, стремясь сделать русскую армию современной, отвечающей вызовам времени. А задачи министерства в то время были очень сложны: нужно было реорганизовать все устройство и управление армией, все стороны военного быта, давно уже во многом отставшего от требований жизни, но Дмитрий Алексеевич был решительным, убежденным и стойким поборником обновления России в духе начал справедливости и равенства. Имел довольно близкие отношения с людьми из окружения В. Белинского и А. Герцена, был лично знаком с

Н. Чернышевским. Повлияла на решение провести военную реформу и франко-прусская война 1870 г., когда прусская армия, созданная на основе всеобщей воинской повинности, наголову разбила французскую. Вся Европа была поражена тем, что немцы смогли так быстро собрать огромное войско, которое обрушилось на Францию и буквально смело ее, и встал вопрос: если бы сейчас началась крупная европейская война, смогла бы Россия мобилизовать столько солдат из резерва, как это удалось Пруссии? И как подготовить необходимое количество офицеров?

И вывод был сделан окончательный: в России пора и надо менять рекрутский набор на ВСЕОБЩУЮ воинскую повинность! Ибо вот как прежде формировалась русская армия? Да именно и только за счет этого самого рекрутского набора, по которому военная служба являлась обязательной для крепостных и государственных крестьян, мещан, солдатских детей и вообще для лиц податных сословий, но большую часть призываемых составляли, все-таки, крестьяне. Которых брали с 17 лет, и в каждом селе заранее расписывали, кому в этот год идти в рекруты, а «мир», то есть сельский сход этот список утверждал. Забирали, прежде всего, из «многорабочих» семей, однако, поскольку выбор был достаточно субъективным, такой порядок вызывал множество жалоб и потому постепенно перешли к жеребьевке. Нередко участь крепостных крестьян зависела от воли помещика, который мог отдать какого-либо своего крепостного по собственному желанию в зачет будущих наборов, и нередко — за совершенные проступки. Кроме того, помещики порой жульничали: им было невыгодно отдавать в армию здоровых молодых работящих крестьян, и они отправляли больных, хромых и так далее, а чтобы их приняли, давали взятки. И, кроме того, нанимали в армию и так называемых «охотников», то есть добровольцев, и если крестьянин в армию рекрутом идти не хотел, но мог найти себе замену, то сам туда и не шел. Только вот «охотника» нужно было очень сильно уговорить, еще лучше — напоить, чтобы тот дал согласие служить четверть века. Но самое главное, придя в рекрутское присутствие, он должен был публично подтвердить свое желание, и, конечно, в нравственном отношении такие «охотники» были не самыми лучшими солдатами.

Крестьян забирали самых разных — от безусых юнцов до крепких мужиков, по уставу 1831г. уже от 20 до 35 лет, но у которых все равно уже были семья и дети, и потому в народе рекрутский набор считался наказанием сродни каторге. Да и как не считать, если до 1849г. рекрутам брили лбы (отсюда термин «забрить»), переодевали в серую (почти арестантскую) одежду и заковывали, как каторжников, в колодки, чтобы не убежали. Почему их и провожали в армию почти как покойников, ибо надежды увидеть их вновь почти не было — сроки их службы были сумасшедшими: до 1793г. — пожизненными, затем — 25 лет, а с 1834г. стали увольнять после 15 — 20 лет, и в деревнях стоял рев, плач, пели жалостливые песни. Набирали раз в год, а в случае войны по несколько раз и, например, за трехлетнюю Крымскую войну было шесть усиленных рекрутских наборов. И в то же время
огромное количество обитателей окраин Российской империи в армию вообще не брали по рекрутскому набору, например, «инородцев», как тогда говорили, в том числе крымских татар и жителей Кавказа (там до 1864г. происходило «замирение»). Не призывали в армию купцов (они платили рекрутский налог), дворян, детей священников, жителей Сибири (по причине их малочисленности), разного рода колонистов. Кроме того, от армии можно было просто «откосить», ибо с 1831г. правительство стало выпускать рекрутские зачетные квитанции — и не хочешь идти в армию, так плати деньги. И, хотя сумма и была внушительной, тем не менее, от всех этих тонкостей и возможностей, в среднем в армию уходили от пяти до десяти человек из тысячи потенциально годных к службе. И также появилась целая когорта «бессрочно отпускных» — солдат, уволенных из армии (сегодня бы их назвали резервистами).


Вот все это Дмитрию Алексеевичу очень не нравилось, и, прежде всего, надо было нравственно изменить принцип комплектования, чтобы набор в армию не был наказанием, и крайне отяготительная для народа рекрутская повинность была отменена. Однако провести столь радикальные преобразования в царской России оперативно было просто невозможно, и потому двинулся Милютин к намеченной им реформе поэтапно, подготавливая все для ее окончательного проведения. Так исходатайствовал он Высочайшее повеление о сокращении срока воинской службы с 25 лет до 16. Была сокращена и численность армии в мирное время с миллиона до 700 тыс., при хорошо подготовленных, обученных до полумиллиона резервах. Постепенно отменяли самые, как тогда считалось, «варварские» обычаи, унижавшие человеческое достоинство, например, прежде, когда рекруты проходили медицинское освидетельствование, их практически публично раздевали догола и в таком виде вводили в воинское присутствие. Такой порядок отменили и теперь в присутствие входили в нижней рубахе. Одновременно был принят ряд мер к улучшению быта солдат: их пищи, жилища, обмундирования; начато обучение солдат грамоте, и особенно заметно сказалось влияние Дмитрия Алексеевича при издании закона 17 апреля 1863г. об отмене жестоких уголовных наказаний: шпицрутенов, плетей, розог, клеймения, приковывания к тележке и т. п.

Была проведена и реформа военно-учебных заведений для распространения образования в среде войска, число военных учебных заведений было увеличено, повышен уровень научных требований при производстве в офицеры, для чего преобразованиям подверглись и средние, и высшие военные школы. Причем Милютин стремился освободить их от преждевременной специализации, расширяя программу в духе общего образования, изгоняя старые педагогические приемы, заменяя кадетские корпуса военными гимназиями, а в 1864г. были учреждены и юнкерские училища. При Николаевской академии Генерального штаба был устроен дополнительный курс, основанные Милютиным в 1866г. юридические офицерские классы в 1867 г. были переименованы в военно-юридическую академию. А в Государственном совете при рассмотрении судебных уставов он стоял за строгое проведение основ рационального судопроизводства и, как только были открыты новые гласные суды, счел нужным выработать и для военного ведомства новый военно-судебный устав (15 мая 1867г.), вполне согласованный с основными принципами судебных уставов (устность, гласность, состязательное начало).

И вот после всей такой подготовительной работы вполне можно было уже подбираться и к самому главному: взамен позорной рекрутчины распространить на все население, чтобы «сглаживать сословную рознь», всесословную воинскую повинность. И в начале октября 1870г., Милютин пишет первое положение устава: «Защита отечества от внешних врагов есть священная обязанность», которое в окончательном виде звучало так: «Защита престола и отечества есть священная обязанность КАЖДОГО русского подданного». В ноябре по этому поводу вышло высочайшее повеление Александра II о распространении воинской повинности «на ВСЕ вообще сословия в государстве» и были образованы две комиссии: одна — для разработки «Положения о воинской повинности», другая — для составления «Положения о запасных, местных и резервных войсках и государственном ополчении». И за 2 года они решили вопросы о сроках службы и льготах по отбыванию воинской повинности, о возрасте призываемых на службу и денежных расходах по призыву, о вольноопределяющихся и об отношении к получению образования.

Причем в части последнего всеобщая воинская повинность даже как бы стимулировала молодежь к получению образования, поскольку выпускники гимназий служили всего 1,5 года, трех-четырехлетней школы – 3 — 4 года, и крестьяне в деревнях на свои деньги стали открывать школы, чтобы дать детям образование и таким образом сократить им сроки службы. А те, кто был связан с учебой в университетах, имели, во-первых, отсрочки для окончания образования, а во-вторых, для тех, кто университетский диплом уже имел, срок действительной службы ограничивался всего 3 месяцами. Кроме того, устав предусматривал и льготы, если в семье при не способном к труду отце был единственный сын, или были малолетние братья и сестры. Наконец, всеобщая воинская повинность заставила обратить внимание на здоровье будущих солдат, а оно было далеко от идеала и каждый год больше 20 тыс. новобранцев из армии по его состоянию просто увольняли. Почему в некоторых учебных заведениях стали вводить новую дисциплину — военную гимнастику, и чрезвычайно важен целый ряд мер по реорганизации больничной и санитарной части в войсках — Милютину русское общество обязано и основанием для этой цели женских врачебных курсов.

И вот вся такая система комплектования армии, переход от рекрутских наборов к всеобщей воинской повинности вела к главному: служба перестала быть наказанием, и те, кто служили, срок службы имели: 6 лет в армии (после чего человек еще 9 лет оставался в запасе) и 7 — на флоте (3 года в запасе). Что уже не вело и к разрушению семей, тем более что позднее сроки стали и сокращаться: в 1883 г. — до 5 лет, в 1906 г. — до 3-4. И после баталий в Государственном совете весь предложенный Милютиным проект реформы был полностью утвержден, а рескрипт Александра II от 11 января 1874г. поручал ему, как министру приводить закон в исполнение «в том же духе, в каком он составлен». Что не вызвало, правда, одобрения у воспитанных на привилегиях высших классов, коими они никак не желали поступаться, а купцы даже вызывались, в случае освобождения их от повинности, за свой счет содержать инвалидов. И, тем не менее, по новому уставу воинская повинность стала всеобщей, в том числе призыву стали подлежать и те народы, которые прежде от службы были освобождены: крымские татары, башкиры, немцы, а с 1887 г. к отбыванию воинской повинности на особых условиях (денежный налог, охотники) стали привлекать и горцев Кавказа. Было реорганизовано центральное военное управление, учреждена военно-окружная система (образованы округа), переустроены кадры, организованы офицерские собрания, реорганизовано интендантство. Кроме учебных команд, в которых был в 1873 г. установлен 3-годичный курс, были заведены ротные школы, в 1875 г. изданы общие правила для обучения, и, помимо издания книг и журналов для солдатского чтения, были приняты меры к развитию обучения и самих солдат.

И в Русско-турецкой войне 1877-78гг, это молодое, преобразованное войско, воспитанное без розог и в духе гуманности, блестяще оправдало все ожидания преобразователей, за что высочайшим рескриптом от 30 августа 1878г. Дмитрий Алексеевич Милютин был возведен в графское достоинство. В 1881г. он вышел в отставку, но в 1898 г. за все свои многочисленные заслуги перед страной и армией последним из русских произведен в генерал-фельдмаршалы. Оставшись членом Государственного совета, почти безвыездно жил до конца своей долгой жизни в Крыму в своем приморском имении Симеиз, где в своих поздних трудах уделял большое внимание техническому оснащению вооруженных сил, в частности автомобилям, и его применению в боевых действиях. Скончался в Симеизе 7 февраля (25 января) 1912г. в возрасте 95 лет, отпевание было совершено в Севастополе, после чего его тело было отправлено в Москву и захоронено на кладбище Новодевичьего монастыря. По его завещанию были учреждены мужская и женская стипендии для детей беднейших офицеров 121-го Пензенского пехотного полка, шефом которого он являлся с 17 апреля 1877г., а незадолго до смерти Пензенской городской Думой ему было присвоено звание Почетного гражданина.

Вот таким он был, этот граф, генерал-фельдмаршал, преобразователь и организатор новой Русской армии Дмитрий Алексеевич Милютин. Слава ему и Память!

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!